КОСМИЧЕСКАЯ ЭТИКА - Рассвет Сварога
Четверг, 23.11.2017, 23:33
ПОИСК по форуму
Форма входа

Статистика

НОВОЕ на форуме
  • Медитация ,как способ саморазвития личности. (76)
  • Психологические проблемы (217)
  • Мы и наши дети (250)
  • О сексе (38)
  • Наши мужчины (42)
  • Женщина. Мужчина. Их отношения (324)
  • Мир и войны на Земле ... (211)
  • Путь Духовного Развития (103)
  • Осторожно! Это вредно... (168)
  • Астероиды, метеоры, кометы... (235)
  • Влияние продуктов питания на человека (237)
  • ОНКОЛОГИЯ (102)
  • Психология старости (21)
  • Коррупция, Улюкаев, Политические секты (18)
  • Интересные факты и открытия (256)
  • РУНЫ

    Руна дня



    © «Astral-Vision»
    Ссылки


    Приветствую Вас Гость | RSS
    ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА - Космическая Этика
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    Страница 1 из 212»
    Модератор форума: Макошь, Сева 
    Космическая Этика » РУСЬ, СЛАВЯНЕ, БОГИ » ПРАЗДНИКИ и ИСТОРИЯ СЛАВЯН » ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА
    ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА
    МакошьДата: Понедельник, 06.04.2015, 16:03 | Сообщение # 1
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал

    Богдан Хмельницкий

    ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА И УКРАИНОФИЛЬСКАЯ ПРОПАГАНДА

    Добровольное воссоединение Украины с Россией в 1654 году под руководством гетмана Богдана Хмельницкого — исторический факт, который пытались и пытаются извратить враги восточных славян.

    Строго документальная и довольно объективная монография выдающегося историка Николая Ивановича Костомарова (Санкт-Петербург, 1884), на основе которой написан данный очерк, противостоит этим извращениям.

    Уже более столетия данный труд не теряет своей актуальности.

    В наше время, когда возникла очередная опасность раскола культурно-исторического единства славян, книга Костомарова «Богдан Хмельницкий» нуждается в широкой популяризации и высвечивании ее основных положений.

    В этом предназначение нашей работы, сделанной специально для журнала «Наследие предков».

    Автор: Юрий Шилов

    Исторический журнал Наследие предков №5
     
    МакошьДата: Понедельник, 06.04.2015, 16:09 | Сообщение # 2
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал
    ПРЕДТЕЧИ ХМЕЛЬНИЦКОГО

    Неверно полагать, что Богдан Хмельницкий лишь по своему разумению и власти осуществил воссоединение Малой Руси с Русью Великой. У него было немало предшественников.

    И была наряду с общенародной тягой общественная среда, в которой веками, начиная с тяжких лет татаро-монгольского нашествия, вызревала идея воссоздания единой Руси. Такую среду составляли казаки.

    Накопилось немало гипотез о происхождении казачества (по-украински — «козачество»).

    Н.И.Костомаров, стоявший у истоков данных исследований и опиравшийся на документы не ранее рубежа XV-XVI веков, находил истоки казачества в ордынской среде (в переводе с татарского языка означает также «.бродяги»), откуда это «вольное воинство» появилось затем и у русских.

    Однако, народные легенды низовьев Днепра, — где казачество проявилось впервые, связуют его появление уже с изгнанием хазар из Киева (в IX веке), со змиеборцами Кузьмой и Демьяном и даже со всадником-первопредком из Савур-могилы или Савурюги.

    Последнее датируется никак не позже IV тысячелетия до Рождества Христова, то есть до зарождения арийских племен. И хотя оформление казачества, в современном его понимании, тогда и там представляется невероятным, с многочисленными фактами сохранения у казаков Поднепровья древних арийских традиций необходимо считаться (См. Шилов Ю.А. Прародина ариев.— К., 1995.)

    Казаки, которых поначалу именовали черкасами, впервые предстали организованной воинской силой в конце 40-х годов XIII века. Данная организация сложилась как синтез половецких чирыкисов («людей войска», которые несли пограничную службу на юге Руси) и остатков русских дружин, побежденных было нашествием ордынцев Батыя. Этот синтез и породил козацкое воинство, в течение нескольких лет освободившее будущую Украину от татаро-монгольских захватчиков.

    Чрезвычайно важно то обстоятельство, что казачество было если и не продолжателем, то уж, во всяком случае, хранителем тех традиций дохристианской культуры Руси, которые не умерли после ее крещения и ордынского нашествия. Образ Казака Мамая, доныне почитаемый украинцами, — реминисценция всадника-первопредка или арийского Спасителя Гандхарвы (Шилов Ю.А. Гандхарва — арийский Спаситель. М„ 1997).

    Интеллектуальной элитой казачества доныне считаются рахманы, известные также как характерники. Наука все более уверенно связывает их с арийскими брахманами и аратто-лелегско-венедскими или же этрусскими куритами, высшими жреческими кастами IV-I тыс. до Р.Х.

    Можно согласиться с Н.И.Костомаровым в том, что с XVII века казачество начало утрачивать былые позиции и к нему «примазывались кто ни попадя». Однако здоровое ядро продолжало существовать до второй половины XX века.

    В конце 60-х годов XVI века Сигизмунд Август добился соединения Великого княжества Литовского с Польским королевством. При этом к Польше отошла большая часть территории нынешней Украины. Хотя законодательные акты засвидетельствовали равенство поляков и русичей, но то, что писалось на бумаге, не соблюдалось на деле.

    На деле началось ополячивание дворянской верхушки, с одной стороны, и тяготение простолюдинов к казачеству как к хранителю русских свобод и традиций, с другой стороны. Вот почему уже следующий за Сигизмундом король Стефан Баторий принялся целенаправленно искоренять казаков. С этой целью они были объединены в шесть полков по тысяче человек в каждом, над которыми поставлен был гетман. Направляя таким образом элиту, паны не забывали также о народных массах. Здесь главным средством обуздания стала уния (церковно-латинское «единство»), точнее — соединение греческой (православной) церкви с римской (католической).

    Уния, исходившая из Ватикана, также на словах декларировала равенство вероисповеданий, но иезуиты позаботились о принятии неравноправного закона, фактически утверждающего главенство Римского папы. Причем уния предназначалась лишь для простолюдинов, дворяне же обращались в католиков.

    Третьей бедой украинского народа стали евреи (прежде, как и в других языках, их называли «жидами»), которых как польское, так и русское панство все шире использовало в качестве откупщиков-посредников между собой и народом. Доходило до того, что жиды держали у себя ключи от церквей, и всякий, кто имел надобность совершать брак или крещение, должен был платить жиду-арендатору» (Костомаров. стр. 130).

    «Все должно было ополячиться и окатоличиться, если бы, на беду польским и римско-католическим затеям, не стояло против них козачество, вооруженное, крепкое, составлявшее цвет и материальную силу русского народа» (с. 33), — пишет Н.И.Костомаров, указывая также на то обстоятельство, что в данный расклад сил изначально вмешивались турки и крымские татары.

    Попытка Стефана Батория уничтожить казачество или хотя бы свести его к минимуму реестровыми списками привела лишь к ослаблению обороноспособности Речи Посполитой против татарских набегов.

    На этом тяжком пути к свободе история казачества выдвинула несколько видных предшественников Хмельницкого.

    Уже при введении католико-православной унии вспыхнуло восстание казаков под предводительством Северина Наливайко и Григория Лободы. Последний был преемником гетмана Криштофа Косинского, самочинно избранного казаками и возглавившего восстание 1593 года, которое было направлено не только против польских помещиков, но и королевской власти.

    Наливайко же, будучи сотником у князя Константина Острожского (украинца по происхождению, тайного противника унии и защитника Православия), поначалу участвовал в разгроме авантюриста Косинского, но затем под воздействием обстоятельств личного плана решил продолжить начатое убитым гетманом дело. Сблизившись с Лободой. он поднял в 1595 году на восстание не одно лишь казачество, но и народные массы.

    В это время православные архиереи собрались было ехать в Рим одобрять унию, но восставшие, первым делом взяли епископский город Луцк, а затем Слуцк, Могилев, Пинск. Однако они не смогли победить польской армии. Оказавшись в безвыходном положении, казаки по наущению Наливайко казнили Лободу. Позже, уже по требованию поляков, им выдали Наливайко.

    После восстаний 1593-1596 годов Польша во второй раз попыталась уничтожить казачество. Но к тому времени уже сложилась Запорожская Сечь, острова и чащобы которой принимали бежавший от шляхты народ и без реестровых списков, без лишних формальностей обращали в украинское казачество. Поэтому карательные меры Польши имели силу лишь на бумаге, а реальные обстоятельства развивались своим чередом.

    Вышеупомянутый князь Острожский и другие, почитавшие Православие, не вконец ополяченные, дворяне украинского происхождения тайно или явно покровительствовали казачеству. При этом не по чьим-то политическим козням, а вполне естественно, с народных сил, началось сближение с родственной, православной Россией. «Всего более помогли возрастанию козачества украинские паны: Вишневецкие, Сапеги, Зборовские и проч., выводившие толпы своевольных Козаков в Московское государство.

    Под знаменами самозванцев, в шайках Лисовского и Сапеги, в войске Сигизмунда под Смоленском и в земских ополчениях Ляпунова и Пожарского служили козаки. Некоторые близорукие паны были сначала довольны, что своевольные люди всякого звания и состояния покидают польские владения и находят себе поприще в чужом государстве. Скоро они обманулись. Казацкая удаль так разрослась, что обширная Московщина не могла вытянуть из Украины всего козачества; в то время, когда одни козаки то терзали Московское Государство, то починяли его, другие дрались с татарами и ходили на море грабить турок» (с. 43-44).

    В это время выступила в недрах русского Православия энергичная личность — Петр Могила: ученый, горячий оратор, владевший даром убеждения так же хорошо, как мечом. Был он также вкрадчив и хитер, этот потомок молдавских князей. Во время сейма Могила овладел умами своих единоверцев — дворян, давал им советы, подвигал к настойчивости, и так их очаровал, что все видели в нем залог спасения веры» (с. 84-85). Став впоследствии митрополитом, Петр Могила всячески покровительствовал казакам, заботился об их умственном и духовном развитии, «ободрял к восстанию».

    С целью укрепления своих взаимоотношений и укрощения украинского казачества, Турция и Польша начали согласованное строительство крепостей в зоне Запорожской Сечи. В 1635 году, возвращаясь из морского похода против Стамбула, казачий атаман Сулима взял одну из таких крепостей над Днепром, но был схвачен поляками. При этом отчетливо наметился раскол между реестровыми, подчиненными Польше, и запорожскими казаками. Первые надеялись обрести улучшение своего положения предательской расправой над Сулимой, однако кроме королевской похвалы и пустых обещаний ничего не получили взамен. Тогда они частично присоединились к восстанию соратника казненного Сулимы, запорожца Павлюка (крещенного турка, именовавшегося также Полурусом).

    Летом 1636 года Павлюк разослал по Украине универсал, призывавший в казачество весь народ:
    «Всяк, кто пожелает быть козаком, не должен быть принуждаем к подданству панам». Себя он назначил главой не только казачества, но и, фактически, всей Малой Руси.

    Наряду с разгромом шляхты планировалось «жечь костелы и убивать католических духовных, искоренять унию; соединиться против поляков с донскими казаками, наконец, отдаться московскому царю и признать его государем над всей Украиной» (с. 99).

    В ответ коронный гетман реестровых казаков пригрозил, что если восставшие не останутся в послушании Речи Посполитой, то она решится «истребить навсегда имя козацкое». Ввиду натиска польской армии, Павлюк-Полурус намеревался призвать на помощь крымских татар, но был предан реестровыми казаками, а в феврале 1638 года казнен.

    Вырвавшие победу поляки учинили террор. «Повсюду виднелись виселицы с трупами и колья с взоткнутыми на них головами, в городах и селах слышались стоны бичуемых до крови и старых и малых за то единственно, что они русского рода; церкви того вероисповедания, во имя которого русские поднимали оружие, предавались поруганию.

    От таких утеснении народ толпами бежал в Московское Государство, где царь давал украинцам привольные земли для поселения; другие бежали в Сечь, а третьи кланялись поляку, по выражению современника, как волк, упавший в яму, явно перед ним проклинали «дружину», а втайне готовили своим братьям продовольствие и порох» (с. 116).

    Между тем соратники Полуруса, Скидан и Остранин, а позже Гуня и Филоненко, продолжали восстание. Они нанесли польской армии несколько чувствительных поражений, однако в конце концов, были побеждены. Особая «заслуга» в этом принадлежала ярому католику-униату Иеремии Вишневецкому.

    Трое же из вышеуказанных предводителей скрылись в Московии. Они открыли путь и другим; не хотевшие возвращаться в хлопское состояние и видеть поругание отеческой веры казаки толпами переселялись туда и водворялись на привольных и плодоносных полях нынешней курской и харьковской губерний (с. 129).

    Россия не представлялась украинцам-переселенцам раем. Однако владычество Польши «сталось хуже турецкой неволи. Полковники и все старшины шляхтичи обращались с ними, даже с реестровыми казаками, как с рабами». Только набеги татар на Речь Посполитую, усиливавшиеся по мере притеснения казачества, вынуждали шляхту считаться с украинской вольницей и ослаблять репрессии.

    Трудовой народ угнетался безмерно! Это признавали даже сами поляки. Один из католических священников того времени писал: «Увлекаемые непомерной роскошью, распространившейся во всей Польше, паны утесняют бедных подданных, продают их в работы жидам, отдавая им в аренду имения, а в Украине не дозволяют схизматикам (православным) вступать в брак и крестить младенцев, не заплатив жиду особого налога; а это особенно дурно потому, что жиды ищут детской крови (для иудейских жертвоприношений)) (129-130). Данное свидетельство подтверждают и украинские летописи.

    Далее, когда столкнемся со зверствами Хмельнитчины, будем помнить о том, что то был ответ полякам и евреям за их вековое надругательство над украинским народом. То была ответная реакция народа, доведенного геноцидом до нечеловеческих мук и погибели, которая выплеснулась на своих истребителей.
    .
     
    МакошьДата: Понедельник, 06.04.2015, 16:16 | Сообщение # 3
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал
    СТАНОВЛЕНИЕ ГЕТМАНА

    В этих драматических условиях в Малоросии и выдвинулся народный вождь — Богдан Хмельницкий, который смог спасти ее от иноземного ига и гибели.

    Род будущего вождя происходил, по-видимому, из ополяченного дворянства люблинского воеводства, но когда Хмельницкий стал ощущать свою историческую миссию, то назвался потомком молдавских володарей Богданов.

    В молодых годах, защищая Молдавию от турков, Богдан (от рождения — Зиновий) попал в плен. В этой же битве погиб его отец — Михаил Хмельницкий, сотник чигиринского полка реестровых казаков войска польского. Два года плена не пропали даром для Хмельницкого-сына: в Турции он выучился языку и постиг неславянские нравы. Впоследствии это очень ему пригодилось. Равно как и предыдущее обучение у иезуитов, от которых он усвоил латинскую грамоту.

    Выкупленный из плена, Хмельницкий вернулся на королевскую службу и вскоре заслужил саблю из рук государя за храбрость в войне с Россией. То были годы, когда атаман Сулима воевал с турками на море, а затем брал польскую крепость Кодак на Днепре. После его гибели, в 1636 году Зиновий-Богдан, занявший пост своего павшего в битве родителя, был в числе посланцев от реестровых казаков, которые жаловались королю Владиславу на притеснения со стороны польской военщины. Немного спустя, став писарем при коронном гетмане, Хмельницкий хоть и вынужденно, но содействовал подавлению восстания Павлюка-Полуруса. продолжателем дела которого вскоре сделался сам.

    Наряду с немногими другими казаками из реестровой старшины грамотный писарь стал доверенным лицом короля Владислава, оказав ему важные услуги в тайной дипломатии. Основой ее стала подготовка войны с Турцией. Государь намеревался опираться в этом рискованном предприятии на казаков, а предводительство поручить Хмельницкому.

    Такой ход событий вызвал зависть шляхетной старшины к радевшему о простолюдинах писарю. Завистник Чаплинский по сговору с патроном захватил у Хмельницкого отцовское имение, увел невенчанную (вторую) жену-польку и забил (избил?) десятилетнего сына.

    В поисках правды казачий писарь тщетно обращался к чигиринскому старосте, затем в суд, в сенат и, наконец, к королю. Последний посоветовал Хмельницкому:

    «Силе следует противопоставить силу: ты также воин. Если Чаплинский смог найти себе приятелей и товарищей, и ты можешь найти. Пора бы, кажется, всем вам вспомнить, что вы воины; у вас есть сабли: кто вам запрещает постоять за себя?» (с. 173).

    Эти слова окончательно подвигли Богдана на месть «панам-ляхам не за свою только обиду, но за попрание веры русской и за поругание народа русского!» Так проповедовал он по пути из Варшавы на родину, вовлекая в свой замысел православных священников и казаков. А те ему отвечали: «Ежечасно молим мы Бога, чтобы он послал кого-нибудь для отмщения наших несчастий! Принимай оружие, станем с тобой; поднимется земля Русская, как никогда еще не поднималась» (с. 174).

    Так личные невзгоды подтолкнули бывшего шляхтича, врага Московии и польского ига, на вождизм и харизму, на ратоборство за священную правду.

    Богдан Хмельницкий, будучи высокообразованным, поднаторевшим в дипломатии и военном искусстве казацким вождем, повел восстание куда более основательно и тонко, нежели его предшественники. Прежде всего он обнародовал тайны жалованной грамоты короля Владислава и предсмертного благословения на восстание митрополита Петра Могилы, где содержалось проклятие тем, кто проявит трусость.

    Близким к себе казакам Богдан открыл и свой стратегический план: «Нельзя нам обойтись без чужого пособия. Я думаю, ни у кого нам нельзя просить помощи, кроме москалей и татар: все другие соседи слабы или скорее вступятся за поляков, чем за нас... Сказал бы я, просить москалей: они православные, и ради одной с нами веры могли бы за нас вступиться; но их в недавнее время победили поляки... Едва ли можно будет их упросить. С татарами труднее сойтись, но можно сыграть на секретном замысле польского короля на подготовке войны с Турцией силами казаков.

    Последующая дипломатия Хмельницкого в отношении Крымского ханства основывалась на том, что он ставил его перед выбором: либо казачество реализовывает замысел Польши, либо татары помогают Украине освободиться от польского ига и замысел этот предотвратить. Вышеуказанный план сразу же был одобрен заговорщиками: «Пан Хмельницкий советует нам самое лучшее и самое легкое. Помоги ему, Господи Боже!» (с. 177).

    У Богдана хватило такта тотчас не принять от соратников предложенное ему гетманство: силу зависти он уже отведал. А вот избежать доноса и пленения Хмельницкому не удалось. Впрочем, Всевышний уже начал покровительствовать своему харизматику. Легко освободившись из плена, Богдан вместе с сыном Тимошем бежал на Сечь и принялся собирать там отряд. С этого момента его личность и действия оказываются под пристальным вниманием царского двора России.

    Обосновав свой полутысячный отряд на одном из островов у Сечи, Хмельницкий с сыном и своей знатнейшей старшиной в марте 1648 тайно отбыл к крымскому хану. Во имя союза против Польши пришлось принести клятву верности и оставить в залог юного Тимоша.

    По возвращении с союзниками на Сечь, Богдан принял знаки гетманской власти, уже давно присланные ему королем Владиславом. Однако с официальным титулованием просил повременить до признания себя реестровыми казаками.

    Тактический расчет себя оправдал. Присоединение реестровых к запорожцам в момент окружения ими польского войска под Желтыми Водами обернулось не только разгромом поляков, но и священнодействием для всех казаков: «Клянемся тебе, и приходим служить верою и правдою Церкви святой и матери нашей Украине!» Хмельницкий, с белым знаменем мира в руке и на белом коне, отвечал своему войску: «Все народы защищают жизнь свою и свободу; звери и птицы делают то же: на то Бог дал им зубы и кости. Или нам оставаться невольниками в собственной земле своей? Поляки отняли у нас честь, вольность, веру и все это в благодарность за то, что мы проливали кровь, обороняя и расширяя Польское королевство!.. Бедные мученики, погибшие от злодеев, просят вас отметить за них и за всю Украину’» (с. 195).

    Светлая победа казаков под Желтыми Водами развязала и темные страсти украинского народа, поколениями копившиеся в его исстрадавшемся сознании. Казаки, а тем более необученные воинскому искусству простолюдины, выражали свою месть с самозабвеньем и жестокостью. Особенно туго пришлось жидам, как богатым, так и бедным. Искореняя «семя авраамово» и «антихристову веру», разъяренные толпы мстителей не разбирали, где арендаторы, а где и полунищий народ. Впрочем, кое-где даже в зверствах прослеживалась логика. Так, по свидетельству одного из раввинов, «свитки Закона были извлечены из синагог; козаки плясали на них и пили водку, а потом клали на них иудеев и резали без милосердия» (с.223-224).

    Подобные сцены происходили повсеместно. Тысячи жертв были брошены в колодцы заживо, засыпаны землей и сожжены. Досталось также костелам и ксендзам, а заодно прихожанам-полякам, и даже украинцам из униатов. Вместе с тем, как это и бывает обычно в моменты всенародных трагедий, зверство сочеталось с карнавальным разгулом и пьяными, грубыми шутками.

    В мае 1648, вскоре после разгрома поляков на Желтых Водах, внезапно скончался король Владислав. Ходили слухи, что его отравили. Печальное событие развязало руки Хмельницкому, вынужденному было воевать против своего благодетеля. Однако дело тут было не только в личности Владислава. Гетману не хотелось воевать и против нового короля. Ему ненавистно было засилье шляхты. Вообще, Богдан прекрасно различал сферы компетенции короля, сейма, народа. Мастерски играя на противоречиях, он предпочитал уладить проблему независимости Украины не войною, а миром.

    Дипломатическим ходом Богдана Хмельницкого стало сдерживание наметившегося военного сближения Польши с Россией, направленного против Турции. Этот союз замышлялся еще королем Владиславом. Мятежный Хмельницкий, вынужденно «побратавшийся» с крымским ханом, тем самым едва не обратил против Украины указанный союз. Молниеносная победа над поляками под Желтыми Водами отвела от Украины угрозу одновременной войны с Россией и Польшей, а также позволила письменно объясниться пред царским двором. «Желали бы мы самодержца-государя такого в своей земле, как ваша царская вельможность, православный христианский царю... Уверяем ваше царское величество: если б на то была воля Божия и твой царский поспех тотчас наступить на эти государства [Польшу и Крым], немедля, мы, со всем войском запорожским, готовы услужить вашей царской вельможности» (с. 216-217).

    Увы, в 1648 году Божьей воли на то не случилось: Великая Русь не могла еще действенно поддержать Малую Русь, которую продолжали разорять и враждебные поляки, и союзные татары.

    Восстание в Малой Руси отозвалось и в Руси Белой, уже подготовленной к тому не только противостоянием трудящихся засилию литовско-польских господ, но и походом Северина Наливайко, предтечи Богдана Хмельницкого.

    Теперь поход казаков на территорию соседнего кровнородственного государства возглавил Головацкий. Вслед за ним организовался белорусский отряд Небабы, атаковавший неправославных. Действиями подобных отрядов были взяты Гомель, Лоев, Брахив, Пинск, а у Горволы казаки разбили правительственное войско.

    Между тем, войска Хмельницкого продолжали освобождать от поляков Малороссию. В кокце сентября польское ополчение понесло поражение ни волынской речке Пиляве. Польша оказалась ослабленной и казачество рвалось ее уничтожить. Однако Хмельницкий уразумел, что такая расправа приведет к международьой изоляции Украины и вызовет противодействие всей Европы. Особенно опасался он разрыва налаживавшихся отношений с Великороссией.

    В такой обстановке пришлось хитрить не только с врагами, но и с друзьями. Все еще не принимая гетманства, Богдан отвел народный гнев украинцев от временно беззащитной Варшавы и направил основное войско на Львов, исконно русский, но к тому времени уже ополяченный город. Отвергнув было предложение сдаться без боя, его жители попытались защищаться, но после взятия казаками предместий, они вынуждены были принять условия осаждающих. Требования свелись, главным образом, к денежной контрибуции, необходимой победителям для выплаты татарским союзникам.

    В целом, взятие Львова, богатейшего города Речи Посполитой, приняло характер не столько войны, сколько торговой тяжбы. Не без умысла Богдана Хмельницкого карнавальное начало здесь явно возобладало над кровавым. Так, захватив православный собор св. Юры, осаждавшие его казаки принялись грабить церковную утварь, а на увещевания священников и прихожан отвечали: «Вы хоть сами одной веры с нами, да у вас деньги лядские, за то вас и надобно карать».

    Впоследствии казаки твердо придерживались договора и больше не беспокоили Львов. Мимо города казацкие отряды Хмельницкого проходили мирно, без разгула, потому что гетман строго запретил им это. «О, если бы у нас в коронном войске была такая дисциплина!», — говорили тогда поляки (с. 275-281).

    Взятие Львова показало силу Богдана и как дипломата, и как военачальника, и как харизматического, народного вождя. Стремясь утвердить и узаконить свое положение, Хмельницкий навязал польскому сейму избрание королем Яна Казимира, который в знак благодарности, а также с дипломатическими целями, официально утвердил мятежного вождя в звании гетмана. Это произошло в ноябре 1648 — феврале 1649 годов.

    В это же время Богдан пережил душевный надлом. Н.И.Костомаров полагает, что между новоизбранными королем и гетманом существовал некий предварительный уговор, не полно стью выполненный первым из них. Судя по всему, гетман надеялся получить от короля если и не независимость, то хотя бы автономию Малой Руси.

    Однако еще до принятия гетманской власти Богдан Хмельницкий разочаровался в своих надеждах и убедился в неизбежности затяжной кровопролитной войны, сопряженной с изощреннейшей дипломатией. По прибытию с войском в Киев народный вождь стал грустен; «что-то странное явилось в его характере: он то постился и молился, долго лежал ниц перед образами в храме; то советовался с колдунами, которых держал при себе три, и, пьяный, пел думы своего сочинения; то был ласков в обращении со всеми, то суров и надменен; козачество все прощало ему» (с. 296).

    Между тем, приутихшая была война разгорелась вновь. Иерусалимский патриарх Паисий по пути в Москву благословил Хмельницкого от имени всего православного мира на искоренение римско-католической унии.

    Вопреки прежним расчетам гетмана, официальное утверждение его в этом звании, состоявшееся принародно в начале февраля в Переяславе, превратилось в фарс. Когда посланник короля передавал Богдану грамоту, знамя и булаву, в казачьей толпе раздались голоса: «На вищо вы, ляхи, принесли нам си цяцьки? Знаем мы вас; хотите упьять нас у неволю приборкати!» (с. 305).

    Оказавшись пред выбором: либо стать королевским ставленником, либо утвердиться народным вождем, Богдан Хмельницкий, хоть и неуверенно, но выбрал второе. В соответствии с этим решением стали меняться его планы и действия.
    .
     
    МакошьДата: Понедельник, 06.04.2015, 16:22 | Сообщение # 4
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал
    НА ИЗЛОМЕ

    Благородная попытка Богдана Хмельницкого прекратить войну демонстративным отказом от ведения ее на территории Польши не нашла взаимопонимания со стороны шляхты.

    Не оправдались и тайные дипломатические расчеты получить независимость Малой Руси из рук польского короля Яна Казимира, избранного благодаря усилиям Богдана Хмельницкого; польский сейм хоть и поддался давлению в деле избрания короля, однако в отказе от Украины — никак.

    Сразу же после утверждения нового короля сейм принял решение о сборе ополчения для «освобождений» украинской Волыни, где предыдущий разгром войска польского (на речке Пиляве) открыл казакам победоносный путь на Варшаву, спасенную лишь самоотверженно-рассчетливым вмешательством Хмельницкого.

    В ответ на такое решение сейма, весной 1649 года гетману волей-неволей пришлось призвать Малую Русь к обороне отечества.

    В начале лета мещане и окрестные селяне Киева очистили древнюю столицу от нового засилья жидов и поляков; спаслись лишь укрывшиеся в православных монастырях. В середине лета казаки и ополченцы Хмельницкого под Збражем и Зборовом остановили наступающее польское войско. Король, возложивший на себя командование всенародным ополчением, объявил было о замене Богдана другим гетманом и даже назначил награду за его голову, но казаки не выдали своего вождя и не допустили назначения нового.

    В начале августа повстанцы в очередной раз (после Желтых Вод и Пи-лявы) окружили под Зборовом войско польское так, что «через несколько часов задача украинского восстания должна была, по-видимому, решиться» (с. 359). Король спешно обратился к крымскому хану с предложением союза против украинцев,— вопреки уже сложившемуся союзу последних с крымчаками. Послание было благосклонно принято ханом. Однако получил он его гораздо позже того, как казаки окружили королевскую ставку.

    Польша, а теперь еще и король вновь были спасены Богданом Хмельницким, который остановил побоище, заботясь о последствиях событий для Украины. По словам летописца, гетман не захотел, «чтоб монарх христианский достался в басурманскую неволю». Есть свидетельства и того, что «хан делал угрозы Хмельницкому, если он осмелится поднять руку на своего государя» (с. 363-369). Если и была такая угроза, то только пустой: можно было, не поднимая руки, потребовать у поляков гарантий и выкупа за окруженную ставку или же уступить ее на усмотрение пока еще союзных татар.

    Хмельницкий поступил куда благородней и дальновидней. Письменно выразив окруженному королю свои верноподданные чувства, смещенный им гетман выдвинул ряд жестких условий практически поверженному королевству: независимость Украины на определенной территории (признающей королевскую власть, но свободную от польских войск), отмену унии и уравнивание в правах греческой церкви с римской, увеличение численности реестровых казаков до 40 000 (против изначальных 6000), сохранение гетманства за Богданом Хмельницким, выселение жидов из районов жизнедеятельности казацких полков.

    Король вынужден был принять все условия, пообещав утвердить Зборовский договор на очередном сейме; «А теперь, предав все забвению, да пребывает согласие и любовь между живущими в Украине и между войсками его королевского величия и войском запорожским» (с. 368-373).

    Татары, хоть и пошли на тайный сговор с королевской властью, посодействовав, таким образом, спасению польской армии от полного разгрома, тотчас принялись грабить Речь Посполитую, оправдываясь изъятием причитающейся им дани и контрибуции.

    В то же время, весной и летом 1649, продолжалась освободительная борьба белорусов против литовско-польского засилия. Хмельницкий помогал повстанцам военачальниками и казацкими отрядами, численность которых на территории братского народа превысила 40 тыс. Военная удача сопутствовала здесь шляхте. Однако Зборовский мир остановил ее от развития успеха и вынудил, согласно королевскому предписанию, отступить.

    Указанный мир оказался непрочным, поскольку сейм принялся его кроить, а взаимная ненависть противостоящих сторон (Польши — с одной, Украины и Белоруссии — с другой стороны) то и дело выплескивались в кровавые стычки. Правда, случился кратковременный период перемирия, когда возвращающееся из-под Зборова козацкое войско с великой благодарностью величали по всей Малой Руси, и гетман был торжественно принят Киевским митрополитом. Хмельницкий, «лежа ниц перед гробами святых, заливался слезами благодарности и воздавал хвалы Всевышнему» (с. 391).

    Неурядицы начались с необходимости платить «союзникам»-крымчакам, которые, к тому же, считали себя вправе грабить Украину и уводить в полон ее женщин. Заброшенная крестьянами земля перестала кормить народ и начался голод, охвативший также Белую Русь. «Тогда в пределы Московского государства набегало много народа разного сословия: шляхта бежала от хлопского мятежа, а крестьяне от голода» (с. 392). Где пряником, а где и кнутом Хмельницкий все же контролировал эту стихию.

    Бывало, что главным виновником той или иной беды простолюдины называли самого гетмана, хотя после подписания Зборовского договора ему многие начали благоволить. Однажды ко двору Богдана в Чигирине нагрянула толпа тысяч в пятьдесят, и принялась поносить вождя: «Так-то ты нас покидаешь, гетман, покидаешь тех, кого обязан защищать и не давать в обиду панству! Или ты слеп и не видишь, что ляхи тебя обманывают своими ласками, чтоб потом погубить коварно?.. Поступай же, как хочешь; если тебе нравится неволя, оставайся в ней; а мы выберем себе другого старшого, который лучше тебя постоит за нас». Под новым народным избранником подразумевался казачий полковник Нечай из Брацлава.

    Однако у Хмельницкого хватило выдержки и самооценки на то, чтобы оставаться справедливым и строгим. В поисках выхода гетман созвал в Переяславе раду, наподобие польского сейма. Здесь в марте 1650 года, всенародно был утвержден, не без шумных споров и обид, реестр служилых казаков, расширенный с договорных 40 до фактических 300 тысяч (с помощниками и домочадцами). При этом Тимош, старший сын Хмельницкого, возглавил 20-тысячный резерв. Богдан готовил себя преемника. Важно и то, что копия реестра была послана гетманом российскому царю вместе с очередной просьбой покровительствовать Малой Руси.

    Исходя из неизбежности очередной схватки с поляками и не рассчитывая пока что на добровольную помощь царя, Хмельницкий решился дипломатически втянуть Московское государство в войну с Польшей. Он принялся распространять небезосновательные слухи о том, что крымский хан предлагает ему совместными силами напасть на Россию.

    Москва, таким образом, ставилась перед выбором: или свершение такой вот угрозы, или нарушение ранее навязанного ей Польшей «вечного мира». Польша невольно дала повод для избрания Россией второго пути, тем предоставив татарам возможность проходить через свою территорию и нападать на Московию. Был также поставлен вопрос о возвращении россиянам Смоленска и Чернигова.

    Однако дальше дипломатического напряжения между Россией и Польшей дело тогда не пошло. Обманувшись в расчетах, несдержанный во хмелю Богдан грозился пройтись вместе с татарами по просторам и той, и другой стороны. На деле же гетман отвел нашествие крымчаков на Русь и Молдову. Участвовавшее в этом походе казацкое войско возглавлялось Тимошем Хмельницким, личный интерес которого заключался в женитьбе на дочери молдавского володаря.

    Главным вопросом сейма 1650 года, стало требование гетмана Малой Руси отменить унию. На такое в Польше соглашались очень немногие, и сейм постановил объявить Украине войну.

    Хмельницкому пришлось ответить Польше тем же. Ввиду нерешительности Великой Руси выступить против Речи Посполитой, союзников украинцы вновь вынуждены искать в Турции и в Крыму. Однако гетман не переставал надеяться на благоприятный исход переговоров с московским царем. К нему Хмельницкий накануне новой войны отправил с письмом назаретского митрополита. В послании излагались сложившиеся обстоятельства, мольба о ратной помощи и заверения в готовности Малороссии принять великорусское подданство.

    Кампания 1651 года носила характер ярко выраженного религиозного конфликта католиков поляков и православных украинцев. Поляки начали наступление в Подолии еще в феврале. В первой же схватке погиб отважный Нечай. Затем казачий полковник Богун изрядно потрепал польское войско под Винницей. В ответ на это король объявил в апреле сбор ополчения и в начале мая лично возглавил поход. Национальному воодушевлению поляков помогла королева, изъявившая готовность делить со своим мужем все невзгоды.

    Семейные обстоятельства Богдана Хмельницкого и его ветреной жены-польки, напротив, зашли в тупик и сильно пошатнули харизму гетмана. Здесь стоит вспомнить, что едва ли не главным толчком начала Хмельнитчины послужило освобождение этой женщины из польского плена. Теперь же Богдану пришлось послать домой своего сына Тимоша разбираться с мачехой и ее ухажером —управляющим гетманским двором. Тимош вынужден был приговорить незаконных любовников к смерти, повесив их голыми вниз головами. Узнав о кончине любимой женки, Богдан впал в тоску и запой, что неблагоприятно сказалось на кампании 1651 года и авторитете вождя.

    В июле того же года под Берестечком поляки нанесли украинцам сокрушительное поражение, взяв реванш за свои невзгоды под Желтыми Водами, Пилявой и Збором. Чтобы спасти положение, протрезвевший Хмельницкий кинулся за помощью в ставку хана, где задержался, оставив терпящих поражение казаков без гетмана. Это усугубило панику в погибающем стане: «Он нарочно покинул войско! Он подружился с басурманом и сам ушел с ним, а нас оставил назарез! Будем просить милости у короля; пусть только он сохранит наши зборовские статьи; а злодея Хмельницкого поймаем и выдадим» (с. 489). Волнение было утихомирено лишь митрополитом Иосафом. Тем не менее, старшина послала к королю своих парламентеров, которым было ведено оповестить войско, чтобы то выдало отца и сына Хмельницких.

    Казаки согласились было на выдачу, но одновременно настаивали на сохранении основных статей Зборовского мира. Неуступчивость поляков подвигла казаков сражаться насмерть. В последних схватках под Берестечком особенно отличился упомянутый винницкий полковник Богун, выведший затем из окружения всю старшину, конницу и часть пехоты. Остальных поляки добили. При этом 300 молодцов приумножили казацкую славу: отбивались до последнего и на глазах наседавших поляков утопили в болоте казну. «Нам жизнь недорога, а милостями врагов гнушаемся мы!.. Хочу умереть, как истинный козак!» — выкрикнул последний из них (с. 498-499).

    В дополнение к этим несчастьям, центр Украины захватили литовцы. Ими были взяты Чернигов и Киев.
    Спасенные Богуном остатки основного войска, а также оставленные Хмельницким для защиты Украины полки призывали поляков, хлынувших на разоренную Волынь, к перемирию: «Поляки! Заключим искренний и братский мир, вы можете победить нас выгодными условиями, но завоевать — никогда: знайте это! И если вы нас теперь одолеете, то козаки будут непреклоннее в своем мщении, чем в борьбе за свою свободу» (с. 511).

    Богдан Хмельницкий, отпущенный вероломным ханом через пару недель, бросился спасать Украину. В Паволочь к нему стала стекаться старшина и остатки войска; поначалу набралось всего-то около тысячи казаков. Татары отказались их поддержать и принялись грабить беззащитную землю... Ввиду таких вот государственных и личных невзгод, а также возобновленного пьянства. гетман решил было оставить войну и удалиться на Запорожчину. Однако по пути к нему присоединилось 4000 казаков корсуньского полка, а потом и 30000 татар.

    В Корсуне же Богдан встретился с назаретским митрополитом, возвратившимся с ответной вестью от московского государя. Царь хвалил гетмана за стремление воссоединить Малую Русь с Великой, но помощи все еще не обещал. Однако Хмельницкого ободрило и то, что польское посольство в Москве тоже не получило желаемого. В ответ же на укоры митрополита и присланного с ним подьячего за союз с крымским ханом, гетман резонно ответил:

    «Приходится’ терпеть от него всякие обиды, а то иначе он сложится с польским королем и начнет воевать Козаков вместе с поляками... Пусть только великий государь велит меня призвать под свою государственную руку. Я, служа ему, государю, и крымского хана сделаю его подданным». Спьяну же, Хмельницкий выразил нетерпение по поводу медлительности царя, грозился разорить Москву пуще Литвы (с. 519).

    В Корсуне гетман приободрился, перестал стремиться в Запорожье и принялся рассылать универсалы по Украине — призывая к походу против Польши. Его воспрянувшая харизма расстроила планы тех казаков, которые уже объявили Хмельницкого изменником и собрались избрать нового гетмана. Возрождению Богдана и возвращению народной любви к своему испытанному вождю содействовала его новая (третья) женитьба — на украинке, сестре сотника Золотаренко.

    В это же время на Киевщине активизировались полки Ивана Богуна. Гарнизон и все жители местечка Трилис явили миру один из высочайших образцов коллективного героизма. Их гибель от польского войска была очевидна, но они решились показать собой в Украине пример, что только отчаяной жертвой можно спасти дело борьбы за свободу. Жители Киева подожгли свои дома, истребляя в пожаре жестоких литовских захватчиков.

    Вот так и началось возрождение Хмельнитчины после губительного поражения украинцев под Берестечком. Поляки-католики отказались их миловать (как это дважды делали казаки Хмельницкого), но их спасла если не воля Божья, то православная харизма Богдана, казацкая стойкость да народная мощь.

    Вообще, как замечает Н.И.Костомаров, история Хмельнитчины изобилует многими предзнаменованиями, чудесами, впечатляющими примерами мистического фатализма, без учета которых нельзя понять весь драматизм и промыслительный характер событий (с. с. 89,120, 287,295-296, 320, 330. 335,349,381, 474,482, 484-485,496, 499,550, 567, 576, 586, 686, 697.)

    Выигрывая время для концентрации войска и передышки крестьянства, гетман вовсю развернул дипломатию. Он даже решился на посещение польского лагеря под Белой Церковью, реально рискуя оказаться отравленным (незадолго до того были умерщвлены король Владислав и талантливейший из польских военачальников Вишневецкий).

    С другой стороны, и свои соотечественники все еще угрожали гетману расправой. Понуждая принимать те или иные решения, в него и стреляли, и осаждали в дворце. Спасали его Бог да расчетливая отвага. Так, в сентябре под Белой Церковью, когда ситуация в очередной раз стала крайне критичной, Богдан вышел из дворца один против разъяренной толпы и, «держа в обеих руках булаву, собственноручно начал бить их со всего размаха; за ним полковники и козаки разгоняли хлопов саблями и перначами» (с. 538-539). Так были спасены от народной расправы литовские и польские послы.

    Белоцерковский договор был подписан в сентябре 1651 года. Он сильно урезал предыдущий Зборовский мир. Понятно: тот основывался на украинской, а этот — на польской победе. Однако вторая не смогла свести на нет казацких завоеваний.

    Например, православной Церкви возвращались некоторые из ее доуниатских прав. К утратам относились сокращение реестрового войска и предписание расторгнуть союз с ордою. Восьмой пункт договора гласил: «Жиды, как прежде были обывателями и арендаторами в имениях его королевской милости и в имениях шляхты, так и теперь должны быть»... Поневоле подписав Белоцерковский мир, Хмельницкий тут же на пиру показал полякам буйный свой норов и опять едва не был ими отравлен.

    Несмотря на тяжесть возрождения, харизма украинского гэтмана вновь возобладала над королевской. Польша погрузилась в предчувствие новой войны.
    .
     
    МакошьДата: Понедельник, 06.04.2015, 16:31 | Сообщение # 5
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал
    ВОССОЕДИНЕНИЕ РУСИ

    Белоцерковский договор 1651 почти отбросил Украину к ее положению до 1648 года. Соответственно пал и авторитет Богдана Хмельницкого.

    Народ нашел для себя оптимальный выход в массовых переселениях на территорию Великой Руси: в районы Путивля, Рыльска, Белгорода.

    Московский царь благосклонно относился к переселенцам на Слобожанщину, получившую свое название от свободы. причем не только от польских, но и от украинских и российских господ: переселенцы оставались или же назначались государем казаками, защитниками южнорусских границ.

    Опасаясь массового исхода украинцев из терзаемой врагами отчизны, гетман послал весной 1652 года посольство в Москву с предложением переселить на Слобожанщину всех казаков. «Со слезами просим твое царское величество, не дай, великий государь, клятвопреступникам и мучителям разорить нас до конца; прими нас под свою крепкую руку».

    Алексей Михайлович был бы непрочь, да сдерживали два обстоятельства. Во-первых, следовало выждать удобный момент для столь резкой конфронтации с Польшей. Во-вторых, самодержец справедливо подозревал, что Хмельницкий рассчитывает не только укрыть казачество от Польши, но и расширить за счет его переселения Украину (с. 555-557). Такой расчет впоследствии осуществился:

    Слободская Украина действительно отторгла от Великороссии часть ее исконных земель. Именно отсюда — из этой окраины-украины, некогда Московского государства, прослеживается окончательная замена имени Малая Русь или Малороссия на вторичное имя Украина.

    Между тем, разброд польско-литовской шляхты достиг такой степени, что она не смогла утвердить на очередном сейме даже чрезвычайно выгодный для нее Белоцерковский договор. Впрочем, реальные взаимоотношения Украины с Польшей все равно, как и в случае со Зборовским договором, привели бы к его неисполнению.

    К тому времени обстановка сложилась так, что поход казаков 1652 года оказалось удобнее всего направить против Молдавии. Поляки решили оказывать помощь молдаванам, но в конце мая были разбиты в битве при Батоге, потеряв около 20 тысяч убитыми. Неудачная для казаков Берестейская битва была отмщена, а порожденный ею Белоцерковский договор окончательно аннулирован.
    Потерпев поражение, молдавский господарь в сентябре 1652 года вынужден был выдать свою дочь за Тимоша Хмельницкого.

    Королевское посольство в украинскую столицу Чигирин попыталось вразумить мятежного гетмана и выторговать выгодные для Польши условия, но лишь вызвало гнев Богдана: «В том ли мое преступление, что после разбития Калиновского удержал татар и Козаков и не допустил их до вторжения в Польшу, в то время когда я не только мог вас уничтожить, но даже прогнать за Рим?.. Разве я не знаю, что король готовит на меня войско!» (с. 585).

    Со своей стороны он потребовал подтверждения отмененного Зборовского мира. В Москву и в Стамбул были отправлены посольства для выяснения условий принятия Украины под покровительство этих держав. Хмельницкий рассчитывал добиться успеха в первом из двух вариантов, а второй использовать как дипломатический ход для усмирения распоясавшихся «союзников» татар и ускорения положительного решения царя. О народных настроениях свидетельствует то обстоятельство, что на раде по вопросу присоединения то ли к России, то ли к Турции, казаки даже отказались слушать о втором варианте.

    Вместе с тем, осуществление основного замысла оттягивалось и оттягивалось. С начала 1653 года на Украину пришло 12-тысячное войско во главе с Чарнецким, искусстнейшим и безжалостнейшим из тогдашних полководцев Польши. Однако Иван Богун сумел разбить его под Монастырищем. После чего, с конца июля, войско возглавил король.

    Положение Украины усугубилось восстанием покорившейся было Молдавии. В войне с нею и Польшей погиб Тимош Хмельницкий...

    В июле московские послы впервые завели речь с поляками об Украине, предложив им простить царевы обиды в обмен на освобождение православия от унии и признание Зборовского договора. Поляки предложение отклонили.

    Ввиду очередного разлада, шляхта затянула начало активных боевых действий до зимы. Казаки начали разгром замерзающей и голодающей армии, уничтожив около 30 тысяч поляков. Остатки армии спасло лишь двурушничество крымского хана, боявшегося усиления Украины и потому шедшего на соглашения с Польшей в трудные для нее моменты. Однако, даже предавая союзников-украинцев, крымчаки оставались солидарны с ними относительно необходимости выполнения поляками Зборовского мира. Сошлись на том, что король для вида его во второй раз утвердит, а татарам негласно дозволит более месяца грабить Малую Русь.

    Для разоренной, безжалостно терзаемой Украины оставалась одна надежда — помощь русского царя. И православный Государь, наконец, решил, что настал момент разорвать унизительный для России мир с Польшей и внять мольбам о помощи Малой Руси.

    1 октября 1653 года на Земской Думе в Москве были зачитаны: перечень обид, нанесенных государю поляками, а затем — извещения гетмана Хмельницкого о попрании католиками и униатами православия и причинения Малой Руси таких издевательств, «каких не делают над еретиками и жидами». В конце оповещалось, что «турецкий царь зовет украинскую чернь в подданство, но гетьман лучше хочет, чтоб принял его государь под свою руку». Разносословные участники Думы единодушно высказались за то, чтобы защитить честь государя, объявить Польше войну, а «гетьмана, со всем войском и со всеми городами и землями, принять под высокую государеву руку» (с. 633).

    После такого судьбоносного для всей Руси решения царь послал в Переяслав трех послов: боярина Бутурлина, окольничьего Алферьва и думного дьяка Лопухина со товарищи, полномочных принять Малороссию под цареву руку.

    Посольство прибыло 31 декабря. Хмельницкий в эти дни находился в своем Чигирине, где хоронил сына Тимоша и одновременно увещевал последних противников воссоединения с Великороссией. Из виднейших атаманов ему так и не подчинился славнейший из запорожцев Иван Сирко, а неоднократно упоминавшийся выше полковник Богун отрекся потом от присяги царю и отторг, на время, Побужье.

    6 января 1654 года гетман Богдан Хмельницкий прибыл в Переяслав, где спустя два дня провел знаменитую Раду.

    В начале своей исторической речи гетман предложил собравшемуся народу избрать «себе государя из четырех, кого захотите: первый — царь турецкий, который много раз призывал вас под власть через своих послов; второй — хан крымский; третий — король польский, который и теперь может принять нас в свою милость, если сами захотим; четвертый — царь православный Великой Руси, царь восточный, которого уже шесть лет мы беспрестанно умоляем быть нашим царем и паном. Тот, которого хотите, того и избирайте!»

    На это тысячи голосов отвечали:
    — Волим под царя восточного!.. Тогда переяславский полковник начал обходить майдан кругом и спрашивал:
    — Вси чи тако соизволяете?
    — Вси!.. — кричал народ. — Боже, укрепи, чтоб есми вовеки вси едино были».
    Потом зачитали условия воссоединения, которыми «народ был доволен» (с. 635-636).

    После этого гетман и старшина, а по другим данным и бояре от имени царя, поклялись в «вечном подданстве», с одной стороны, и покровительстве в сочетании с «ненарушимым сохранением всех древних прав», с другой. Затем присягали собравшиеся в Переяславе и практически вся Украина. Присягнуть отказались лишь часть запорожцев да киевский митрополит с приближенными (с. 635-640).

    Царь утвердил условия Переяславской Рады почти целиком. В Москве сочли, что в дипломатических целях следует проявлять снисходительность к норову новых подданных. Но в главном царь не отступил. Наиболее существенная поправка заключалась в том, что гетман, принимая иностранных послов, обязан был докладывать о них государю и задерживать тех, которые прибывали с неблагоприятными для Великороссии предложениями; с турецким же султаном и польским королем надлежало сноситься лишь с царского соизволения.

    В конце января под Охматовым началась битва с польской армией украинско-российского войска во главе с Хмельницким, Шереметьевым и присоединившимся к ним Богуном. Ввиду численного превосходства противника, союзникам пришлось отступить до Белой Церкви, где базировались основные силы россиян во главе с Бутурлиным. Татары при этом помощи своим теперешним союзникам-полякам не оказали, а вместо того разбрелись грабить Украину. Богун преследовал и громил их разрозненные отряды, изгоняя за пределы страны. К концу весны на время ушли и поляки.

    Первым деянием государя на присоединившихся землях стал поход в мае 1654 года против Литвы с целью возвращения Смоленска. Гетман выделил в помощь великорусскому войску три казачьих полка.

    Совместными усилиями до конца сентября были взяты, со Смоленском заодно, также исконно русские Могилев, Полоцк, Витебск и еще более двухсот менее значительных городов и деревень. Случались и неудачи, однако в целом литовское войско было разбито.

    В это же время поляки провели карательную экспедицию на Украине. Были истреблены Ягубец и Немиров, еще несколько городов и множество сел. Сталось бы хуже, получи поляки своевременно помощь от крымчаков, однако хан убоялся России, а от короля потребовал предварительной оплаты за предстоявший набег. Осенью украинцы сумели организовать карателям отпор.

    Между тем Хмельницкий уже давно, по крайней мере с 1650 года, настраивал против Польши Швецию. Теперь, согласно договору с Россией, ему предстояло или отказаться от этой далеко зашедшей дипломатической интриги, или передать ее бразды не очень компетентному в данном деле царю, или рискнуть продолжить самостоятельно вести сложнейшее дело. Гетман избрал последнее.

    Шведский король, используя неудобный для Польши момент, напал на нее, и на протяжении июля-октября 1655 года страну покорил, совершив то, отчего разумно воздерживался после побед под Пилявой и Зборовом украинский гетман.

    Тут бы Швеции и умерить свои аппетиты, но она отобрала завоеванные было Великой и Малой Русью Литву, Червонную Русь вместе со Львовом и Люблин. Рушилась почти осуществившаяся мечта Богдана Хмельницкого «освободить из-под польской власти и присоединить к единой Русской державе все земли, где издревле процветало православие и слышалась русская речь» (с. 711). Вместе с тем гетман утрачивал дипломатическую инициативу, перешедшую вскоре, по тонкому расчету поляков, к царю.

    Потерпев военное поражение и потеряв независимость, поляки вынуждены были оживить свою дипломатию. Пообещав царю после смерти Яна Казимира его корону, им удалось склонить Россию к разрыву отношений со Швецией. А среди украинцев они распространили слух о том, что царь взамен короны пообещал полякам держать в повиновении казаков. Слухи слухами, однако вот уж и гетманские послы не были приняты на международном съезде в Вильно, где в частности, решалась дальнейшая судьба Украины. Взаимоотношения украинцев и россиян начали обостряться.

    Хмельницкий, досконально изучивший польскую дипломатию, видел как обманывается государь и плетется новая петля Украине, но не имел возможности достучаться до разума самодержца. Тот уже возмечтал о присоединении королевства — готовя тем самым гнойник государству и продолжение польской политики на Украине.

    От такой перспективы гетман впал в неистовство и спьяну утешал старшину: «Треба отступить от царя; пойдем так, как повелит вышний Владыка; будем и под бусурманским государем — не то что под христианским!». Однако казаки мудро решили повременить до полного выяснения дела, иначе «так мы во всем свете прослывем изменниками и клятвопреступниками» (с. 710).

    Согласившись на это, гетман послал царю еще одну депешу с изложением коварных планов поляков: «Они на веру нашу православную давно воюют и ей никогда желательными быть не могут, а теперь они этот договор для того сделали, чтоб, немного отдохнув и наговорившись с султаном турским и татарами и другими посторонними, снова на ваше царское величество воевать». Однако государь депеше не внял; тем более, что на Хмельницкого с разных сторон поступали доносы и наветы.

    Главное же препятствие ко взаимопониманию Великой и Малой Руси заключалось в том, что дипломаты Австрии, Крыма и Турции, боясь усиления России, искусно подыгрывали дипломатии поверженной Польши.

    От такого положения дел Богдан впал в уныние. Он все еще пытался искать выход в союзах со Швецией и Трансильванией, с которыми в начале 1657 года заключил договор об окончательном покорении и разделе Польши. При этом преследовалась цель безвозвратного отделения от нее Украины. По заключении договора гетман сказал казацкой старшине: «Нечего нам ожидать добра от Москвы... Польша и Литва поддались быть под государевою рукою, а владеть по смерть свою нынешнему польскому королю, как прежде владел, и всем правам и вольностям шляхетским быть по-прежнему, и нас отдать по-прежнему ляхам! Чего ж нам после того ждать!» (с. 714-715).

    В январе 1657 года союзное войско казаков и венгров под предводительством князя Ракочи двинулось добивать Польшу. Гонец московского царя попытался остановить этот поход, пригрозив военным противодействием. На что Ракочи резонно ответил, что ему поляки тоже предложили корону — и до, и после того, как предложили ее же царю. На пути из Кракова к Варшаве к союзникам присоединился еще и шведский король, власть которого Польша, вопреки своему поражению и заключенному миру, успела отвергнуть. На этот раз поляки не сдались. Они стали искать союза с Турцией, одновременно успешно черня Хмельницкого перед царем.

    В такой обстановке Богдан заболел. Есть сведения, что его отравили, но кто — неизвестно. Несомненно, сказывались уже возраст и годы нечеловеческого напряжения, а также открывшаяся вдруг бесперспективность борьбы за независимость Украины хотя бы от Польши.

    В мае Хмельницкий собрал свою последнюю раду. Присутствовавшие избрали новым гетманом его среднего, единственно уцелевшего сына Юрия, обязавшего вступить в должность после смерти отца. Тот прилюдно завещал сыну: «Храни заповеди Божьи, не дерзай нарушить верности его царскому пресветлому величеству, так как и я один раз присягнул и до смерти остался верен присяге» (с. 721-723).

    Умирающего гетмана пометили царские послы с целью выяснения его взаимоотношений со шведами, венграми и молдаванами. Хмельницкий отказался обсуждать с ними государственные дела ввиду собственной немощи, и отослал их к войсковому писарю. Ему послы и передали заверения царя в том, что став государем Польши и Литвы, он приумножит Православие.

    Столь наивное заблуждение исходило из незнания католицизма, и Хмельницкий, видно, уже изверился это царю объяснять. При первом свидании с послами гетман сказал боярину Бутурлину лишь то, что уже давно дружит со шведским королем и от дружбы сей не отступит, как не отступит и от служения царю; шведы же нужны Украине для противодействия Польше, обманывающей ныне государя. Царский посол не согласился. «Москва не могла понять, — замечает Н.И.Костомаров, — что можно быть истинно русским и вместе свободным человеком, верным подданным государя и говорить прямо правду» (с. 729).

    Впоследствии гетман Мазепа учтет эту особенность великорусского характера и попытается ее обойти, тем самым поступая подло в отношении куда более прямодушного царя Петра. Впрочем, хитрил и Хмельницкий, когда видел неприятие правды или же скрывал дипломатические тайны (с. 733-734 и др.).

    Тут как раз случились послы от короля Карла и князя Ракочи. После них царские посланцы вторично добились разговора с умирающим гетманом. Прежде всего он попросил не верить тем, кто оговаривает его и казаков пред царем. Затем явил тонкое понимание дипломатии и подлинной расстановки международных сил вокруг Украины, о благе которой гетман обязан печься превыше всего. Он также тщетно попытался объяснить боярину, что не столь опечален опасными надеждами царя на получение польской короны, сколь отсутствием у православных реальных возможностей обуздать коварство католиков (с. 730-731).

    Даже на смертном одре Хмельницкий попытался следовать дипломатической хитрости: согласившись с царем противостоять шведам и венграм в союзе с поляками, он тайно распорядился не спешить с выполнением данного повеления, и войско польское помощи украинцев не дождалось. Вместе с тем, умирающий гетман старался не допустить на Украину московских стольников и стрелецкие гарнизоны не только из-за военно-дипломатических соображений, но также ради избежания возможных бытовых и административных трений.

    Богдан Хмельницкий скончался летом 1657 года; точная дата смерти его неизвестна (между 27 июля и 15 августа). Умер он в стольном граде Чигирине, но пожелал быть похоронен в Суботове, которое приобрел «кровавыми трудами» в войне за освобождение родной земли. Хоронили гетмана 23 августа. Церковное пение заглушалось рыданиями народа. Провожали его в последний путь и поляки, в том числе посол короля. Позже они вновь захватили Суботов и выбросили из склепа останки ненавистного им освободителя Украины, неоднократно спасавшего от поруганья и Польшу.

    Да, наше прошлое переполнено обид, раздоров и кровавых войн. Но пусть оно не застилает будущность славян.

    Будем же помнить Богдана Хмельницкого как храброго казака, искреннего защитника Православия, великого дипломата и полководца, воссоединившего Малую и Великую Русь.

    источник
     
    МакошьДата: Вторник, 07.04.2015, 19:35 | Сообщение # 6
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал
    ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА И УКРАИНОФИЛЬСКАЯ ПРОПАГАНДА

    Стремясь уверить мир, что испокон веку, чуть ли не со времен Геродота, существует отдельный украинский народ, отличный от русского, украинская пропаганда не останавливается ни перед чем.

    Раз есть отдельный народ, то должна быть и своя самостийная культура.

    И вот за последний год появляются об Украине анонимные брошюры, где изумленный читатель узнает, что киевский Софийский собор Ярославова времени был родоначальником какой-то особой, украинской архитектуры.

    Читаются за границей лекции об «украинском» искусстве, и мало осведомленная в русской жизни публика доверчиво слушает самые невероятные заверения беззастенчивых лекторов.

    Репин оказывается видным представителем «украинской» живописи — потому, должно быть, что написал картину из быта запорожцев.

    В Петербурге в XVIII веке, оказывается, была блестящая пора «украинской» школы.

    Тогда по мановению императорского двора вырос в юной столице великолепный храм искусства. Привлеченные нашим даром вникать в чужой духовный мир, послушно слетелись на холодные берега Невы небожители Олимпа и запечатлели свой образ на холстах учеников Академии художеств; строгие предстали на них, сойдя со страниц Расина, герои Древнего Рима, в пышных камзолах, на фоне величавых занавесей были увековечены вельможи времен императриц, и с жеманной улыбкой приседали в фижмах изысканно утонченные, точно переселившиеся из Версаля «благородные девицы» Смольного института.

    И вот теперь нас уверяют, что в Академии были представители украинского искусства, — это потому только, что родители некоторых из Детей, принятых в нее, были родом из Малороссии**.

    Мы не станем терять времени и возражать на эти карикатурные утверждения. Они явно обличают либо невежество в вопросах истории искусства, либо намеренную грубую неправдивость ради политических целей.

    От неосторожных выступлений слишком ретивых последователей перейдем к более тонкому и искусному исказителю исторической правды — к самому г-ну Грушевскому, которого украинофильская партия называет великим историком, но которого мы, в полном сознании ответственности за свои слова, не стесняемся назвать фальсификатором русской истории.

    Перед нами его книга «История Украины», с хорошими иллюстрациями, факсимиле и географическими схемами. Наш экземпляр из девятой тысячи: известно, что австрийская пропаганда умела работать широко. Признаюсь, первый взгляд на книгу производит впечатление. Киевская Русь как будто и впрямь мир, отдельный от остальной дотатарской Руси.

    Вы перелистываете и видите памятники «своей» культуры: соборы, церковную живопись, головные уборы, монеты, миниатюры из летописи, выдержки из былин, и автор пространно говорит вам о разных периодах украинской культуры. Но стоит всмотреться поближе — и туман рассеивается. Если вам показалось, что это памятники старины «украинской», то потому, что вы не вгляделись в греческие и славянские надписи на монетах и на печатях.

    Вот (на с. 77) изображение монет; под ним текст г-на Грушевского: «Cpiбнi монети... Володимира, з його» портретом; а на самой монете вычеканено: «Владимир на столе, а се его серебро».

    Следовательно, на монете надпись на русском языке, язык же Грушевского отдалился от нее***. Дочь Ярослава Мудрого подписывается во Франции «Ana» — согласно русскому звуку (с. 89); а из слов г-на Грушевского под факсимиле узнаем, что это подпись «Ганни» Ярославны. Вот (с. 100) печать Теофании, княгини... Ρϖσιαστη (XI век).

    Далее ряд факсимиле свидетельствует о единстве южного и северо-восточного языков. Надпись на колоколе, отлитом во Львове в 1341 году (с. 143), могла бы стоять на московском колоколе XVII века. Возьмите лупу — и вы увидите на факсимиле грамоты, заключенной между Любартом и Казимиром в 1366 году (с. 145), что она написана на чистейшем русском языке.

    Совсем непонятно, почему Грушевский под факсимиле документа 1371 года о продаже земли (с. 170) заверяет, что она написана на «староукраинской мове», когда она написана русским языком того времени. Факсимиле печатей (с. 128 и 146) и выбитых польским королем (Казимиром Великим) монет (с. 147) свидетельствуют, что Галиция в течение всего XIV века называлась по-латыни «Russia».

    Вы перелистываете эту «Историю Украины» и нигде до XVI века не находите документа с тем именем, которым пестрит текст самого Грушевского, — все нет как нет этого желанного слова «Украина» ни на монете, ни в былине, ни на стенной росписи...

    Потому еще вы поверили было в «украинство» художественных памятников, что поленились раскрыть летопись и справиться в ней, кто строил этот собор или над какими землями княжили члены этой семьи, столь наивно нарисованной в «Изборнике» Святослава 1073 года. Помните твердо, что во все летописи Нестора (которого украинофилы дерзают называть «украинским летописцем») нет имени «Украина» и нет слова «украинский».

    Допустим, скажете вы, что все эти памятники не украинской, а русской старины, но все же это памятники своеобразной местной киевской дотатарской культуры. Вот тут и заключается главный обман Грушевского.

    Говоря о культуре, он использовал тот же прием, как при составлении родословной Рюриковичей, тот же, что при изложении государственной жизни Южной России.

    Читатель, вероятно, не забыл, в чем этот прием заключался: от родословного древа он отсек те ветви, которые распространились на север, и произвольно назвал остальные «украинской линией»; из общего русского государственного и народного организма он искусственно изъял одну южную область, постарался скрыть от читателя живые нити, сплетавшие ее с остальной Россией, и самовольно придал ей не существовавшее тогда имя Украины.

    Так и теперь: говорится о соборе и фресках киевских, но умалчивается о тождественных соборах на севере и о подобных же фресках в Новгороде.

    Россия, особенно древняя Россия, — страна лесов. Действительно народная ее архитектура — деревянная. На далеком севере, в Вологодской губернии, еще и теперь сохранились полные своеобразной прелести убогие, приземистые деревянные церкви под дощатыми крышами.

    Это деревянное зодчество было распространено по всей территории русского племени, и в 1915 году русский солдат, придя после шести веков в Галицию, нашел в ней церкви совершенно такие же, как в своем вологодском селе****. Были деревянные церкви и в Киевском княжестве, но это известно только по двум-трем намекам в летописи — сами церкви исчезли бесследно.

    Наша каменная архитектура — иноземного происхождения: она пришла к нам с христианством от греков, и протекло не менее одного-двух столетий, пока лег на нее национальный отпечаток. Она пришла к нам не только в Киев, но почти одновременно и в Новгород.

    Постройка киевской Святой Софии закончена в 1037 году, а уже в 1045-м заложена по тому же плану Святая София новгородская. Ясно, что видеть в киево-софийском соборе проявление «украинского искусства», как то делают иные анонимные брошюры украинской пропаганды, не имеет смысла. Собор этот даже не русское создание, а греческое; русского в нем только воля Ярославова да рабочие руки.

    Оттого ли, что они были дальше от Византии, или по другим причинам, но новгородские зодчие раньше освободились от опеки греческих учителей, чем киевские. В конце XII века новгородский мастер Милонег, ранее построивший у себя на родине церковь Вознесения, был «занят постройкою стен Выдубицкого монастыря в Киеве.

    Здесь работали до того одни лишь греки, и киевлянам казалось совершенно необычайным, что русский мастер мог быть таким искусным. И действительно, — замечает историк русского художества, — Новгород, получивший некогда свое искусство из Киева, давно успел его опередить и многому мог бы его теперь выучить»*.

    В Новгородской и Псковской областях весьма скоро появляются уклонения от чистых византийских образцов и «выливаются в формы до такой степени яркие и неожиданные, что уже в самых ранних памятниках чувствуются те местные особенности, те туземные вкусы и идеалы, которые позже привели к блестящему искусству Новгорода и Пскова» (XIV и XV веков).

    Но не только север опередил Киев в дотатарскую эпоху, а также и северо-восток. «Главное значение принадлежит памятникам Новгородской и Суздальской земли». В последней во второй половине XII века церковное строительство создало такие прекрасные памятники, как Успенский собор во Владимире (закончен в 1161 году, при Андрее Боголюбском), собор Рождества Богородицы в Ростове и полная благородной прелести церковь Покрова на Нерли (1165 год), быть может, самое совершенное архитектурное творение Древней Руси.

    Больше величественной простоты в торжественной глади новгородских стен, больше нарядности и совершенства в подробностях храмов Суздальской земли — но все храмы и здесь, и в Новгороде, и в Киевской Руси повторяют тот же византийский остов здания в виде куба и греческого креста.

    Эта византийская форма стала общерусской и долго держалась на Руси повсеместно — и во Владимире, и в Белозерске, и в Твери, и в Юрьеве-Польском, и в Москве.

    Такая общность архитектурных форм при некоторых местных уклонениях их обработки вполне естественна. Все искусство создалось и росло на церковной почве. Но церковность была по всей Руси одна и та же. И вера, и власть, и духовенство, и богослужебный язык — все было общее. Однородны повсюду и материальные данные, и условия культуры — лес, кирпич, материи, климат. Киево-Печерская лавра была святыней, общей для всей Руси.

    При этих условиях странно говорить об искусстве киевском как о проявлении особой культуры. Того же типа повсюду образа, рисунки в летописях, серьги и запястья, тот же язык от края и до края.

    «В первые моменты своего существования русская живопись была простой ветвью искусства Византии», — говорит тот же Грабарь. Нигде художественное значение Византии не было таким исключительным, как в создании русской живописи. В Италии и на мусульманском Востоке оно находило противодействие в местном народном начале. Но в дотатарской Руси народное начало было еще слишком слабо; творческие силы русского народа проявились в живописи значительно позднее (в XIV и XV веках).

    В стенных росписях и иконах киевского периода почти нет национальных черт, национальных особенностей. Схема украшения церквей, стиль мозаик — все было византийское. Насколько влияние Византии было всесильно, видно из того, что даже «содержание фресок Киево-Софийского собора взято исключительно из древности византийской и никакого прямого отношения к древнерусскому быту не имеет»**.

    Значение живописи домонгольского периода, говорит Грабарь, «важнее для историка византийского искусства, чем для историка искусства русского. Более чем памятники русского искусства это памятники византийского искусства в России»***. При чем же тут Украина?

    Но, быть может, это византийское искусство получило на юге России в дальнейшем особое самостоятельное развитие? Этого не было и не могло быть, ибо с татарским погромом исчезли почти все южные памятники византизма. Целые города превращались в пепел, а каменные церкви — в развалины.

    Так разрушена была до основания в 1240 году киевская Десятинная церковь. Устояло пять церквей в Чернигове да Софийский собор в Киеве, хотя и представлявший в некоторых своих частях груду камней. Он сохранился как памятник архитектуры; живопись его не могла служить исходной данной для дальнейшего развития: ее никто не ценил, и при реставрации собора в первой половине XVII века фрески были покрыты известкой. Их освободили из-под нее только в 1848 году.

    «Никакие воспоминания Византии (X—XII вв.) не перешли за исторический рубеж монгольского нашествия. Искусство Киевской Руси оказалось как бы замкнутым циклом, эпизодом, не имевшим прямой связи с последующими эпохами»****.

    .
     
    МакошьДата: Вторник, 07.04.2015, 19:36 | Сообщение # 7
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал
    Киев был столицей русской художественной культуры в продолжение ста лет, с 1050 по 1150 год. С этого времени, вместе с переходом центра политической жизни в Ростово-Суздальскую землю, культурное главенство над Русью в течение следующих ста лет тоже сосредоточивается во Владимире.

    Когда же и восток ослабел под ударами татар, роль культурной столицы переходит (с 1300 года) к Новгороду, укрытому от монголов расстоянием, болотами и лесами. «Живя два столетия одной жизнью с Киевом, — говорит Грабарь, — он продолжал жить так же и после опустошения Киева»**** и сделался, как указал Ключевский, хранителем многих культурных традиций Киевской Руси.

    Таковы основные данные об архитектуре и живописи в древней России. Наряду с цитатами из труда видного историка русского искусства они красноречиво свидетельствуют, что в домонгольский период никакого самостоятельного художества в Южной Руси не было, и лишний раз подчеркивают общность жизни севера и юга.

    Мало того, они служат косвенным подтверждением опустошения и захудания Киевской Руси в последующий, безгосударственный для нее период. Новгород на той же основе блестящего периода византийского искусства (X—XII веков) создал и в зодчестве, и в живописи больше, чем Киев, а позднее, восприняв новые византийские начала века Палеологов (XIV век), дал изумительную иконописную школу. Больше национального творчества (все на той же византийской основе) проявила и Москва XIV и XV веков.

    Если юг отстал в художественной области от севера, то причина тому лежит, конечно, не в меньшей даровитости населения, а в печальных политических условиях края. Художественное творчество разрастается особенно под покровом национальной, а не иноплеменной власти. Все искусство Украины с конца XVI века находилось под польским влиянием.

    «Южная Россия, — говорит Грабарь, — была всецело под властью Польши. Через Польшу претворилось и влилось широким потоком все то, что, имея в корне [западноевропейские] элементы, перевоплотилось (в Польше) в новую форму».

    Навязчивый, всюду неизменный стиль барокко обошел всю Европу, захватил Польшу и Литву; отсюда он проник в Россию, но принял здесь (и в Москве, и на Украине) местный отпечаток, особенно своеобразный в Москве. Достаточно взглянуть на изображение любой каменной церкви в Малороссии той эпохи, чтоб убедиться в иноземном ее происхождении, — так силен на храмах отпечаток барокко, так далеки они от древних византийских форм, ставших родными и для Южной Руси.

    Некоторое сомнение вызывает архитектура старинных деревянных церквей со своеобразными куполами и особой конструкцией всего здания.

    «Есть ли [малороссийская архитектура] вполне самобытное произведение южнорусского гения, воспитанного под исконным влиянием Византии, или она явилась под влиянием каких-нибудь архитектурных форм других народов и местностей?» — спрашивает Грабарь и отвечает, что надо признать «неоспоримое влияние западных образцов на образование форм украинского деревянного зодчества»******.

    Влияние барокко изменило форму четверогранных куполов на многогранную, подняло их на несколько ярусов и осложнило очертания венчающих глав. Другая струя влияния влилась скоро с севера. Уходя от преследования официальной Москвы, на Украину стали укрываться старообрядцы; формы их церквей также отпечатались на деревянном малороссийском зодчестве.

    После присоединения Малороссии к Москве каменное строительство развивается при участии московских зодчих; так, Мазепа построил свои церкви при помощи мастера, присланного ему царями Иоанном Алексеевичем и Петром Великим.

    «Единственный род живописи (на Украине), который можно отделить от искусства польского», — живопись церковная. То немногое, что сохранилось со времен, древнейших XVII века, «проявляет еще очень мало признаков самобытности»*. «До XVII века... Киев влачил самое жалкое существование, всецело подчинившись влиянию овладевшей им Польши»; «С середины XVII века чувствуется пробуждение каких-то новых сил». Это пробуждение — следствие национального самосознания, развившегося в борьбе с Польшей, и присоединения к Москве.

    Два начала борются с тех пор на Украине, и не только в политической жизни, но и в иконописи: начало византийско-русское илатинско-польское. Чего-либо выдающегося эта живопись не дала. Для Грабаря** иные проявления ее, после дивных созданий Новгорода, кажутся печальным падением — столь же печальным, как и некоторые образцы московской иконографии конца XVII века. Можно отметить как особенность киевских мастеров тяготение к природе, допущение мирских подробностей в священные сюжеты и стремление к портретной живописи — следствия более сильного влияния Западной Европы.

    Мы можем обойти молчанием скульптуру Украины и подвести итог нашему краткому очерку.

    Великокняжеская Киевская Русь с юношеским увлечением приняла византийское искусство; в течение ста лет она является его средоточием на Руси, но не успевает его претворить и облечь в национальные черты: с падением политического могущества замирает и художественная жизнь, а с нашествием татар исчезают и памятники былого.

    После татарского погрома на протяжении трех веков в полупустынной стране идет борьба за возможность хотя бы самого прозаического существования; едва теплится культурная жизнь в тиши монастырей; народу не до художественных красот, да и нет у него власти, сильной и своей, чтобы вызвать и поддержать художественное творчество.

    В XVI веке, при польском владычестве, докатилась до Днепра волна западной культуры. Факт заимствования чужого искусства не умаляет художественной ценности народа и того, во что он перевоплотил заимствованное. Но юг России и на этот раз не успел ярко переработать западные начала, ибо скоро с севера пришло новое влияние, и художники-малороссы от провинциального барокко потянулись через Петербург на широкую арену мирового искусства.

    Здесь, во всероссийской столице, в XVIII веке творчество их слилось безраздельно с работой других сынов России, и только люди, зараженные теперешним болезненным политиканством, могут задаваться целью искать в их созданиях какие-то «украинские национальные художественные черты».

    «Украинского искусства» как такового не существует. Нет такой особой живописи, ни архитектуры, ни ваяния. Можно применить такое выражение, как то и делает Грабарь, разве для краткого польского периода искусства на юге России (XVII век). Местные малороссийские художественные элементы сказались на прикладном кустарном искусстве, на вышивках, коврах, гончарных изделиях и т. п. Но ведь тосканские фиаско или абруцкие вышивки не свидетельствуют о существовании в этих провинциях особых народов — неитальянцев.

    От времен домонгольских сохранилось несколько прекрасных литературных памятников: летописи, «Поучение» Владимира Мономаха, описания путешествий на богомолье в Святую Землю, несколько церковных проповедей и то «Слово о полку Игореве», стоящее на рубеже народной и художественной литературы, о котором мы говорили выше. Наибольшую художественную ценность имеет то, что родилось на юге. Ведь сюда, в Киев, в умственный центр Киево-Печерской лавры, сходились лучи литературного влияния и из Византии, и из южных славянских стран, культура которых в те века их свободы стояла высоко.

    Нам нет надобности останавливаться на характеристике нашей древней литературы. Нам важно лишь отметить, что памятники ее писаны на русском языке. Все мы, учившиеся в русских школах, читали их в их подлинном тексте, и читали, поверьте, без словаря, ибо и словарей таких не имеется. На странице встретится три-четыре архаических слова или название предмета, вышедшего из употребления, — тогда требуется толкование; но это русский, древнерусский язык, стоящий на полпути между нашим современным и церковнославянским.

    Когда украинофилы утверждают, что «Поучение» Мономаха есть «образец украинской литературы», это не более как неприличная выходка, рассчитанная на неосведомленность иностранной публики.

    Грушевский приводит в своей книге несколько страниц былин на «украинском» языке. Но мы уже знаем, что былины на юге исчезли из народной памяти и сохранились только на севере; здесь с течением времени древние формы языка, на котором былины сложились, не могли не измениться на великорусский лад. Следовательно, текст, приводимый Грушевским, есть не более как перевод, как искусственная реставрация, и притом неудачная, ибо первоначальный язык былин — древний общерусский язык — был отличен и от великорусского, и от малорусского наречий.

    Упоминание о былинах побуждает нас сделать отступление. Украинская партия утверждает, что юг был оторван от севера, а не жил с ним общей жизнью. Но голос былин, родившихся на киевском юге, свидетельствует об обратном.

    Пирует в гридне своей в стольном граде Киеве князь Владимир Красное Солнышко: угощает свою дружину и богатырей, «стоятелей и сберегателей святорусской земли». Кто эти богатыри? Южные ли только они уроженцы или съехались со всех краев Руси? Сидит за столом Ставёр из Новгорода, Дюк Степаныч из Галиции, Добрыня Никитич, сын богатого рязанского гостя, боярин Пермята из Перми, Алеша Попович, сын ростовского протопопа, и Чурила Пленкович, щеголь и богач из-под Киева. Со всеми ласков князь, всех потчует медом, для всех у него доброе слово.

    Но кого встречает он с особым почетом, ведет за руку и сажает в красный угол? Илью Муромца, скромного крестьянина, богатыря из-под Мурома, чуть ли не из-под самой столь ненавистной украинофильцам Москвы. Воплощение лучших черт русского народа, кроткий, великодушный, благочестивый богатырь, не жадный ни до денег, ни до власти, милующий даже врага, Илья — спокойная, тихая, нехвастливая, непобедимая сила — излюбленный герой народного эпоса и излюбленный гость ласкового князя Владимира.

    Нужды нет, что часть этих богатырей вымышлена, что Пермь в то время была еще далеко от русского рубежа, что Ставёр — современник Владимира Мономаха, а не его прадеда. Важно то, что в народном представлении киевские богатыри — общерусские, что жизнь их (особенно Ильи Муромца) посвящена идее служения русской земле.

    Нигде в былинах вы не найдете выражения неприязни к северным областям. Народ этого чувства не знает и «честь» лелеять его предоставил современным нам «украинцам».

    Только одной части русской земли не посчастливилось: почему-то бедная Галиция названа как-то в былине «Галичью поганой». Вероятно, это позднейший эпитет, вызванный проникновением в Галицию католичества и западной культуры***.

    Но во всяком случае он не на руку «украинофилам», уверяющим, что Галиция — Пьемонт украинского движения. Украинский Пьемонт ищите в канцеляриях Берлина и Вены, но отнюдь не в милой Галиции, сберегшей сознание своей русской народности в течение пятивекового польского и австрийского господства и ныне, в лице лучших своих сынов, с презрением отметающей заманчивые, но нечистоплотные украинофильские происки.

    О единстве домонгольской Руси свидетельствует голос народа в былинах. Любовью к родной земле и ясным сознанием ее единства проникнуты и Несторова «Повесть временных лет, откуда есть пошла русская земля», и Мономахово «Поучение».

    Основная мысль «Слова о полку Игореве» опять-таки есть мысль о единстве русской земли, а «Патерики» ставят себе главной целью показать, что и русская земля не скудна святыми и Божьими угодниками. Около 1110 года ходил богомольцем в Палестину «Русьскыя земли игуменъ Даниилъ». Пришел он к королю Балдуину и поклонился ему. Подозвал его к себе «с любовью князь Балдвинъ» и спросил его: «Что хощеши, игумене рускый?». И попросил Даниил позволения поставить у Гроба Господня «кандило за русскую землю». Согласился король, и в Великую субботу поставил Даниил кандило. И засветилось кандило за русскую землю.

    Автор: А. Волконский
    30.08.2010


    источник
     
    МакошьДата: Суббота, 11.04.2015, 20:08 | Сообщение # 8
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал

    Как знание истории влияет на развитие человека

    Знание истории, важный фактор вашего будущего

    Не помню где я увидел эту цитату, и кто это сказал, но сказал он истинную вещь: «У того, кто не знает своего прошлого, нет будущего«.

    Не хочу под контекст этой цитаты подводить всякие религиозные каноны и вообще говорить о религии, лично я религию не признаю, для меня есть вера и считаю, что это кардинально 2 разных понятия.

    Прошлое в данной цитате, подразумевает знание истории не только вашего генеалогического древа, но и знание истории нашей страны, других стран, проще говоря всемирную историю.

    Именно знание истории формирует будущее человека, ведь ему нужно полагаться на прошлый опыт, хочет он этого или нет, потому как он рождается и умирает. Приход в жизнь нового человека и формирование его взглядов осуществляют его родители, отец и мать, а их в свою очередь учили их родители.

    Искажение, намеренное или случайное, формирует в следующем поколении человека расхождение во взглядах, принципах, мировоззрении между отцами и детьми, непонимание между ними. Вот почему существует такая проблема между родителями и детьми, и одной из главной причиной этого считаю искажение знания истории.

    Если подмена фактов и исторических документов происходит в медицине, образовании, исследованиях вы можете себе представить, насколько изменится человеческое сознание и восприятие хотя бы за 1-2 века?

    Далеко ходить не нужно, все знают кто такой Никола Тесла и чем он занимался, однако в учебниках истории, физики вы не найдете ни единого его исследования, публикаций его работ, трудов и т.д. Все это засекречено и хранится в тайне от людей. Если интересно в этом фильме рассказывается почему так происходит, а так же другие исторические факты, что скрыты от людей.

    Знаете что самое интересное и страшное? Это то, что люди не хотят верить в это. Мозг и понимание мира настолько ограничено, что кроме животных инстинктов, у большинства нет желания и времени изучить историю.

    Препятствием этому еще служат деньги, ведь человек скажет, как я буду жить если у меня не будет денег? Грустно то, что вопрос совсем не в деньгах, а в страхах, отсутствия идеологии, отсутствия общности и разрыв семейных связей между людьми. Не во всех странах мира такая ситуация, есть примеры в истории, которые не освещаются, скрываются и в конечном итоге забываются.

    И так, уважаемый читатель, задумался ли ты какое будущее ты готовишь своим детям, потомкам? Уважаемые родители, ваши дети смотрят на вас, в первую очередь и если вы будете авторитетом в их глазах, никакая школа не научит вашего ребенка лучше вас, но если же вы сами ничего не знаете и вам нечего рассказать своим детям, то вы отдаете своих детей под зависимость школьных учителей, о проф-подготовке которых итак уже всем известно.

    Их будут учить делать то, что в угоду кукловодам-банкирам и корпорациям, кстати Джон Перкинс в своей книге «Исповедь экономического убийцы» написал, как это происходит, и вы там найдет много неизвестных исторических фактов.

    Поэтому, не важно сколько вам лет, сколько вы прожили или еще проживете, в первую очередь, потрудитесь сами, хоть немного изучить исторических фактов, сформировать картинку в своей голове и научить правильно думать своих детей.

    источник
     
    МакошьДата: Воскресенье, 03.05.2015, 13:54 | Сообщение # 9
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал

    Зачем киевские наци хотят "отжать" Киевскую Русь?

    Истерии вокруг попыток возвести историю Украины к Древнерусскому государству, трипольской культуре и палеолитическим охотникам на мамонтов - уже не первый год.

    И ее можно было бы воспринимать с юмором, но в последнее время в свете всем известных событий в Киеве доктрина "приватизации" наследия Руси стала превращаться в мощное информационное оружие.

    Делается это парадоксально.

    С одной стороны, украинцы пытаются объявить себя единственными наследниками древнего Киева, а с другой - сами отвергают это наследие и отказываются от шанса стать "новой Русью".

    На днях в украинской и российской либеральной блогосфере разлетелась откровенно глупая, но смешная инфографика.



    Это можно было бы воспринимать, как анекдот, если бы подобная бульварная псевдоисторическая попса не оказывала бы столь сильного влияния на умы людей, не имеющих серьезной исторической базы.

    Этот продукт информационной войны заставил меня задуматься над тем, как отчаянно современные украинские националисты и евроинтеграторы пытаются украсть внешнюю атрибутику Руси, отвергая ее внутреннее содержание. А ведь у современной Украины был уже неоднократно шанс стать "новой Русью", но она его хоронит с отчаянным упорством...

    В школьных и вузовских учебниках Украины "Киевская Русь" обозначается однозначно, как период существования "Украинского государства". Ранние Рюриковичи - как "правители Украины". Показательно, что "Киевской Русью" назвали сегодня даже одно из карательных подразделений украинской армии - киевский батальон территориальной обороны, преобразованный затем в 11-й отдельный мотопехотный батальон.

    Давайте разберемся со всем этим абсурдом по пунктам.

    Русь не Киевская

    Во-первых, веселая составляющая. Сам термин "Киевская Русь" - чистой воды новодел, и используя его, украинские националисты, сами того не зная, прославляют... ненавидимого ими Иосифа Сталина!

    Государство называлось Русь. Иногда во внешних источниках его могли назвать и Росией, Рутенией. Куябия упоминается в арабских источниках около 920 года, но не как название Русского государства, а как один из трех центров русов, наряду с Арсанией и Славией.

    Сам термин же "Киевская Русь" изобретает в 19 веке российский историк Сергей Соловьев - правда, в совсем другом, узком значении - не применительно к Руси в целом, в собственно к Киевскому княжеству, в противовес Черниговскому и т.п.
    В конце 19 - начале 20 века некоторые историки используют этот термин для обозначения периода существования Древнерусского государства (до начала раздробленности).
    В начале 20 века о Киевском государстве говорит Грушевский, но термином "Киевская Русь" конкретно он не пользуется - во всяком случае, мне такого не встречалось.
    Зато термин "Киевская Русь" начал широко использоваться в учебниках истории, издаваемых с 1934 года по команде Сталина. Поэтому в устах украинских "свидомых" националистов он звучит... гм... забавно.

    Во-вторых, давайте разберемся с наследием. Государство как таковое возникло в 9 веке путем симбиоза местных славянских и финно-угорских народов с "Русью". Что это была за Русь - до сих пор идут споры.

    Существует три основных версии. Первые две близки, третья стоит особняком.

    Первая: это одна из местных славянских народностей (возможно, славянские выходцы из Прибалтики).

    Вторая: это славянизированная иранская народность, потомки сарматов (на это наводит в частности схожесть с этнонимом роксоланы).

    Третье: это выходцы из Скандинавии. Сегодня все более популярной становится вторая версия. Эта русь явно была или очень близка по культуре местному населению, или очень малочисленна, так как решающего влияния на изменение местной культуры не оказала, радикально повлияв лишь политически.

    Правящая династия в любом случае пришла с севера, с земель, которые к территориям современной Украины не имеют никакого отношения. Жили ли ее предки на севере изначально, или это был этакий крюк - об этом, боюсь, мы узнаем нескоро. Если вообще узнаем.

    Государство, пережив ряд злоключений, связанных, в частности, с сложными отношениями и с Хазарией, и с независимыми (полузависимыми) славянскими народами, цементируется при Святославе и Владимире.

    Владимир делает важнейший цивилизационный выбор, принимая христианство "греческого обряда", Православие. Симбиоз Православия с местными русскими традициями и обычаями и породит в будущем отдельную цивилизацию, которую историки и политологи будут называть то "православно-славянской", то "евразийской".

    Подчеркнем особо: Владимир прекрасно осознавал "инакость" и Руси, и Византии от цивилизации европейской, католической. Восточное и западное христианство уже стремительно расходились, образовывая принципиально разные культурные традиции. Уже через несколько десятилетий они порвали отношения окончательно. Поэтому называть Русь "европейским государством" - в корне неверно. "Европейскость" того времени подразумевала католицизм и принципиально другой "культурный код".

    Важнейшим моментом в дальнейшем развитии Руси стало близкое взаимодействие со степью. Украинские наци, кричащие о "московской орде" забывают о том, как переходили "под руку" еще киевских князей целые тюркские народы, и о многочисленных междинастических браках с Востоком.

    Мы с грустью читаем "Слово о полку Игореве", но забываем, что Игорь Святославович по факту был в плену у своих родственников. Его сын Владимир женился на дочери Кончака. А матерью Игоря, по одной из версий, была половецкая жена Святослава...

    Русь времен Ярослава - отличающееся от Европы, но не уступающее европейским государствам того времени политическое явление. Киев был сопоставим по населению с крупнейшими городами Европы. В городе было около 400 церквей и 8 рынков. Породниться с Рюриковичами считалось за честь для правителей, как с запада, так и с востока.

    Киев как символ

    Но с 11 века на Руси ощущаются центробежные тенденции, начинается распад государства. Во второй четверти 12 века оно перестает существовать как единое политико-правовое целое. Территории бывшего единого государства объединяют общая династия, культура, язык, история. Но политически у каждого княжества есть суверенитет.

    Киев постепенно становится "первым среди равных", что позволяет некоторым историкам говорить о существовании некоей "федерации" или "конфедерации" (что, впрочем, очень неоднозначно). Если в 10 веке имела место первая волна миграции славян из южнорусских земель на север, то в 12 - 13 веках происходит вторая, более массовая - в Ростовско-Суздальскую землю. Северные и восточные княжества становятся более мощными в военно-политическом и экономическом плане, чем хиреющие юго-западные.

    К этому моменту северо-восток не был какой-то "периферией", "колонией", "владением" Киева, как это пытаются изобразить некоторые украинские националисты. Это были самостоятельные равноценные политические субъекты, более успешные на тот момент, чем княжества среднего Поднепровья.

    К моменту прихода монголов Киев уже ослаб и имел больше символическое значение. Поэтому разговоры по поводу того, что "да если бы не было монголов, то мы бы..." не имеют под собой никакой реальной почвы.

    Но после прихода монголов действительно кое-что изменилось. Князья Ярослав и Александр вынуждены были останавливать на севере агрессию европейского католического рыцарства, ведшего геноцид славянского и балтского населения. И для этого договорились о сотрудничестве с монголами, которые не помышляли о геноциде славян или о лишении их культурной идентичности.

    Крупнейшим же центром юго-западных русских земель в 13 - 14 веках становится Галицко-Волынское княжество. Но "многовекторная" политика не доводит его до добра. Его князья (тоже Рюриковичи) то были под монголами, то заключали союзы: с Польшей, Тевтонским орденом, Литвой. То были православными, то заявляли о готовности стать католиками, то занимались "протоуниатством", содействуя объединению православия с католицизмом. Северо-западные соседи постепенно "откусывали" от его территории кусок за куском.

    К концу 14 века Галицко-Волынское княжество окончательно перестало существовать, а его земли оказались поделены между Литвой и Польшей. Потомки русов на этих территориях полностью утратили этнополитический суверенитет и начали, как сейчас бы сказали,"евроинтеграцию". Если сначала на территориях Великого княжества литовского существовал лояльный (насколько он мог быть лояльным в Средние века) режим, то по мере "интеграции" Литвы и Польши в единое государство местному населению становилось все хуже.

    Процесс политического объединения Литвы и Польши завершился в 1569 году. Самостоятельность русского населения уже никого не устраивала - местные феодалы стали его закрепощать. А русский язык, обычаи и, самое главное, Православная церковь как социальный институт - помогали русскому населению консолидироваться для противостояния этому процессу.

    В 1596 году с помощью Унии попытались покончить с местным Православием, но эта попытка наткнулась на жесточайшее противодействие, имея относительный успех только на территориях современной Западной Украины. Жителей же современной Центральной и частично Восточной Украины решили ломать силой. Начались жесточайшие репрессии, принуждение русских православных работать на "пана" по 6 дней в неделю и лишь один - в воскресенье - на себя, массовые казни, пытки: сдирание кожи, подвешивание на крюках, изнасилования. А параллельно - спаивание. В общем, практически классический геноцид.

    Центром сопротивления стало казачество. Когда точно оно возникло - никто наверняка не знает, многие - предполагают, что еще во времена Руси. Но в этот период к казакам массово побежало русское православное население с земель Речи Посполитой. Казачество на глазах становилось все более грозной силой.

    В первой половине 17 века происходит ряд масштабных восстаний - предвестников войны Богдана Хмельницкого.

    Центр смещается

    А что же на Северо-Востоке? Там, в отличие от Юго-Запада, еще долго сохранялась правящая династия Рюриковичей. А даже после ее пресечения, русским удалось отстоять свой суверенитет (путем народного восстания против поляков) и выбрать правителя из своей "национальной элиты". После периода раздробленности начинаются процессы централизации.

    В 15 веке создается Русское централизованное государство, прервавшее уже даже формальные отношения вассалитета с татаро-монголами. Важным символическим моментом является тот факт, что на Северо-Восток переходит и духовный, религиозный центр.

    В 1299 году митрополит Киевский переезжает во Владимир-на-Клязьме, а в 1325 - в Москву.

    По сути, и в политико-правовом смысле (династия), и в духовном (митрополия) именно Москва оказывается наследником Древнерусского государства - Руси. И именно Русское государство является единственным политическим объединением, где потомки русичей сохранили суверенитет.

    Кстати, часть территории современной Украины (Харьковщины, Черниговщины и т.п.) оказались именно под суверенитетом Московского государства, и к политическим процессам, которые принято называть украинскими, долгое время никакого отношения не имели.

    В середине 17 века издевательства над православным русским населением в Речи Посполитой довели все до логического конца. Началось масштабное народное восстание, поддержанное казаками.

    Но когда желаемая независимость была получена, местное население осознало, что удержать ее самостоятельно невозможно. Поэтому Хмельницкий воспользовался единственной возможностью жить в государстве, в котором русские люди обладали суверенитетом - и объявил о воссоединении земель Войска Запорожского (не Украины!) с Россией.

    Страна "у края"

    История термина же "Украина" и вопроса этнических различий и сходств русских и украинцев - достойна отдельного повествования. Если коротко, то, хоть термин этот и использовался впервые еще в 12 веке - но был именем нарицательным, не имеющим никакой этнической или государственной окраски.

    Лишь в 19 веке он стал искусственно использоваться отдельными представителями "креативного класса" в этническом контексте. Даже человек, которого по факту сделали "символом украинства" - Тарас Шевченко, хотя много говорит об "Украине", этнический термин "украинец" не упомянул ни разу!

    Таким образом мы можем говорить об этнокультурной общности русских и украинцев, которая была разорвана сугубо политически только в 20 веке. Но, повторюсь, это тема для совершенно отдельного повествования.

    Что мы имеем по факту? В 13 - 14 веках элиты юго-западных земель Руси уже предприняли попытку заигрывания с Западом, которая привела к утрате их населением суверенитета и долгим страданиям.

    Выйдя в 1991 году из состава СССР, Украина могла попытаться создать некий независимый в этническом и культурном плане проект, который был бы продолжателем традиций Руси. Но вместо этого началась некая неуклюжая "евроинтеграция", сопровождающаяся утратой той самой "идентификации Руси".

    В России, впрочем, в 90-е годы тоже происходили похожие процессы, но в начале 2000-х их преодолели. Россия стала возвращаться на свои родные политические, этнические, "цивилизационные" рельсы.

    А с Украиной произошло - страшное. После невнятных многовекторных "топтаний" Януковича, ее сейчас разворачивают на полную и жесткую ликвидацию своей традиционной идентичности, в деструктивный антироссийский, а значит - и антирусский проект. Надеюсь, этот губительный процесс еще не поздно остановить...

    И да. Об инфографике.

    Киевской Руси - НЕ БЫЛО, ее придумали при Иосифе Виссарионовиче Сталине. Была просто РУСЬ. Князья были РУССКИМИ, династия которых Киев ПОКОРИЛА. Христианство на Руси распространилось не из Киева, простите, а из Византии - синхронно по всей территории.

    РУССКИЕ были уже тогда, когда украинцев еще тысячу лет даже в проекте не существовало. Название Россия в европейской и византийской литературе упоминалось очень давно, и Петр его не "придумал", а использовал.

    И да! Читайте умные книги, развивайтесь, телевизор не смотрите. И в первую очередь это должно быть обращено сегодня именно к украинцам!

    И начать чтение лучше всего с Гоголя, с Тараса Бульбы:

    "Вспоминайте меня и будущей же весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погуляйте! Что, взяли, чертовы ляхи? Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся козак? Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!.."

    источник
     
    veles9190Дата: Пятница, 15.05.2015, 18:44 | Сообщение # 10
    Уверенный
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 169
    Статус: Убежал

    О нас и нашем Медведе.

    Медведь – тотем многих славянских племен, воплощение сильного Духа народа, расы.

    Этого медведя заставляют стоять в грязи на коленях, заставляют плясать под дудку и пугалом водят по мировой ярмарке уже тысячу лет.

    Христианство сделало из славянина-воина – раба. Крестившись из политической выгоды, князь Владимир и не думал тогда, что с того момента началось вытравление из славян гордого варварского Духа.

    Славяне проявили непростительную слабость, которой тут же воспользовались паразиты, нуждающиеся в сильном слуге. Тихо и вкрадчиво открытым северянам начали отравлять души чуждой моралью, сперва, прикрывая ее знакомыми образами, а за тем, убедив медведя, что он – «заблудшая овца», и навязав комплекс врожденной и трудно искупаемой вины, «добрые пастыри» принялись активно жечь и рубить корни, чтобы полностью подчинить себе его силу.

    Всевозможные «интеллигенты-гуманисты» говорят, что с приходом христианства на Руси произошел расцвет культуры. Да, но какой культуры? Русской? Нет, принесенной из враждебной страны – чужая рубаха, украшенная родным орнаментом. Мы больше не славяне, не арийцы. Ни один христианин не имеет права называть себя «русским», а тем более считать патриотом.

    Национальность определяется триединством: культура-кровь-дух. Дух, сидящий в нас, пришел из Палестинской пустыни, кровь нашу нас научили не ценить и презирать, своей культурой мы называем культуру Византии. «Необыкновенная доверчивость славян, основанная на собственной честности и чистосердечии, на вере в данное слово, столкнулась с изощренным жидо-христианским лукавством и коварством. Доверчивость была и осталась прекрасным, но вместе с тем самоубийственным качеством русичей…»

    Верхом наглости со стороны крестителей было принести славянам свои заповеди. Варваров, для которых понятие «Род» было священным, стали учить «почитать отца и мать», к чему им была заповедь «не укради», если они и так соблюдали ее не за страх, а за совесть? Раннехристианские историки Гельмольд и Анонимус поражались, что у славян не существовало ни лжи, ни кражи, ни обмана; оттого жилища их вообще не имели замков.

    «Если Бога нет, то все дозволено», – эти слова Достоевского есть типичный образчик ветхозаветного мышления, рассчитанного на отсутствие совести у человека. Грош цена той «нравственности», на страже которой вынужден стоять карающий бог. Поэтому вообще все 10 жидо-христианских заповедей-запретов есть верх безнравственности: они могли возникнуть только у прирожденно-преступной, нечестивой и нечистоплотной расы.

    Славянина сломали не дубиной, а пряником. Не смог научиться медведь подставлять вторую щеку внешнему врагу (хозяевам нужна была защита) – за открытую агрессию воздавал сторицей, но противостоять яду слащавой лжи не мог. Русскими стали помыкать те, кто еще недавно трясся за стенами своих «цивилизованных» городов, прячась от Святослава.

    Теперь, лишь когда вооруженные враги приходили на его землю, славянин, пригнутый к земле тяжестью креста, разгибался, выпрямлял спину. Этого цареградские овцы вытравить не смогли: «…И вот смотрите на отца нашего Ария, по облакам ходящего, восхищающегося силою кованья Перунова. И видел там Арий, как Перун ковал мечи на врагов. И Он говорил ему во время кования: - Вот мы имеем стрелы на воинов тех. И не смейте их бояться, так как повергнут они очи долу, и число их уменьшено до количества пальцев на руках, так как к земле они согнутся, и станут зверями, как поросята, измазанные грязью, и смрад свой понесут по следам своим. И будут говорить о них, что они – смрадные свиньи!».

    Голос земли, голос арийской крови заглушали колокольный звон и заунывные молитвы, ветер уносил вонь ладана. На своих хоругвях рисовали они лицо иудея и писали его имя, но на врагов со знамен этих грозно смотрел Перун, не оставивший свой народ. Татары и германские крестоносцы узнали ярость медведя.

    Во время войны из глубин, сквозь все наносное, навязанное и приобретенное на поверхность выходило исконное, архетип проявлялся, питаемый силой земли:

    «Народу нашему присуща особая уверенность в живительной, оберегающей силе родной земли – той земли, что была на протяжении неисчислимых веков колыбелью и могилой всех его поколений; почвы, пропитанной их кровью, потом и слезами в самом прямом, а не в переносном смысле слова. Только у нас до недавних пор еще сохранялся древнейший обычай – брать на чужбину в узелке горсть родной, «родительской» земли. Известно, что особо чувствительные люди умирали в тоске по Родине. В былине русский витязь, даже насмерть поверженный жидовином-хазарином, оживает, прикоснувшись к Родной Земле. Набрался от Нее силы и скинул с себя жидовина!»

    В русских нет тщеславия и злопамятства, и поэтому яд легко проник в кровь. И вскоре, медведя, который еще недавно топтал и рвал врагов, вновь бесцельно и бессмысленно истязали собственные безвольные монархи, посаженные на трон хитрыми проповедниками стыда. Когда им было выгодно, они сдерживали могучего зверя, не давая ему уничтожить врага-иноземца:

    «…Столь поспешно кинулась она в холуйское услужение к захватчикам (речь идет о сотрудничестве церкви с татаро-монголами), что была не только освобождена от дани, не только получила такие права и преимущества, каких не знала ни одна церковь даже в христианской Европе, но и была взята татарами под особую защиту «от всяческих хулений».

    Во всех ханских грамотах-ярлыках особо подчеркивалось, что они даны церкви в оплату за освящение ханской власти как данной от бога. Эти-то ярлыки духовенство и использовало для подавления народных возмущений: «нет власти не от бога», и посылается она за грехи наши – за приверженность к «богомерзкому язычеству». А главное – дружно и безропотно каяться. Церковный яд вливался в славян медленно, но постоянно, чтобы медведь не смог обрести полной силы и осознать свое рабское положение. Народ продолжали кормить медовым суррогатом, сваренным дрессировщиками из чужеродных ценностей в течение тысячи лет.

    В революции опять он не почувствовал чуждого привкуса, за сладким воспеванием исконной формы правления народа – вече («Советы»). Опять русский убивал русского. Церковь создала огромный дисбаланс между классами – в руках единиц (далеко не всегда достойных) сосредоточилась власть над массами, учение Маркса раскололо арийскую нацию классовой борьбой.

    В отчаянном, самоубийственном рывке Германия попыталась остановить распад народного и расового организма, подняв оружие против всех. Но у русских не было выбора. Иноземный враг опять пришел на их землю с оружием. И могучий русский медведь схлестнулся со стальным германским орлом.

    Искренней была вера русских в то, что «…за свет и мир мы боремся, за царство тьмы они». Искренне верили немцы, что бьются с носителями заразы марксизма. Но русские бились не за страх, не за Сталина, не за интернационал – они вновь бились за Родину, за Отечество.

    И в своих дневниках немецкие солдаты, штурмовавшие Сталинград, с удивленным непониманием писали, что те, о ком им говорили, как о бездушных рабах, на самом деле железные люди, способные противостоять самому неистовому натиску, стальные солдаты, неизвестно откуда черпающие силы.

    А силы русские черпали от Матери Родины. За нее русские бились и будут биться до смерти (естественно, речь не идет о тех, кто живя здесь, и называя себя русскими, при первой же возможности или опасности свалят на Гаваи). И в этом тоже трагедия расы и нации. Шли в бой почти безоружные, с песней. Гибли, сражаясь за достижение Асгарда, германцы, до последнего сопротивлялась в уже проигранных боях гвардия СС. Были, конечно, и трусы, и заградотряды, и мародеры, но речь здесь идет о проявлениях чистого духа.

    Небесным серебром молний испепеляли друг друга Тор и Перун – жег сам себя Великий Арий, ослепленный мертвым свечением Сиона. Жег сам себя беспощадно, ибо думал, что убивает врага. Это была священная война за расширение жизненного пространства и борьба с чуждым духом с одной стороны. Это была священная война за освобождение Родины от врагов с другой стороны. Это было самоуничтожение расы, пораженной заразой. В выигрыше остался отравивший и стравивший.

    Герб города Ярославля – черный или красный медведь с золотой секирой на сером или серебряном фоне – отражает два состояния (нынешнее и возможное) русского человека (данное толкование не претендует на «научность» и не имеет отношения к официальной геральдике). Черный цвет в алхимии обозначает первую стадию Великого Делания – Nigredo – первосостояние материи. Черный медведь окружен серым вакуумом – это Гиперборейский гигант, утративший связь с предками, Делание пошло по ложному пути.

    Скованный титан иногда еще напоминает о своей былой мощи, вспышками бешенной слепой ярости, которых так боятся те, кто по ложному пути тащит его (недаром в жидо-христианской символике черный медведь – это воплощение дьявола). Его развитие заморожено, медведь-шатун кидается в разные стороны, в ярости сокрушая все вокруг и раня себя. Он утратил собственное цельное мировоззрение, к чужому так до конца и не привык:

    «Именно христианизация породила знаменитую «загадочность» русской души, ее столь непонятную иностранцам «непредсказуемость». Разгадка этой вечно мятущейся души – в ее двойственности, во внутреннем противоборстве своего, врожденного, кровного с навязанным, внушенным со стороны злым наваждением. Столкнулись два взаимоисключающих миропонимания: солнечное жизнеутверждение и тлетворное мракобесие».

    Но у медведя есть Наследие Предков, которое не смогли вырвать у него учителя с бегающими хитрыми глазками – золотая секира Перуна, артефакт небесной сферы, оружие из Валгаллы, чье лезвие отражает свет Асгарда, преобразуя его в губительные молнии для изменников и врагов Духа. Свет ее рассеет мглу чуждых учений и озарит единственный, свой Путь.

    Русский несет это сокровище, уже забыв о нем. Он удивляется, когда, вдруг, в миг опасности, обнаруживает его и уже инстинктом и чутьем варвара осознает, что нужно делать, и это спасает его от рокового шага в пропасть.

    Эта секира – сила Духа и сила физическая, стойкость и тесная связь со своей полной силы землей, напоминание о Цели. Этим оружием должен Славянин сражаться с внутренним врагом, с тем паразитом, что живет в его варварской крови и отравляет ее.

    Этим оружием должен Славянин отвоевать Наследие Предков. С его помощью он преобразуется в красного медведя на серебряном поле – Rubedo, последняя стадия Делания – в сильного и достойного потомка, воспринявшего кровь и мудрость, осиянного светом Предков-Богов, живущего их законом.

    источник


    Сообщение отредактировал veles9190 - Пятница, 15.05.2015, 18:59
     
    МакошьДата: Вторник, 04.08.2015, 14:10 | Сообщение # 11
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал
    Откуда пошла есть Украинская земля

    Популярная нынче тема о признании тождественности Украина - Русь вызвала массу споров и насмешливых опровержений.

    Основная их часть посвящена Киевской Руси.

    Точнее отсутствию такового государства в древности даже в иностранных источниках.

    Действительно, сам термин появился гораздо позже существования самого государства со столицей в Киеве (хотя многие довольно аргументировано оспаривают и древность-столичность Киева).

    Приблизительно в 16-м веке появилось само словосочетание «Киевская Русь», однако к государству это определение не относилось ни в коей мере. До определенного времени оно обозначало конкретную область, так же как Черниговская Русь, Суздальская Русь, Рязанская Русь и тд..

    Однако, начиная с 19-го века в обиход широко и прочно входит понятие Киевской Руси именно как государства. Благодаря профессору Сергею Соловьеву. Ничего крамольного или возвеличивающего там и близко не было. Естественное развитие науки потребовало новых понятий. Локализовать определенный период развития государства было очень удобно по столицам: Новгородская Русь, Киевская, Московская…

    Правда впоследствии, уже при СССР, понятие Киевская Русь распространили на все древнерусское государство, вне зависимости от времени и столицы.

    Это факт! Вдаваться в исторические словоблудия бессмысленно. Любой заинтересовавшийся сам может легко обнаружить эту информацию, а упертых сторонников школьной версии не вижу смысла переубеждать, поскольку любые аргументы перед фанатиком бесполезны. Однако имеются и любопытные факты, незнакомые большинству в силу своей «неважности» или используемые только в узких областях истории.

    Например то, что в Византии называли Великого князя Владимира «князем России» уже в 10-м веке. Или отсутствие в византийских летописях знаменитого «крещения Руси», по идее, одной из величайших побед византийского церковного канона. Любопытно, что на Украине не обнаружено ни одной былины о знаменитых богатырях, якобы исправно служивших в Киеве. Можно найти много интересных фактов (что не делает их автоматически истиной) и у сторонников «новой хронологии».

    История российского государства вообще весьма интересна и многообразна. Но вот Украина обвиняет в том, что нынешняя Россия нагло присвоила себе украинскую историю. Давайте посмотрим на настоящую украинскую историю, основанную на исторических фактах, а не патриотических «исследованиях» свидомых псевдоисториков…

    Про древних протоукров, каменными топорами рывшими Черное море даже упоминать не стоит, обратимся к эпохе, которая обладает письменностью и соответственно письменными документами. Принято считать, что слово Украина произошло от края, границы. Все правильно и логично. Только вот слово это не русское, а польское!

    В России существовало несколько Окраин: в Сибири (Даурии), в Псковской области, в Азии, на Кавказе, в Малороссии. Никого из жителей этих пограничных областей не называли ни окраинцами, ни украинцами. Какие народности жили, так их и называли. И разнообразные аналогии от историков, что например малороссами называли украинцев, не соответствует действительности совершенно. Малороссы - это малороссы, а украинцы - это украинцы.

    Понятие «украинец» впервые начал использовать Стефан Баторий, обозначая жителей юго-восточной части своей страны. А вот и вероятно первое письменное упоминание об украинцах, касается оно восстания Северина Наливайко 1594-1596 года, а точнее Солоницкого боя от польского командующего Жолкевского:

    «Жолнеры, а особенно венгерская пехота и украинцы, будучи разъяренными на казаков, не только отняли у них свое имущество, но и их собственное, и убили несколько десятков человек; сдержать этих разъяренных нельзя было никаким способом, хотя я с панами ротмистрами и пытался сделать это всеми силами и способами» (С).

    Как мы можем видеть, украинцы не борются за свою свободу с поляками, а активно подавляют антипольское восстание, особливо усердствуя в расправе над побежденными. После этого термин «украинцы» хоть и редко, но встречается в польских источниках, обозначая конкретных подданных Короны, но жители Малороссии себя так не называют и уж тем более никто их так в России не обозначал.

    Более того, спустя несколько десятилетий, в 1658-1659 Россия воюет с Польшей и некий казачий гетман Выговский, воевавший кстати изначально за русских, перебежал к полякам и подписал с ними Гадячский договор, где предлагал создать Великое княжество Русское. Польша тогда представляла унию из Королевства Польша и Великого княжества Литовского (не путать с прибалтийской Литвой) и третьего не желала, но пообещала «подумать над этим вопросом». Предполагаемый «великий князь» Выговский со своими товарищами совершил привычный «казачий подвиг» - пока ногайцы и крымские татары воевали с русскими, атаман героически напал на их улусы в тылу. Ногайцы высоты момента не поняли и начали предательски гонять и рубить «героев», с тем атаман и сгинул, в князья не попал.

    Нужно уточнить один момент. Так восхваляемые казаки Запорожья никаким альтруизмом не страдали и были обычными наемниками, с весьма незатейливыми и гибкими принципами. Тот же Хмельницкий ни о каком независимом государстве Украина не мечтал, он «под руку царя» отдавал только свое войско, а не все население. Казацкие сабли продавал, а не избавлял украинцев от польской неволи! «Обычай тот бывал, что всегда Войску Запорожскому платили, просят и ныне Его Царское Величество, чтоб на полковника по 100 ефимков, на есаулов полковых по 400 золотых, на сотников по 100, на козаков по 30 золотых.» (С) - казацкие требования, пункт 20.

    Характерно, что в приговоре Земского собора, жители левобережья названы вполне конкретно - ЧЕРКАСЫ! Ни о каком «воссоединении братских народов» и словечка нет. Причина принятия казаков под защиту России указана определенно и точно - король Ян Казимир нарушил коронную клятву «в вере християнской остерегати и зашищати». Если кто-то сомневается, пусть посмотрит «Мартовские статьи» Переяславской Рады.

    Естественно, что в советское время любое восстание «натягивали» на «борьбу крестьян и простого народа за свою свободу», но в отношении Хмельницкого факты говорят об ином. Один из пунктов договора: «которые Государевых всяких чинов люди бегати в Государевы черкаские городы и места учнут, и тех бы, сыскав, отдавали.» (С). По сути, запорожцы с успехом меняли хозяев, называя это «казацкой волей» и служили помаленьку и тем и другим, постоянно предавая всех (включая самих запорожцев) пока их Екатерина к ногтю не прижала и не вырезала особо «толерантных».

    Но вернемся к украинцам. В польских документах часто встречаются слова: украинные люди, украинные слуги, украинники, обыватели украинные. В русских документах слово «украинец» отчего-то постоянно заменено на малоросс, возможно по причине отсутствия украинцев в России. Хотя «современные исследователи» нередко поступают наоборот.

    Однако, существовавшее четкое деление на малороссов и черкес постепенно стиралось. Так же незаметно и постепенно, в разговорном русском языке появляется слово «украинцы». Замечу при этом, что малороссы обозначают этим словом не себя, а именно украинцев, бывших и существующих на то время польских подданных. Хотя некоторые из них упорно отказываются от этого столь «почетного» наименования, продолжая звать себя русинами.

    Веку к 19-му, понятие украинец более-менее употребляется на значительной территории, что связано скорее всего с широким расселением украинцев по Малороссии. Даже существовала Слободско-Украинская губерния, «Слобожанщина». Однако абсолютное большинство малороссов почему-то не отождествляет себя с этой «нацией», продолжая называться привычным именем. На этой стадии слово «украинец» скорее нелицеприятное прозвище в Малороссии.

    За рубежом, а точнее в самой Польше, некий Ян Потоцкий, довольно известный польский историк, называет украинцев ответвлением польского племени. Малороссы же у него - ответвление русского племени, а отнюдь не украинцы. Другие же западные маститые исследователи и вовсе не делают разницу между украинцами, черкасами и малороссами, записывая их всем скопом в «русские».

    Но вот в 1873 году во Львове открывается Научное общество имени Шевченко (Наукове товариство ім. Шевченка) и именно отсюда начинается настоящая история Украины! Энергичность М.С. Грушевского (профессора русской истории, между прочим) и позволила появиться государству, которое никогда не существовало; нации, которой никогда не было; языку, который наспех придумали в том же 19-м веке…

    Трудно сейчас сказать, была ли деятельность Научного общества усиленно проспонсирована из-за границы или это исключительно идейность его членов поспособствовала, но уже к концу 19-го века оно получает обширную известность по всей Малороссии. Резко увеличивается издательская активность общества, только в 1898 году им издано 10 томов по «украінсько-руськой истории»! Это не считая газет и журналов. Основная деятельность - перевод с русского и малорусского на новый украинский.

    Особое внимание обращалось на авторов, которые имели маломальское отношение к Малороссии, в новой трактовке - Украине. Однако известность - это еще не поклонение. Малороссы по-прежнему не считают себя украинцами, лишь маленький процент населения, «просвещенное общество» мнит себя «новой древней расой». Не менее дружно и ретиво создается «украинский язык».

    Сегодня складывается довольно абсурдная ситуация, когда «украинские патриоты» поют осанну Грушевскому, но ничего не знают (или не хотят знать) о главном труде профессора - новом украинском языке!

    Это не является закрытой информацией или тайной. Более того, сами националисты и украинофилы, например Нечуй-Левицкий, приходят к выводу, что «За основу своего письменного языка профессор Грушевский взял не украинский язык, а галицкую говирку со всеми ее стародавними формами, даже с некоторыми польскими падежами. К этому он добавил много польских слов, которые галичане обычно употребляют в разговоре и в книжном языке, и которых немало и в народном языке. До этих смешанных частей своего языка проф. Грушевский добавил еще немало слов из современного великорусского языка без всякой необходимости и вставляет их в свои писания механически…»

    или

    «Галицкий книжный научный язык тяжелый и не чистый из-за того, что он сложился по синтаксису языка латинского или польского, так как книжный научный польский язык складывался по образцу тяжелого латинского, а не польского народного… И вышло что-то такое тяжелое, что его ни один украинец не сможет читать, как бы он не напрягался бы.» (С).

    А вот и сам Грушевский: «есть у нас научная и школьная терминология, созданная преимущественно на галицкой почве, созданная в значительной своей части на скорую руку и не всегда умелыми руками; благодаря этому в ней много сору…» (С).

    Украинским языком, украинофилы до Грушевского, называли малорусское наречие русского языка-суржик, никакого отношения к «мове» не имеющего. Когда в 1906-м была предпринята попытка широкого внедрения «украинского языка», так называемый «языковой крестовый поход», особого эффекта не получилось. Читать на незнакомом языке никто не хотел, газеты и журналы не продавались и интересны были лишь узкому кругу «подвижников».

    Надо сказать, к «особой украинской истории» и «мове» очень благосклонно отнеслись в Австро-Венгрии. Их начали активно изучать во всех учебных заведениях для украинцев. Хотя и здесь пришлось столкнуться с некоторыми проблемами. Планировалось например, что украинский язык будет писаться латиницей, но переход на латинский алфавит учениками просто не воспринимался даже возможным, пришлось от этой идеи отказаться.

    А потом грянула Мировая война и революция. На части территорий нынешней Украины возникли ЗУНР и УНР, украинские народные республики (ЗУНР-западная). Вот тут-то и наступил звездный час «настоящих украинцев» в деле «воспряния нации».

    Однако попытка украинизации не принесла успеха, вызвав равнодушие у крестьян и возмущение у интеллигенции Малороссии. Кардиналовская, жена украинского премьера Голубовича, ярая националистка очень сетовала на возмущение киевлян и отказ «украинизироваться», была поражена огромным списком людей, подписавшихся под лозунгом «Я протестую против насильственной украинизации Юго-Западного края», напечатанного в газете «Русская мысль».

    Однако, за марионеточными республиками пришла советская власть и украинизация началась уже серьезная и хорошо организованная. Хотя протесты против нее не останавливались вплоть до 30-х годов.

    Например, в 1926 году (в самый разгар), на партийном собрании в Луганске, один из рабочих говорил: половина населения не знает и не понимает этого языка, а другая половина если и понимает, то все же хуже своего родного русского, так зачем такое угощение для крестьян? Но было уже поздно. В 1922 году декретом большевиков Скрыпника и Гунько Малороссия была заменена словом Украина, а русский язык — украинским.

    Характерно, что даже жители новоявленной Украины не знали, как правильно делать ударение в слове «украинец»… Хотя и говорить о «трагической ошибке» тоже однозначно нельзя. Государство было молодое и как могло решало множество встающих перед ним проблем. Некоторые из них решались публичной национализацией в различных областях страны, не только на Украине. Это позволяло значительно снизить антисоветскую риторику и уменьшить число провокаций и актов террора на пограничных территориях.

    С точки зрения многих, особенно рядовых националистов, борьба с большевиками и со своим народом-это были разные вещи. К 30-м годам курировавшие националистические организации иностранные разведки перестроились и необходимость национализаций отпала, но темпы были заданы очень высокие и мы имеем сегодня то, что имеем.

    Хотя прекращение насильственной украинизации все же принесло свои плоды. До определенного времени большая часть украинцев считала себя русскими, относя к потомкам малороссов, а не бывших польских подданных.

    Сейчас оценивать реальную обстановку трудно, поскольку изъясняться на русском языке и называть его родным просто опасно. За «язык оккупантов» и прорусские высказывания могут не только избить, затравить или посадить в тюрьму, но и убить, как ряд украинских журналистов или жителей Донбасса.

    Таким образом, можно говорить о том, что история государства Украина крайне скудна и даже попытки искусственно сделать ее не то что великой, а хотя бы обязательной для всего украинского населения пока дают только некоторые визуальные эффекты, без качественного наполнения и активное противодействие.

    При этом следует четко понимать, что попытки украинского правительства лишить свой народ богатейшей истории предков-малороссов, это обычное предательство! Как Грушевский и Ко старательно выбрасывали все русское из языка, так и сегодня из сознания людей пытаются вытравить русскую память.

    Совершенно неважно, какая национальность написана в паспорте, миллионы украинцев пали защищая нашу общую Родину, без всяких размышлений на тему украинского национального самосознания.

    Для сегодняшних жителей Украины самым важным стало решить для себя-в какой стране они живут: в европейском «новоделе» или в исторической Малороссии, пусть и названной 100 лет назад Украиной!

    источник
     
    МакошьДата: Понедельник, 19.10.2015, 19:27 | Сообщение # 12
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал

    Киев не был "Матерью городов Русских"

    Академик Янин, ведущий масштабные раскопки в районе Старой Ладоги и Новгорода Великого, пришел, на основании найденных артефактов, к сенсационным выводам, кардинально меняющих наше представление об истории Древней Руси.

    Примечательно, что академик Янин, еще в свою бытность младшим научным сотрудником, сделал заметное открытие в археологической науке – нашел в 1951 году первую так называемую «берестяную грамоту».

    «Берестяными грамотами» назвали письменные тексты древних русичей, которые они записывали заостренной палочкой на березовой коре (бересте).

    Особенности почвы Новгорода Великого и Старой Ладоги (там существовал слой глинистой почвы, который как бы «консервировал» предметы органического происхождения) позволили «берестяным грамотам» просуществовать до нашего времени – от эпохи IX – XI веков.

    К настоящему времени, во многом усилиями экспедиции под руководством академика Янина, найдено уже около 50 000 «берестяных грамот». Одна из них вызвала целую полемику в отечественных СМИ. В этой «берестяной грамоте» одна жительница древнего Новгорода обращалась к своей знакомой по поводу старого долга, который эта старая знакомая никак не хотела ей возвращать, и употребляла нецензурный выражения, именуемые сейчас просто – русский мат. А ведь до этого историки нас убеждали, что русский мат есть печальное наследие татаро-монгольского ига.

    Но если отбросить «интеллектуальные» забавы нашей все более на глазах желтеющей прессы, то 50 000 «берестяных грамот» дают совершенно иное представление о той эпохе.

    Во-первых, поражает разнообразие найденных текстов. Здесь и деловые письма (к которым относится и вышеприведенное возмущенное письмо о возврате старого долга), и казенные распоряжения, и личные письма древних русичей друг к другу.

    Например, в одном из этих писем маленький мальчик пишет своему отцу, который ушел в поход к Северному морю, что он очень скучает без своего папы. В другом письме мать пишет взрослому сыну – отец совсем одурел на старости лет, привел в дом молодую, а ее выгнал из дому. А одно письмо прямо таки представляет образец древней любовной лирики – женщина пишет своему любовнику об их прошлых ночах любовных утех, и описывает, с какой страстью она ждет новых встреч со своим любимым.

    Во-вторых, такое количество найденных «берестяных грамот» и их видовое и тематическое разнообразие дают основание утверждать, что в те времена Древняя Русь была страной чуть ль не 100% грамотности. И это время, когда многие монархи стран Западной Европы ставили на государственных бумагах вместо подписи крестик.

    В-третьих, внимательное изучение найденных древних текстов позволили академику Янину придти к выводу, что Киев никогда не был столицей Древнерусского государства.

    По Янину столицей Древнерусского государства до XI века была Старая Ладога, а после XI века Новгород Великий. Это заключение Янин сделал на основании глубокого анализа текстов многих найденных в последнее время «берестяных грамот».

    Хотя к этому выводу российские историки пришли еще перед Первой Мировой войной, но после Октябрьского переворота по идеологическим причинам уже советские историки вернулись к тезису «Киев – мать городов русских».

    Кроме «берестяных грамот» в культурном слое почвы Старой Ладоги и Новгорода Великого были найдены и другие крайне любопытные артефакты. Оказывается, что древние русичи практически не носили плетеной обуви (называемой в просторечии лаптями), столь распространенной впоследствии на Руси в более поздние времена.

    Во всяком, в сотнях найденных образцов основном встречались полуистлевшие остатки кожаной обуви, и только два раза – плетеной. С учетом того обстоятельства, что береста, из которой изготовлялась плетеная обувь, достаточно хорошо сохраняется, можно утверждать достаточно уверенно – жителей Новгорода Великого и Старой Ладоги сложно было назвать «лапотниками».

    Академик Янин, на основании анализа результатов своих археологических экспедиций, приходит еще к одному фундаментальному выводу. До сих пор считалось, что колонизации территории Древней Руси шла с юга на север, а ядро Древнерусского государства сложилось на базе племенных союзов южных славян – полян, древлян и др.

    Янин же считает, что ядро Древнерусского государства сложилось в районе Старой Ладоги и Новгорода Великого, на базе племенного союза так называемых южнобалтийских славян. И колонизация Древней Руси шла с севера на юг.

    Стоит специально отметить, что в отличие от других известных историков, как Николай Гумилев и др., Янин аргументирует свои сенсационные выводы результатами археологических находок в своих многочисленных экспедициях.

    Но значение выводов академика Янина выходит далеко за рамки узкоспециальных знаний. В самом деле, чего только стоит упразднение устоявшегося лозунга-стереотипа – «Киев – мать городов русских!».

    Источник
     
    МакошьДата: Воскресенье, 08.11.2015, 19:16 | Сообщение # 13
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал
    Историк Александр Колпакиди: «Называть революцию «переворотом» - это для дураков»

    Мифы и правда о 25-м октября (7-го ноября) 1917-го

    Нет, наверное, в истории нашего государства такого события, вокруг которого не было бы столько легенд и мифов, как Великая Октябрьская социалистическая революция.

    Сначала нам говорили, что это было величайшее событие в мировой истории, потом к власти пришли другие, и их идеологи стали говорить о том, что это был дежурный рядовой переворот небольшой группки и т.д.

    Когда, как не в канун годовщины этого события, поговорить об этом с человеком, который профессионально разбирается в вопросе.

    Например, с российским историком спецслужб и просто историком Александром Колпакиди.

    - Александр Иванович, сразу быка за рога, революция или переворот?

    - Безусловно, революция. Это в ходе перестройки несколько любителей жареного обнаружили, что, оказывается, в самом начале 20-х годов некоторые участники этих событий называли ее переворотом. И раздули из этого сенсацию. В чем тут сенсация? Дураку понятно, что переворот – это когда у власти меняются люди и ничего не происходит принципиально.

    Случившееся 7 ноября 17-го года полностью изменило историю России. Гораздо в большей степени, чем какое-нибудь еще событие в истории нашей страны. Проблемы, которые десятилетиями, столетиями не решались, были в результате этой революции решены. Люди, которым от рождения было предназначено быть представителями низшего сословия (а Россия была сословной страной), получили возможность социального лифта, стали политиками, инженерами, кем угодно. Тот же Брежнев, выходец из рабочей семьи, стал главой государства. Да и Сталин, сын пьяницы-сапожника, выросший фактически без отца, стал главой государства. Поэтому говорить о том, что это переворот, можно только для того, чтобы произвести впечатление на дураков.

    - Но ведь большевики свергли законное и легитимное Временное правительство!

    - Надо различать легитимность и законность. Временное правительство в народе не пользовалось популярностью чуть ли не с первых дней своего существования. Это правительство было незаконным, оно отвергло предыдущие законы, оно пришло к власти отнюдь не безболезненно, там порядка 4 тысяч человек погибло.

    - Во время Февральской революции?

    - Да. На это просто не обращали внимания. Февральская революция очень мало изучена, но она гораздо более интересна, чем Октябрьская. правительство было легитимным, пока его поддерживали Советы, где во главе стояли меньшевики и эсеры, так называемые соглашатели, которые увещевали говорили: не бастуйте, не убивайте помещиков, не устраивайте беспорядков, и всё наладится, всё будет хорошо после войны до победного конца. И эти соглашатели к осени 17-го потерпели полный крах. В Советах везде прошли перевыборы, и большинство в Советах рабочих и солдатских депутатов получили большевики и их союзники. Легитимность была утрачена.

    Советы были главной силой. Потому что это не только рабочие, но и солдатские депутаты. А кто такие солдаты? Это крестьяне, одетые в шинели, крестьяне с ружьем и в шинелях.

    Но еще до этого от этого Временного правительства отвернулись казаки, офицеры. Абсолютная масса офицеров ненавидела «временных» больше, чем большевиков. Весьма характерно, что именно в период Октябрьской революции абсолютное большинство будущих врагов большевиков, тех, с кем им пришлось позже воевать, ненавидели большевиков гораздо меньше, чем Временное правительство. Для них Керенский был гораздо более ненавистная фигура, чем Ленин. Через 6-7 месяцев ситуация изменилась, но в момент Октября это было так.

    - Слушайте, но ведь в последние годы вышла куча публикаций, что большевиков была всего-то горстка!

    - Не такая уж горстка. Дело в том, что к моменту Февральской революции (есть разные цифры) их было около 20 тысяч. Это как бы официальная цифра, которую я лично считаю даже завышенной. Но уже к моменту Октябрьской революции их было четверть миллиона. Это большая цифра для России. Кроме того, очень важный момент. Они же были не одни.

    Еще одно белое пятно, когда мы говорим об Октябрьской революции. Мы всегда говорим о большевиках. Но вместе с ними выступил целый набор партий и организаций. Это прежде всего левые эсеры, которые в провинции, особенно в деревнях, были крайне сильны. Невозможно управлять только губернским центром, который кто-то кормит. И эсеры, чрезвычайно популярные среди крестьян, обеспечивали господство большевиков в провинции.

    Не секрет, что левые эсеры приняли активное участие в самом перевороте в Петрограде. Просто их роль никогда особенно не выпячивалась в советское время. Кроме того, еще максималисты, анархисты, меньшевики-интернационалисты, многие национальные, мусульманские социалистические и другие организации выступили союзниками большевиков. И на Кавказе были местные, и в Поволжье местные мусульманские левые организации, на Украине огромное количество – всякие незалежники, борьбисты, боротьбисты. Огромное количество союзников, потому что у большевиков был четкий проект. И этот проект они собирались решительно осуществить. Что и сделали.

    - Откуда вообще появилось Временное правительство? В наших учебниках истории об этом мало что сказано.

    - Сформировали после отречения императора из думских депутатов, которые тоже в народе не пользовались доверием. Вообще, все эти люди уже более 10 лет были в газетах, на виду. Это примерно как у нас сейчас по ток-шоу ходят одни и те же люди.

    - То есть, если говорить нынешними реалиями, встала фракция ЛДПР и сказала — Жириновский будет министром транспорта. Или обороны. Так?

    - Да, упрощая, конечно, но так и было. Именно эти люди развалили империю. Именно при них началось бешеное обесценивание рубля. Оно началось еще при царе: к началу Февральской революции, если я не ошибаюсь, 26-27 копеек была реальная стоимость рубля, а уже к октябрю – всего 6-7 копеек. Но при «временных» произошел обвал по земельному вопросу, начались крестьянские выступления. То есть развалилось всё, армия стала расходиться по домам, массовое дезертирство. И так очень сильная зависимость России от так называемых союзников, она возросла в разы при Временном правительстве. И резко усилился сепаратизм.

    Февральская революция очень мало изучена, но она гораздо более интересна, чем Октябрьская

    К тому времени уже активнейшим образом отделялась Украина. Она уже фактически создавала свои вооруженные силы, она фактически уже была самостоятельным государством, хотя формально еще оставалась в составе России. Одновременно такой же процесс шел в Белоруссии, в Средней Азии.

    Польша и Финляндия – это уже было понятно, что отрезанный ломоть. Точно так же происходили процессы по всей южной границе, населенной казаками. Был создан так называемый Южный союз, и казаки вступили в союз с горцами. Сепаратизм был чудовищный. И не только национальный. Губернии между собой… До смешного доходило. У белых между собой были свары между различными их государственными образованиями. Вплоть до того, что они вели торговые войны между собой и агентурную разведку. Это всё было наследие февраля. И проиграли они большевикам, потому что Ленин сказал четко, что с 25 октября большевики превратились в главных защитников Отечества. Как только большевики взяли власть, они стали главными борцами за русскую государственность, главными собирателями всех земель, которые расползлись, как тараканы, главными борцами против сепаратизма. Это очень важный и принципиальный момент.

    - Давайте вернемся все-таки к самому 7 ноября, к Зимнему дворцу. Штурм был? «Аврора» стреляла?

    - Этот вопрос – штурм, не штурм… Знаете, как толковать. Академик Минц, знаменитый наш буденновец, в свое время употреблял термин «взятие». Не штурм, а взятие.

    Там было много неразберихи. Орудия Петропавловской крепости, из которых планировали стрелять по Зимнему, оказались неисправны. Снаряды не подошли. И пока они там разбирались, специалистов вызывали… Вот правительство, через реку эта Петропавловская крепость несчастная. Пришлось на Выборгскую сторону ехать. И там не нашлось ни одного орудия, которое стреляло… А дворец тогда был не такой, как сейчас. Во-первых, со стороны Невы был забор, а со стороны Дворцовой площади – огромное количество дров. Он был действительно достаточно укреплен. Но защитников с каждым часом становилось все меньше и меньше. Ушла одна из женских рот, Михайловское артиллерийское училище юнкерское ушло, орудия увели. Причем из этих орудий потом их и обстреливали. Потом казаки ушли, когда увидели, что стреляют, лошадей увели.

    Сплошная неразбериха. Например, матрос описал взятие Зимнего: «Мы заходим в комнату, а там юнкера, их больше. Мы сдали им ружья. Но поднимаются по лестнице другие наши. В конце концов, в этой комнате нас, матросов, больше. Мы забираем теперь ружья у юнкеров и ведем их».

    Да, 6 человек погибли в результате разных несчастных случаев.

    А кто такие солдаты? Это крестьяне, одетые в шинели, крестьяне с ружьем и в шинелях

    - А если бы не Октябрьская революция, говорят некоторые историки, Россия тогда бы довела дело до победы в Первой мировой войне и, как и остальные победители, взяла бы свою долю контрибуций и репараций.

    - Если бы Аляску не продали, то сейчас бы, наверное, американцы в Сирии не помогали боевикам. Знаете, это всё какой-то бред.

    - Не я его распространяю.

    - Хорошо, отвечу. Война кончилась-то больше чем через год после Октября 17-го. Вопрос, а кто бы воевал-то этот год с лишним? Понимаете, когда белочехи захватывали города в Сибири, там тут же из подполья выходили офицеры, надевали погоны и начинали воевать. А почему эти офицеры оказались в Сибири? Почему они сбежали с фронта? Почему до того не сопротивлялись немцам?

    Знаете, сейчас все время говорят, как же так, в Екатеринбурге такое подполье было офицерское? Они там караульный батальон контролировали, склад оружия имели, везде проникли. Почему же они царя-батюшку не освободили? Да потому не освободили, что не нужен им был царь. Они ждали прихода чехов. И как только чехи появились на горизонте, они достали плакат, на котором было написано «Вся власть Учредительному собранию» и вышли этих чехов встречать. О каком царе-батюшке идет речь? Представьте, пока ты воюешь за какие-то Дарданеллы, у тебя в деревне поделили всю землю.

    Собственно говоря, Гражданская война – это схватка октября с февралем, неожиданно ожившим.

    - Но ведь России же обещали многое после победы. И проливы в том числе.

    - Я думаю, что, скорее всего, ничего не получила бы Россия. Не только Керенского, царя бы надули. Тут обсуждается не тот вопрос, что Керенский мог довести страну до победы. Керенский ничего не мог довести до конца. Обсуждается вопрос: царь мог или нет? И, как ни крути, получается, ни тот, ни другой не могли. Ни один даже внутренний вопрос никем из них не был решен. Ни земельный вопрос, ни рабочий вопрос, ни национальный вопрос. Не говоря уже о каких-то вопросах важных, но не таких глобальных. Ни один вопрос решить не могли. И вы хотите, чтобы они соревновались с английской и французской дипломатией. Ничего бы мы не получили!

    Ленин сказал четко, что с 25 октября большевики превратились в главных защитников Отечества

    - Ленин – шпион кайзера или нет?

    — Знаете, когда я это слышу…

    - На деньги кайзера ведь делал революцию.

    — То вспоминаю НЛО, снежного человека, Лохнесское чудовище и Бермудский треугольник. Я расскажу историю, которая со мной произошла. У меня был знакомый, очень известный в Питере профессор Старцев. Во время перестройки он выступал как либерал, разоблачал эти белые пятна и т.д. Ему дали грант, и он поехал в Америку работать в библиотеке Конгресса США. И вдруг он там обнаружил, что, оказывается, знаменитый Джордж Кеннан, один из инициаторов холодной войны, главный антисоветчик и враг Советского Союза, оказывается, написал целый труд о том, что эти документы, так называемые сенсационные, о том, что немцы устроили революцию в России — фальшивка. Его засекретили и не публиковали. И никто о нем не знал, он его случайно там обнаружил. Видно, когда перестройка началась, его рассекретили. То есть американцы это всё прекрасно знали, сам Кеннан написал по поводу этого работу.

    Что меня поразило тогда? Старцев, будучи человеком либеральных взглядов, написал честную книгу по поводу этих документов, где еще больше эти документы разоблачил. Я был просто в шоке. Это редкий случай, когда человек настолько вразрез идет со своими взглядами и представлениями. Мы помним редкие случаи подобные Владимира Максимова, Александра Зиновьева. И Старцев, которого я очень с тех пор зауважал.

    Если в двух словах, тут есть два блока документов. Есть бумаги Сиссона, которые за 25 тысяч долларов (это чудовищная сумма, это 25 миллионов долларов сейчас) продал американцам авантюрист Фердинанд Оссендовский , Остап Бендер того времени, автор знаменитой книги «Люди, боги, звери». Это был аферист, который до революции занимался тем, что с папочкой приходил в банк и говорил: «Вот вырезки из газет по поводу вашего банка, если хотите, опубликую – разоритесь. Дайте 10 тысяч рублей». Иногда его били, иногда давали деньги, иногда сажали. Чистый жулик, проходимец. Вместе с каким-то эсером, который известен под фамилией Семенов, они это сфабриковали и получили бешеные деньги.

    Второй блок документов – это так называемые бумаги Никитина. Это офицер, по блату ставший начальником контрразведки Петроградского военного округа в марте 17-го года. В его досье присутствует деловая переписка между Копенгагеном и Петербургом по поводу торговли медикаментами. Ее внимательно проанализировали. Он выдавал ее за шифрованную – мол, таким образом деньги переводились большевикам. Но деньги-то переводились не в Москву, а в Копенгаген из Москвы. Они присылали медикаменты, а из Петрограда им шли деньги.

    Но большевики завоевали власть и удержали ее не потому, что это надо было Германии или кому-тот еще. Именно в этот период стало ясно, что только опора на народ спасет страну

    Есть еще целая книга американского профессора Семена Ляндреса. Единственный случай в ней приведен, который действительно доказан и трудно отрицать. Был такой швейцарский социал-демократ, который в Швейцарии дружил с русскими большевиками, получивший огромное наследство и какую-то сумму из него он одолжил большевикам, по-моему, 40 тысяч долларов. Они, хоть и не хотели, ему потом с большим треском через 5 лет вернули. И вот выяснилось недавно, что он был немецким агентом. И, вообще, непонятно, кто он такой. Оказывается, всю жизнь он жил под чужим именем. Но никто же из большевиков не знал, что он немецкий агент. Он ходил на все мероприятия – конференции, собрания, участвовал. В Швейцарии он был видным человеком. Никто же не сказал, что это немецкий агент. Кто такой, откуда взялся — неизвестно. И вот это единственный доказанный случай. Но это настолько ничтожная сумма.

    - Хорошо, Ленин — не шпион. Но ведь террорист. Какой террор он развязал!

    Совершенно нет. Это интересный момент. Я не хочу сейчас рассказывать, как отпускали под честное слово, а потом отпущенные под честное слово оказывались в белых армиях, воевали. Там ведь не только один атаман Краснов нарушил данное слово, масса офицеров нарушили это данное слово. Но вот какой первый акт зверского террора в этот период? Расстрел в Кремле. Там находился гарнизон, 56-й полк. Обычные солдаты, русские ребята. Командовал прапорщик Берзин. Ему звонит командующий округом, заключивший перемирие с большевиками, и говорит Берзину: большевики сдались, Петроград взят, сдавайтесь, обещаем – мир, дружба, жвачка. И прапор-дурак ему поверил. Как не поверить? Полковник, командующий округом, а он простой прапор.

    Целый полк сдался, русские люди, под честное слово. Не латыши, не китайцы. И юнкера, в общем-то, русские. Но в полку взрослые мужчины, солдаты, а юнкера – юнцы. Солдат выстроили, и юнкера стали расстреливать из пулеметов и с броневика. Они легли. Офицеры кричат: «Это по ошибке. Вставайте». Они встали. Их опять стали расстреливать. И расстреляли 300 человек. Просто вот так. Почему никто не говорит, что эти юнкера террористы? В конце концов, там был генерал Кайгородов, он встал вместе с солдатами и сказал юнкерам: «Стреляете в них — стреляйте в меня»!.

    Даже старшие офицеры были поражены этому зверству младших офицеров. И что вы думаете, большевики, которых сейчас рисуют террористами, им что-то сделали? Нет, всех юнкеров, этих карателей, отпустили потом, когда они сдались сами, будучи окруженными.

    Тогда много что творилось. Но большевики завоевали власть и удержали ее не потому, что это надо было Германии или кому-тот еще. Именно в этот период стало ясно, что только опора на народ спасет страну. Что вот эти элиты так называемые (я их предпочитаю называть быдлоэлиты), они преследуют только свои эгоистические интересы, им наплевать на страну в целом. И только народ – крестьяне, трудовое казачество, рабочие — они вместе сумели предотвратить полный развал страны.И построить на обломках империи новое государство. Чтобы уже в 26-м году мы вышли на уровень 13-го года, а в начале 30-х годов мы превратились в державу мирового класса. А в 1945-м стали одной из двух супердержав в мире. А всему этому дала толчок Великая Октябрьская социалистическая революция.

    источник
     
    МакошьДата: Пятница, 13.11.2015, 21:46 | Сообщение # 14
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20619
    Статус: Убежал
    Православие - не христианство. Как появлялись исторические мифы

    Греко-Кафолическая ортодоксальная (правоВерная) церковь (ныне РПЦ) стала называться правоСлавной только с 8 сентября 1943 года (утверждено указом Сталина в 1945 году).

    Что же тогда именовалось Православием в течении нескольких тысячелетий?

    «В наше время в современном русском просторечии в официальном, научном и религиозном обозначении термин «православие» применяется к чему-либо относящемуся к этнокультурной традиции и его обязательно связывают с Русской Православной Церковью и христианской иудео-христианской религией.

    На простой вопрос: "Что такое православие" любой современный человек, не задумываясь, ответит, что Православие – это христианская вера, которую приняла Киевская Русь во времена правления князя Владимира Красное Солнышко от Византийской империи в 988 году нашей эры.

    И что Православие, т.е. христианская вера существует на русской земле уже больше тысячи лет. Ученые от исторической науки и христианские богословы в подтверждении своих слов заявляют, что самое раннее использование слова Православие на территории Руси фиксируется в «Слове о Законе и Благодати» 1037 – 1050-е года митрополита Илариона.

    Но так ли оно было на самом деле?

    Советуем внимательно прочитать преамбулу к федеральному закону о свободе совести и о религиозных объединениях, принятому 26 сентября 1997 года. Обратите внимание на следующие моменты в преамбуле: «Признавая особую роль православия в России…и далее уважая христианство, ислам, иудаизм, буддизм и другие религии…»

    Таким образом, понятия Православие и Христианство не тождественны и несут в себе совершенно разные понятия и значения.

    ПравоСлавие. Как появлялись исторические мифы



    Стоит задуматься, кто же участвовал в семи соборах иудео-христианской церкви? Православные святые отцы или все же Правоверные святые отцы, как это и указано в оригинале Слова о Законе и Благодати? Кем и когда было принято решение о подмене одного понятия на другое? И существовало ли когда-либо в прошлом упоминание о Православии?

    Ответ на этот вопрос дал Византийский монах Велизарий 532 год н.э. Задолго до крещения Руси вот что он написал в своих Хрониках о славянах и их обряде посещения бани: « Православные словены и русины – дикие люди, и житие их дикое и безбожное, мужи и девки вместе запиращися в жаркой истопленной избе и истяжаша телеса своя….»

    Мы не будем обращать внимание на то, что для монаха Велизария обычное посещение славянами бани показалось чем-то диким и непонятным, это вполне естественно. Для нас важно другое. Обратите внимание на то, как он называл славян : Православные словены и русины.

    Только за одну эту фразу мы должны выразить ему свою признательность. Так как этой фразой византийский монах Велизарий подтверждает, что славяне были Православными за многие тысячи лет до обращения их в иудео-христианскую веру.

    Славян называли Православными, ибо они ПРАВЬ славили.

    Что такое "ПРАВЬ"?

    Наши предки верили в то, что реальность, космос, разделен на три уровня. И это также очень похоже на индийскую систему разделения: Высший мир, Средний мир и Низший мир.

    На Руси эти три уровня называли так:
    Высший уровень - это уровень Прави или Правь.
    Второй, средний уровень, это Явь.
    И низший уровень – это Навь. Навь или Не-явь, неявленный.

    Итак:
    Мир Прави – это мир, где все правильно или идеальный высший мир. Это мир, где живут идеальные существа с высшим сознанием.
    Явь – это наш, явленный, очевидный мир, мир людей.
    И мир Нави или Не-яви, неявленный, это негативный, неявленный или низший, или посмертный мир.

    В индийских ведах тоже говорится о существовании трех миров:
    Высший мир – это мир, где доминирует энергия благости.
    Средний мир охвачен страстью.
    Низший мир погружен в невежество.

    Такого деления у христиан нет. Библия об этом умалчивает.

    Вот такое сходное понимание мира дает и сходную мотивацию в жизни, т.е. необходимо стремиться в мир Прави или Благости. А для того, чтобы попасть в мир Прави, нужно все делать правильно, т.е. по закону Бога.

    От корня «правь» происходят такие слова, как «правда». Правда – то, что дает правь. «Да» - это «давать», а «правь» - это «высшее». Итак, «правда» - это то, что дает правь.

    Если говорить не о вере, а о слове "православие", то конечно оно заимствовано церковью (по разным оценкам в 13-16 веках) от "славящих правь", т.е. от древнерусских ведических культов.
    Хотя бы по причине того, что:

    а) редко какое древнерусское имя не содержало в себе частичку «слав»,
    б) что до сих пор санскритское, ведическое слово "правь"(духовный мир) содержится в таких современных русских словах как: правда, правильный, праведный, правота, правление, управление, исправление, правительство, прав, не прав. Корнями всех этих слов является «прав».

    «Прав» или «правь», т.е. высшее начало. Смысл в том, что в основе настоящего управления должно лежать понятие о Прави или о высшей реальности. И настоящее управление должно духовно возвышать тех, кто следует за правителем, ведущим своих подопечных стезей прави.

    Подмена названия "правоверие" не "православие"

    Спрашивается, а кто же и когда на русской земле решил подменить термины правоверие на православие?

    Произошло это в 17 веке, когда московский патриарх Никон учинил церковную реформу. Основной целью данной реформы Никона было не изменение обрядов христианской церкви, как это трактуется сейчас, где все сводится якобы к замене двоеперстного крестного знамения на троеперстное и хождения крестного хода в другую сторону. Основной целью реформирования было уничтожение двоеверия на русской земле.

    В наше время мало кто знает, что до начала правления в Московии царя Алексея Михайловича на русских землях существовало двоеверие. Иными словами, простой народ исповедовал не только правоверие, т.е. христианство греческого обряда, пришедшее из Византии, но и старую дохристианскую веру своих предков ПРАВОСЛАВИЕ. Вот это больше всего волновало царя Алексея Михайловича Романова и его духовного наставника христианского патриарха Никона, ибо Православные староверы жили своими устоями и не признавали никакой власти над собой.

    Патриарх Никон решил покончить с двоеверием весьма оригинальным способом. Для этого под видом реформы в церкви якобы из за несоответствия греческих и славянских текстов он приказал переписать все богослужебные книги, заменяя фразы «правоверная вера христианская» на «православная вера христианская». В сохранившихся до наших времен Четиях Минеях мы можем видеть старый вариант записи «Правоверная вера христианская». Это был очень интересный подход Никона к делу проведения реформ.

    Во-первых, не нужно было переписывать множество древних славянских, как тогда говорили харатийных книг, или летописей, в которых описывались победы и достижения дохристианского Православия.

    Во-вторых стирались из памяти народа жизнь во времена двоеверия и само первоначальное значение Православия, ибо после такой церковной реформы любой текст из богослужебных книг или древних летописей можно было трактовать как благодатное влияние христианства на русских землях. Кроме того патриарх разослал по московским церквям памятку об употреблении троеперстоного крестного знамения вместо двоеперстного.

    Так началась реформа, равно как и протест против нее, приведший к церковному расколу. Протест против церковных реформ Никона был организован бывшими товарищами патриарха протопопами Аввакумом Петровым и Иваном Нероновым. Они указывали патриарху на самочинность действий и тогда в 1654 году он устраивает Собор на котором в результате давления на участников добивается провести книжную справу по древним рукописям греческим и славянским. Однако у Никона равнение шло не на старые обряды, а на современную греческую практику того времени. Все действия патриарха Никона привели к тому, что церковь раскололась на две враждующие между собой части.

    Сторонки старых традиций обвиняли Никона в трехязычной ереси и потаканию язычеству, так христиане называли Православие, т.е старую дохристианскую веру. Раскол охватил всю страну. Это привело к тому, что в 1667 году большой московский собор осудил и низложил Никона, а всех противников реформ придал анафеме. С той поры приверженцев новых богослужебных традиций стали называть никонианами, а приверженцев старых обрядов и традиций стали называть раскольниками и преследовать. Противостояние между никонианами и раскольниками временами доходило до вооруженных столкновений пока на стороне никониан не выступили царские войска. Во избежание крупномасштабной религиозной войны часть высшего духовенства московской патриархии осудило некоторые положения реформ Никона.

    В богослужебных практиках и государственных документах вновь стали использовать термин Правоверие. Для примера обратимся к духовному регламенту Петра Первого : «…А яко Христианский Государь, правоверия же и всякого в церкви Святой благочестия блюститель…»

    Как мы видим даже в 18 веке Петра Первого называют Христианским государем, Правоверия и благочестия блюстителя. А вот о Православии в данном документе нет ни слова. Нет его и в изданиях Духовного Регламента 1776-1856 гг.

    Таким образом, «церковная» реформа патриарха Никона, чётко проводилась против традиций и устоев русского народа, против славянских обрядов, а не церковных.

    Вообще, «реформа» знаменует рубеж, с которого начинается резкое оскудение веры, духовности и нравственности в русском обществе. Все новое в обрядах, архитектуре, иконописи, пении - западного происхождения, что отмечают и гражданские исследователи.

    «Церковные» реформы середины XVII века имели прямое отношение к культовому строительству. Предписание точно следовать византийским канонам выдвинуло требование строить церкви «о пяти верхах, а не шатром».

    Шатровые постройки (с пирамидальным верхом) известны на Руси ещё до принятия христианства. Такой тип построек считается исконно русский. Потому-то Никон своими реформами позаботился и о такой «мелочи», ведь это был самый настоящий «языческий» след в народе. Под угрозой смертной казни мастера-умельцы, зодчие, как только не ухитрялись сохранить форму шатра у храмовых построек и мирских. Несмотря на то, что приходилось строить купола с луковичными главками, общую форму строения делали пирамидальной. Но не везде удавалось обмануть реформаторов. В основном это были северные и отдалённые районы страны.

    Никон делал всё возможное и невозможное, чтобы истинное славянское наследие исчезло с просторов Руси, а вместе с ним и Великий Русский Народ.

    Теперь становится очевидным, что для проведения именно церковной реформы вообще не было никаких оснований. Основания были совершенно другие и никак не связанные с церковью. Это, прежде всего, уничтожение духа русского народа! Культуры, наследия, великого прошлого нашего народа. И совершено это было Никоном с огромной хитростью и подлостью.

    Никон просто «подложил свинью» народу, да такую, что до сих пор нам, русам, приходится по частям, буквально по крупицам вспоминать, кто мы такие, и своё Великое прошлое.

    Но был ли Никон зачинщиком этих преобразований? Или может быть за ним стояли совершенно другие лица, а Никон был лишь исполнителем? А если это так, то кто эти «люди в чёрном», которым так мешал русский человек со своим многотысячелетним великим прошлым?

    Ответ на это вопрос очень хорошо и подробно изложил Б.П.Кутузов в книге «Тайная миссия патриарха Никона». Несмотря на то, что автор не до конца понимает истинных целей реформы, надо отдать ему должное за то, как наглядно он обличил истинных заказчиков и исполнителей данной реформы.

    Исходя из этого появляется вопрос, когда же термин Православие стал официально использоваться христианской церковью?

    Дело в том, что в Российской империи не было Русской Православной Церкви. Христианская церковь существовала под другим названием – «Российская Греко-Кафолическая церковь». Или как ее еще называли «Российская Ортодоксальная церковь греческого обряда».

    Христианская церковь под названием РПЦ появилась во времена правления большевиков. В начале 1945 года по указу Иосифа Сталина в Москве под руководством ответственных лиц из Госбезопасности СССР был проведен поместный собор российской церкви и выбран новый патриарх Московский и всея Руси.

    Следует упомянуть, что многие христианские священники, не признавшие власть большевиков, уехали из России и за ее рубежами продолжают исповедовать христианство Восточного обряда и называют свою церковь не иначе как Russian Ortodox Church или Российская ортодоксальная церковь.

    Для того чтобы окончательно отойти от хорошо созданного исторического мифа и узнать что же в действительности означало слово Православие в глубокой древности, обратимся к тем людям, которые до сих пор хранят старую веру предков.

    Получив свое образование в советское время, эти ученые мужи либо не знают, либо тщательно стараются скрыть от простых людей, что еще в глубокой древности задолго до зарождения христианства на славянских землях существовало Православие. Оно охватывало не только основное понятие когда наши мудрые предки Правь славили. И глубинная суть Православия была гораздо больше и объемнее, чем это представляется сегодня.

    Образное значение этого слова включало в себя и понятия, когда наши предки Право славили. Вот только это было не римское право и не греческое, а наше, родное славянское.

    Оно включало в себя:

    Родовое Право, основанное на древних традициях культуры, конах и устоях Рода;
    Общинное право, создающее взаимопонимание между различными славянскими родами, живущими совместно в одном небольшом поселении;
    Копное право которое регулировало взаимодействие между общинами, живущих в больших поселений, коими являлись города;
    Весевое право, которое определяло взаимоотношениями между общинами, живущими в разных городах и поселениях в пределах одно Веси, т.е. в пределах одной области расселения и проживания;
    Вечевое право, которое принималось на общем сходе всего народа и соблюдалось всеми родами славянского сообщества.

    Любое Право от Родового до Вечевого было устроено на основе древних Конов, культуры и устоев Рода, а также на основе заповедей древних славянских богов и наставлений предков. Это было наше, родное славянское Право.

    Наши мудрые предки заповедовали сохранять его, и мы его сохраняем. С древнейших времен наши предки Правь славили и мы продолжаем правь славить, и мы храним свое славянское Право и передаем его из поколения в поколение.

    Поэтому мы и наши предки были, есть и будем Православными.

    Подмена в Википедии

    Современная трактовка термина ОРТОДОКСАЛЬНАЯ = Православная, появилась в Википедии только после того, как этот ресурс перешел на финансирование правительством Великобритании. На самом деле Ортодоксия переводится как правоВерие, Ортодоксальный переводится как правоВерный.
    Либо, Википедия, продолжая мысль о “тождественности” Православие=Ортодоксия, должна назвать Мусульман и Иудеев Православными (ибо термины ортодоксальный мусульманин или ортодоксальный иудей встречается во всей мировой литературе) либо все же признать что Ортодоксия=ПравоВЕРИЕ и ни как не относится к Православию, так же как и Христианская церковь восточного обряда, именуемая с 1945 года – РПЦ.

    Православие - это не религия, не христианство, а вера



    Фрагмент фильма Игры Богов рассказывает о чудовищной подмене понятия Православие, почему, когда, как и кто это сделал.

    Тождественность русского и индийского ведизма. Подмена понятий

    Христианство считается монотеистической религией, но единый Бог представляет из себя сочетание 3-х Богов: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой. В иудейской и христианской мифологии существуют высшие ангелы Серафимы и Херувимы. Темные силы в Христианстве представлены чертями, демонами и дьяволом.

    После принятия христианства функции "языческих" богов перешли к христианским святым.

    функции Велеса перешли на святого Власия, а также на святых Николая и Георгия.
    праздник Купалы совместился с днем Иоанна Крестителя и стал именоваться днем Ивана Купалы.
    функции Макоши перешли с святой великомученице Параскевии. По дню поминовения она стала именоваться Параскевой Пятницей.
    функции Перуна перешли на христианского святого Илью Пророка.
    функции Сварога перешли к святым Козьме и Демьяну и т.д.

    Таким образом "языческие" боги присутствуют в Христианстве, но под видом святых: они как бы замаскированы.

    Такая же подмена произошла и с праздниками. Христу, соответственно, приписали рождение в день, когда родились Солнечные Боги (день окончания зимнего солнцестояния и зарождения нового солнца) - 25 декабря.

    Да и распяли его, якобы, как раз на Пасху (которая уже была у иудеев). На этот праздник иудеи приносили в жертву людей и скот как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное. (Еф 5:1,2)

    Так что этот праздник изначально означает вовсе не то, что приписывает ему РПЦ, как в принципе и другим “своим” праздникам.

    Патриарх Никон нашёл очень правильное решение по уничтожению памяти о нашем прошлом. Это подмена одного другим!

    Вот так подло, руками Никона, продолжилось превращение русского человека, свободного по своей природе и мировоззрению, в самого настоящего раба, в «Ивана, не помнящего своего родства».
    В связи с этим возникает закономерный вопрос, а есть ли у Христианства вообще свои праздники?

    Любой индийский последователь Веданты знает, что его религия вместе с ариями пришла с Руси. А современный русский язык – это их древний санскрит. Просто он в Индии изменился до хинди, а в России остался тем же самым. Поэтому индийский ведизм – это не в полной степени ведизм русский.
    Русские прозвища богов Вышень (Род) и Крышень (Яр, Христос) стали наименованиями индийских богов Вишну иКришну. Энциклопедия лукаво об этом умалчивает.

    Ведовство есть бытовое понимание русского ведизма, включающее элементарные навыки магии и мистики. «Борьба с ведьмами» в Западной Европе в XV-XVI вв. была борьбой со славянками, молившимися ведическим богам.

    Христианскому богу-отцу соответствует русский бог Род, а вовсе не Иегова-Яхве-Саваоф, который у массоновявляется богом тьмы и смерти Руси Мары. Сам Иисус Христос на многих христианских иконах обозначен как Яр, а его мать Мария – как Мара.

    Слово «дьявол» того же корня, что и Дева. Это – князь тьмы, масонский Саваоф, который иначе называетсяСатаной. В ведической религии также нет "рабов божих". И только желание Запада принизить русский ведизм и заставить русских отказаться от своих богов, в которые русские верили сотни тысяч лет, привело к тому, что русское христианство становилось всё более прозападным, а последователей русского ведизма стали считать «служителями дьявола». Иными словами, на Западе вывернули все русские понятия наизнанку.

    Ведь и понятие «Православие» первоначально принадлежало русскому ведизму и означало: «Правь славили».

    Поэтому первоначальное христианство стало называть себя «правоверным», однако этот термин затем отошёл к исламу. Как известно, эпитет «православный» христианство имеет только на русском языке; на остальных оно называет себя «ортодоксальным», то есть, именно «правоверным».
    Иными словами, нынешнее христианство тайком присвоило себе ведическое название, которое глубоко укоренилось в русском сознании.

    Функции Велеса в гораздо большей степени, чем святой Власий, унаследовал святой Николай Мирликийский, прозванный Николаем-Чудотворцем. (См. результат исследования, опубликованного в книге: Успенский Б.А. Филологические разыскания в области славянских древностей.. – М .: МГУ, 1982.)

    Кстати, на многих его иконах неявными буквами начертано: МАРЫ ЛИК. Отсюда и первоначальное название местности в честь лика Мары: Марликийская. Так что на самом деле этот епископ был Николаем Марликийским. А его город, который первоначально назывался «Мары» (то есть, город Мары), теперь называется Бари. Произошла фонетическая замена звуков.

    Епископ Николай Марликийский - Николай-Чудотворец

    Однако сейчас христиане этих подробностей не вспоминают, замалчивая ведические корни христианства. Ибо теперь Иисус в христианстве толкуется как Бог Израилев, хотя иудаизм его богом не считает. А о том, что Иисус Христос, равно как и его апостолы – это разные лики Яра, христианство ничего не говорит, хотя это читается на множестве икон. Имя бога Яра читается и на Туринской плащанице.

    В своё время ведизм очень спокойно и по-братски отнёсся к христианству, видя в нём просто местную поросль ведизма, для которой есть название: язычество (то есть, этническая разновидность), подобно язычеству греческому с другим именем Яра – Арес, или римскому, с именем Яра – Марс, или с египетским, где имя Яр или Ар читалось в обратную сторону, Ра. В христианстве Яр становился Христом, и ведические храмы изготавливали иконы и кресты Христа.

    И только со временем под влиянием политических, а точнее, геополитических причин, христианство было противопоставлено ведизму, а затем христианство везде увидело проявления "язычества" и повело с ним борьбу не на живот, а насмерть. Иными словами, предало своих родителей, своих небесных покровителей, и стало проповедовать смирение и покорность.

    Иудо-христианская религия не только не учит миропониманию, но и препятствует получению древних знаний, объявляя их ерeсью. Таким образом, сначала вместо ведического образа жизни навязали глупое поклонение, а в XVII столетии после никонианской реформы подменили значение ПравоСлавия.
    Появились т.н. "православные христиане", хотя они всегда были правоверные, потому что ПравоСлавие и Христианство – это совершенно разные суть и принципы.

    Со словом "язычество" также произошла подмена понятий.

    В настоящее время понятие "язычество" существует лишь как антитеза христианству, а не как самостоятельная образная форма. Например, когда фашисты напали на СССР, то они называли русских “русише швайне”, так что же нам теперь, подражая фашистам, самим себя называть “русише швайне”?

    Вот и с язычеством происходит подобное недоразумение, ни русские люди (наши прапредки), ни наши духовные лидеры (волхвы или брахманы) сами себя никогда не называли “язычниками”.

    Иудейской форме мышления необходимо было опошлить и изувечить красоту Русской Ведической системы ценностей, поэтому возник мощный языческий ("pagan", поганый) проект.
    Никогда ни русичи, ни волхвы Руси, не называли себя язычниками.

    Понятие "язычество" это чисто иудейское понятие, которым иудеи обозначали все не библейские религии. (А библейских религий как мы знаем три - иудаизм, христианство и ислам. И все они имеют один общий источник - Библию).

    Один из первых шагов по фальсификации Библии заключался в привязке Иисуса Христа к иудейству, что и было сделано с помощью сфабрикованного родословия.

    Тайнопись на русских и современных христианских иконах

    Таким образом христианство в рамках ВСЕЯ РУСИ было принято не в 988 году, а в промежуток между 1630 и 1635 годами.

    Исследование христианских икон позволило выявить сакральные тексты на них. К их числу никак нельзя отнести надписи явные. Зато к ним стопроцентно относятся неявные надписи, связанные с русскими ведическими богами, храмами и жрецами (мимами).

    На старых христианских иконах Богородицы с младенцем Исусом стоят русские надписи рунами, говорящие, что это изображены Славянская Богиня Макошь с младенцем Богом Яром. Иисуса Христа именовали также ХОР ИЛИ ГОР. Причём имя ХОР на мозаике, изображающей Христа в церкви Христа Хора в Стамбуле написано так: «НХОР», то есть ИХОР. Буква И раньше писалась как Н. Имя ИГОРЬ практически тождественно имени ИХОР ИЛИ ХОР, поскольку звуки X и Г могли переходить друг в друга. Кстати, не исключено, что отсюда произошло и уважительное имя ГЕРОЙ, вошедшее потом во многие языки практически не изменившись.

    И тогда становится понятной необходимость маскировки ведических надписей: их обнаружение на иконах могло повлечь за собой обвинение иконописца в принадлежности к староверам, а за это, по реформе Никона, могло последовать наказание в виде ссылки или смертной казни.

    С другой стороны, как теперь становится очевидным, отсутствие ведических надписей делало икону несакральным артефактом. Иными словами, не столько наличие узких носов, тонких губ и крупных глаз делало изображение сакральным, а как раз связь с богом Яром в первую очередь и с богиней Марой во вторую через отсылочные неявные надписи добавляло иконе волшебных и чудесных свойств. Поэтому иконописцы, если хотели сделать икону чудотворной, а не простым художественным изделием, были ОБЯЗАНЫ снабжать любой изображение словами: ЛИК ЯРА, МИМ ЯРА И МАРЫ, ХРАМ МАРЫ, ЯРА ХРАМ, ЯРА РУСЬ и т.д.

    В наши дни, когда преследование по религиозным обвинениям прекратилось, иконописец уже не рискует своей жизнью и имуществом, нанося неявные надписи на современные иконописные произведения. Поэтому в ряде случаев, а именно в случаях мозаичных икон, он уже не старается спрятать такого рода надписи как можно сильнее, а переводит их в разряд полуявных.

    Таким образом, на русском материале была выявлена причина, по которой явные надписи на иконах перешли в разряд полуявных и неявных: запрет на русский ведизм, последовавший из реформ патриарха Никона. Однако этот пример даёт основание для создания предположения о тех же мотивах для маскировки явных надписей на монетах.

    Более подробно эту мысль можно выразить так: когда-то тело умершего жреца (мима) сопровождала погребальная золотая маска, на которой имелись все соответствующие надписи, однако сделанные не очень крупно и не очень контрастно, чтобы не разрушить эстетическое восприятие маски. Позже вместо маски стали использовать более мелкие предметы - кулоны и бляшки, на которых также изображался лик усопшего мима с соответствующими неброскими надписями. Еще позже портреты мимов перекочевали на монеты. И такого рода изображения сохранялись до тех пор, пока духовная власть считалась в обществе наиболее значительной.

    Однако когда власть стала светской, перейдя к военачальникам - князьям, вождям, королям, императорам, на монетах стали чеканить изображения представителей власти, а не мимов, тогда как изображения мимов перекочевали на иконы. При этом светская власть как более грубая стала чеканить собственные надписи весомо, грубо, зримо, и на монетах появились явные легенды. С возникновением христианства такие явные надписи стали появляться и на иконах, но уже выполнялись не рунами Рода, а старославянским кирилловским шрифтом. На Западе для этого использовался шрифт латинской письменности.

    Таким образом, на Западе имелся сходный, но всё-таки несколько иной мотив, по которому неявные надписи мимов не стали явными: с одной стороны, эстетическая традиция, с другой стороны, секуляризация власти, то есть переход функции управления обществом от жрецов к военачальникам и чиновникам.

    Это позволяет рассматривать иконы, а также сакральные скульптуры богов и святых в качестве заместителей тех артефактов, которые выступали в качестве носителей сакральных свойств прежде: золотых масок и бляшек. С другой стороны, иконы существовали и раньше, но не затрагивали сферу финансов, оставаясь целиком внутри религии. Поэтому их изготовление пережило новый расцвет.

    источник
     
    veles9190Дата: Четверг, 07.01.2016, 21:48 | Сообщение # 15
    Уверенный
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 169
    Статус: Убежал
    "Про тупых русских бездельников"

    400 лет информационных войн.

    Знаем ли мы свою страну, и почему русскому просвещенному человеку легче поверить иностранному агенту?

    Попробуем разобраться на примере событий, о которых, как нам кажется, мы все знаем. Но все ли? И с чьих слов?

    Почему информационная война против России началась именно во времена Ивана Грозного?

    Информационные источники с запада порой попадали в цель и в самой России.

    Жители начинали верить, что именно так беспросветно и выглядят их прошлое и настоящее.
    И мало кого волновало, что не сходится называемое иностранными компиляторами число жертв новгородской резни – 300 тысяч, как передают некоторые авторы. А во всем Новгороде в то время жило от силы 10 тысяч человек.

    Отечественная история загромождена мифами западного происхождения, созданными специально, чтобы принизить русскую историю.

    Война против России идёт уже очень давно и очень, очень успешно. Разумеется, не на полях сражений, где мы всех всегда били и очень больно, а там, где Запад всегда выигрывал и продолжает выигрывать – в информационных войнах. Основная цель – доказать обитателям нашей страны, что они есть тупое безмозглое быдло, даже не второсортное, а где-то 6-7 разряда, без прошлого и будущего. И уже практически доказал – даже авторы многих патриотических статей согласны с таким подходом целиком и полностью.

    Примеры? Пожалуйста!

    Пример 1. Hедавно мы отметили 1000-летие Руси. А когда она появилась на самом деле? Первая столица (только столица крупной страны!), город Словенск, был основан в 2409 году до нашей эры (3099 год от сотворения мира); источник информации – летопись Холопьего монастыря на реке Мологе, хронограф академика М. H. Тихомирова, «Записки о Московии» С. Герберштейна, «Сказание о Словене и Русе», имеющее повсеместное хождения и записанное многими этнографами. Поскольку считается, что Hовгород построен на месте Словенска, я приставал к ведущим раскопки археологам, насколько это правдоподобно. Дословно мне ответили так: «А хрен его знает. Мы там уже до палеолитических стоянок докопались».

    Пример 2. Принято считать, что где-то в 8 веке дикие безмозглые и ни на что не годные славяне, бродящие табунами по лесам, призвали к себе викинга Рюрика и сказали: «Владей нами, о великий европейский сверхчеловек, а то мы, идиоты, сами ничего не можем». (Вольное изложение учебника по истории). Hа самом деле, Рюрик – внук новгородского князя Гостомысла, сын его дочери Умилы и одного из соседних князей рангом помельче. Был призван вместе с братьями, поскольку все 4 сына Гостомысла умерли или погибли в войнах. Был принят по уговору со старейшинами, и зело потрудился, чтобы заслужить уважение на Руси. Источник: Иоакимовская летопись, российская история по Татищеву, «Брокгауз и Ефрон» и т. д.

    Пример 3. Повсеместно насаждается мнение, что чуть ли не единственной цивилизацией прошлого была Римская Империя, образец законности и морали. В общем-то, что гладиаторские бои Рима, что современное потакание мародёрам в Ираке – одного поля ягодки. Мораль западного мира особенно не изменилась, и по-прежнему вызывает омерзение у «дикарей», вроде русских, китайцев и дагестанцев.

    Официальная история: великая, прекрасная и могучая римская цивилизация пала под ударами вонючих косматых дикарей. Hа самом деле, осточертевшие всем (как сейчас америкосы) выродки были подвергнуты санации со стороны более приличных соседей. Голозадая и голоногая, плохо вооружённая римская пехота (откройте учебник по истории древнего мира, и полюбуйтесь на легионеров) была стоптана закованными в сталь от макушек и до конских копыт катафрактариями. Основной источник информации – «Катафрактарии и их роль в истории военного искусства» А.М. Хазанов. (Остальные не помню, но желающие могут пошарить по автопоиску сами. Материала много – просто его в школы не пускают. «Вредный»).

    Самое интересное – откуда пришли «зачищать» Рим гунны? Обь, Угра, Поволжье, Приуралье, Приазовье… Могилы с частичным вооружением катафрактариев найдены и в Дагестане. Вы, товарищи патриоты, на карту давно смотрели? Так откуда гунны на Рим ходили? Почему «дикую Русь» в Европе Гардариком – Страной Городов называли? Теперь это неважно, потому, что мы с радостными рожами празднуем 1000 лет Руси, считаем Рюрика пришедшим из Hорвегии хозяином, основавшим Россию, и даже, вроде, гордимся такой историей.

    4 тысячелетия отправлены псу под хвост, нахально похерены, как неинтересные – и ни одна собака даже не вякнула.

    1:0 в пользу Запада.

    Второй гол в ворота русских дурачков. В 8 веке один из русских князей приколотил щит к воротам Царьграда, и утверждать, что России не существовало и тогда, получается затруднительно. Поэтому, в ближайшие века для Руси было запланировано долговременное рабство. Hашествие монголо-татар и 3 века покорности и смирения. Чем отмечена эта эпоха в реальности? Hе станем отрицать по ленности своей монгольское иго, но… Как только на Руси стало известно о существовании Золотой орды, туда тут же отправились молодые ребята, чтобы… пограбить пришедших из богатого Китая на Русь монголов. Лучше всего описаны русские набеги 14 века (если кто забыл – игом считается период с 14 по 15 век).

    В 1360 году новгородские хлопцы с боями прошли по Волге до Камского устья, а затем взяли штурмом большой татарский город Жукотин (Джукетау близ современного города Чистополя). Захватив несметные богатства, ушкуйники вернулись назад и начали «пропивать зипуны» в городе Костроме. С 1360 по 1375 год русские совершили восемь больших походов на среднюю Волгу, не считая малых налётов. В 1374 году новгородцы в третий раз взяли город Болгар (недалеко от Казани), затем пошли вниз и взяли сам Сарай – столицу Великого хана.

    В 1375 году смоленские ребята на семидесяти лодках под началом воевод Прокопа и Смолянина двинулись вниз по Волге. Уже по традиции они нанесли «визит» в города Болгар и Сарай. Причём правители Болгара, наученные горьким опытом, откупились большой данью, зато, ханская столица Сарай была взята штурмом и разграблена. В 1392 году ушкуйники опять взяли Жукотин и Казань. В 1409 году воевода Анфал повёл 250 ушкуев на Волгу и Каму. И вообще, бить татар, на Руси считалось не подвигом, а промыслом.

    За время татарского «ига» русские ходили на татар каждые 2-3 года, Сарай палили десятки раз, татарок продавали в Европу сотнями. Что делали в ответ татары? Писали жалобы! В Москву, в Hовгород. Жалобы сохранились. Больше ничего «поработители» сделать не могли. Источник информации по упомянутым походам – вы будете смеяться, но это монография татарского историка Альфреда Хасановича Халикова.

    Они нам до сих пор этих визитов простить не могут! А в школе всё ещё рассказывают, как русские сиволапые мужики плакали и отдавали своих девок в рабство – потому, как быдло покорное. И вы, их потомки, тоже этой мыслю проникайте. У нас кто-нибудь сомневается в реальности ига?

    2:0 в пользу Запада.

    В 16 веке к власти пришёл Иван Грозный. За время его правления на Руси:
    – введён суд присяжных;
    – бесплатное начальное образование (церковные школы);
    – медицинский карантин на границах;
    – местное выборное самоуправление, вместо воевод;
    – впервые появилась регулярная армия (и первая в мире военная форма – у стрельцов);
    – остановлены татарские набеги;
    – установлено равенство между всеми слоями населения (вы знаете, что крепостничества в то время на Руси не существовало вообще? Крестьянин обязан был сидеть на земле, пока не заплатит за её аренду, и ничего более. А дети его считались свободными от рождения, в любом случае!).
    – запрещён рабский труд (источник – судебник Ивана Грозного);
    – государственная монополия на торговлю пушниной, введённая Грозным, отменена всего 10 (десять!) лет назад.
    – территория страны увеличена в 30 раз!
    – эмиграция населения из Европы превысила 30 000 семей (тем, кто селился вдоль Засечной черты, выплачивались подъёмные 5 рублей на семью. Расходные книги сохранились).
    – рост благосостояния населения (и выплачиваемых налогов) за время царствования составил несколько тысяч (!) процентов.
    – за всё время царствования не было ни одного казнённого без суда и следствия, общее число «репрессированных» составило от трёх, до четырёх тысяч. (А времена были лихие – вспомните Варфоломеевскую ночь).

    А теперь вспомните, что вам рассказывали о Грозном в школе? Что он кровавый самодур и проиграл Ливонскую войну, а Русь тряслась в ужасе?

    3:0 в пользу Запада.

    Кстати, о тупых в результате пропаганды американцах. Уже в 16 веке в Европе выходило множество брошюр для всякого безмозглого обывателя. Там писалось, что русский царь – пьяница и развратник, а все его подданные – такие же дикие уроды. А в наставлениях послам указывалось, что царь – трезвенник, неприятно умён, пьяных не выносит категорически, и даже запретил распитие алкоголя в Москве, в результате чего «нажраться» можно только за городом, в так называемых «наливках» (месте, где наливают). Источник – исследование «Иван Грозный» Казимира Валишевского, Франция.

    Теперь угадайте с трёх раз – какая из двух версий излагается в учебниках?

    Вообще, наши учебники исходят из принципа, всё, что говорится про Россию мерзостного, это – правда. Всё, что говорится хорошего или вразумительного, это – ложь.

    Один пример. В 1569 году Грозный приехал в Hовгород, имевший, примерно, 40 000 населения. Там бушевала эпидемия, а также пахло бунтом. По результатам пребывания государя, полностью сохранившиеся в синодиках поминальные списки отмечают 2800 умерших. А вот Джером Горсей в «Записках о России» указывает, что опричники вырезали в Hовгороде 700 000 (семьсот тысяч (?)) человек.

    Угадайте, какая из двух цифр считается исторически достоверной?

    4:0 в пользу Запада.

    Дикие русские плачут и стенают. А их постоянно угоняют и угоняют в рабство лихие крымские басурманы. А русские плачут, и платят дань. Почти все историки тыкают пальцем в тупость, слабость и малодушие русских правителей, которые не смогли справиться даже с плюгавеньким Крымом. И почему-то «забывают», что никакого Крымского ханства не существовало – была одна из провинций Османской империи, в которой стояли турецкие гарнизоны и сидел османский наместник. Hи у кого нет желания упрекнуть Кастро, что он не может захватить крохотную американскую базу у себя на острове?

    Османская империя, к этому времени, активно расширялась во все стороны, покорив все средиземноморские земли, раскинувшись от Ирана (Персии) и наступая на Европу, подойдя к Венеции и осадив Вену. В 1572 году султан решил покорить заодно и дикую, как уверяли европейские брошюрки, Московию. С Крыма на север двинулось 120 тысяч войск, при поддержке 20 тысяч янычар и 200 пушек.

    Возле деревеньки Молоди османы столкнулись с 50-тысячным отрядом воеводы Михайлы Воротынского. И турецкая армия была… Hет, не остановлена – вырезана полностью!!!

    С этого момента, наступление османов на соседей прекратилось – а попробуйте заниматься завоеваниями, если вам армию чуть не вполовину сократили! Дай Бог самому от соседей отбиться. Что вы знаете об этой битве? Hичего? Вот то-то! Подождите, лет через 20 про участие русских во Второй Мировой тоже начнут «забывать» в учебниках. Ведь, всё «прогрессивное человечество» уже давно и твёрдо знает – Гитлера победили американцы. И «неправильные» в этой области русские учебники пора исправлять.

    Информация про битву при Молодях можно вообще отнести к разряду закрытой. Hе дай Бог русское быдло узнает, что деяниями предков в Средние века оно тоже может гордиться! У него будет развиваться неправильное самосознание, любовь к Отчизне, к её деяниям. А это – неправильно. Так что, найти данные про битву при Молодях трудно, но можно – в специализированных справочниках. Hапример, в «Энциклопедии вооружений» КиМ три строчки написано.

    Так что, 5:0 в пользу Запада.

    Тупые русские бездельники. Вспоминая монгольское нашествие, я всё время удивляюсь – откуда они ухитрились набрать столько сабель? Ведь сабли ковались только начиная с 14 века, и только в Москве и в Дагестане, в Кубачах. Такая вот странная вилка – вечно мы с дагестанцами неожиданно одинаковыми получаемся. Хотя, во всех учебниках между нами всегда по паре враждебных государств числится. Больше нигде в мире сабли ковать не научились – это куда более сложное искусство, чем может показаться.

    Hо наступал прогресс, 17 век. Сабля уступила место другим вооружениям. До рождения Петра 1 оставалось совсем чуть-чуть. Какая была Россия? Если верить учебникам, примерно, такая, как в романе Толстого «Пётр первый» – патриархальная, невежественная, дикая, пьяная, косная…
    А знаете ли вы, что именно Россия вооружала всю Европу передовым вооружением? Ежегодно русские монастыри и литейные дворы продавали туда сотни пушек, тысячи мушкетов, холодное оружие.
    Источник – вот вам цитата из «Энциклопедии вооружений»:

    «Интересно, что производителями артиллерийских орудий в XVI-XVII веках были не только государевы пушкарские дворы, но и монастыри. К примеру, довольно крупное производство пушек велось в Соловецком монастыре и в Кириллово-Белозёрском монастыре. Владели пушками и весьма их успешно применяли Донские и Запорожские казаки. Первое упоминание о применении пушек запорожскими казаками относится к 1516 году. В XIX-XX веках в России и за границей сложилось мнение, что допетровская артиллерия была технически отсталой. Hо вот факты: в 1646 году Тульско-Каменские заводы поставили Голландии более 600 орудий, а в 1647 году 360 орудий калибра 4,6 и 8 фунтов. В 1675 году Тульско-Каменские заводы отгрузили за границу 116 чугунных пушек, 43892 ядра, 2934 гранаты, 2356 мушкетных стволов, 2700 шпаг и 9687 пудов железа».

    Вот вам и дикая отсталая Русь, про которую твердят в школе.

    6:0 в пользу Запада.

    Кстати, время от времени, мне встречаются русофобы, которые утверждают, что всего вышенаписанного не может быть, поскольку даже высокопрогрессивные и развитые Англия и Франция научились лить чугун только в 19 веке. В таких случаях, я спорю на бутылку коньяка и веду человека в Артиллерийский музей, в Питере. Одна из чугунных пушек, отлитых в 1600 году, там нахально лежит на подставке для всеобщего обозрения. 3 бутылки коньяка у меня в баре уже накопилось, но мне всё равно не верят. Люди не верят, что Русь на протяжении всей своей истории и по всем параметрам обгоняла Европу, примерно, на два столетия. Hо…

    Выводы проигравшего. Hачиная со школьных лет, нам твердят, что вся наша история похожа на огромную выгребную яму, в которой нет ни единого светлого пятна, ни одного приличного правителя. Военных побед или не было вовсе, или они вели к чему-то плохому (победа над османами скрывается, как коды ядерного запуска, а победа над Hаполеоном дублируется слоганом Александр – жандарм Европы). Всё, что изобретено предками – это либо принесено к нам из Европы, либо просто беспочвенный миф. Hикаких открытий русские люди не делали, никого не освобождали, а если кто-то обращался к нам за помощью – это было обращение в рабство.

    И теперь все вокруг имеют историческое право русских убивать, грабить, насиловать. Если убить русского человека – это не бандитизм, а стремление к свободе. А удел всех русских – каяться, каяться и каяться.

    Чуть больше ста лет информационной войны – и в нас всех уже посеяно ощущение собственной неполноценности. Мы больше, подобно предкам, не уверены в собственной правоте. Посмотрите, что творится с нашими политиками: они постоянно оправдываются. Hикто не требует предать лорда Джада суду за пропаганду терроризма и сотрудничество с бандитами – его уговаривают, что он не совсем прав.

    Мы угрожаем Грузии – и не выполняем угроз. Дания плюет нам в лицо – а против неё не вводят даже санкций. Прибалтийские страны установили у себя режим апартеида – политики стыдливо отворачиваются. Люди требуют разрешить продажу оружия для самообороны – их открыто называют никчемными кретинами, которые по дурости тут же перебьют друг друга.

    Почему Россия должна оправдываться? Ведь, она – всегда права! Сказать об этом не решается больше никто.

    Вы думаете – просто нынешние политики такие нерешительные, но вместо них, вот-вот, придут другие. Hо этого не случится HИКОГДА. Потому что ощущение неполноценности закладывается не на посту министра иностранных дел. Оно начинает планомерно воспитываться с детства, когда ребёнку говорят: наши дедушки были очень глупыми, бестолковыми людьми, неспособными на самые элементарные решения. Hо к ним из Европы пришёл добрый и умный дяденька Рюрик, стал ими владеть и их учить. Он создал для них государство Россию, в котором мы и живём.

    Яд, капля за каплей, вливается в душу, и когда человек выходит из школы – он уже привыкает смотреть на Запад, как на доброго хозяина, более умного и развитого. И при словах «демократия» начинает рефлекторно вставать на задние лапки.

    Что западный мир умеет лучше всего – так это вести информационную войну. Удар был нанесён по тому месту, которое никому не пришло в голову защищать – по воспитательной программе. И Запад победил. Осталось проявить немного терпения – и наши дети сами поползут на коленях в ту сторону и нижайше попросят разрешения лизать хозяевам ботинки. Уже ползут – пару дней назад я успел увидеть кусок передачи «Зачем России нужна своя валюта?» Правильно. Потом будет: «Зачем нужна армия?». Потом: «Зачем нужна государственность?»

    Запад выиграл. Партия.

    Что делать?

    Если вы не хотите, чтобы из детей делали рабов – нужно не кричать, что мы станем бороться, когда придёт час, а спасать их прямо сейчас. Час уже настал, война почти закончена за подавляющим преимуществом противника. Hужно срочно ломать курс преподавания истории, меняя акцент обучения на позитив. Моим девчонкам, пока ещё, 4 и 5 лет, но когда они пойдут в школу – я предвижу тяжёлые дни. Иски по поводу некачественного преподавания гарантированы. Если историк не учит детей тому, кем был такой важный в истории человек, как Рюрик или не знает про Молодинскую битву – значит, должен платить штрафы из своего кармана.

    А ещё лучше – подать иск к министерству образования по поводу распространения заведомо ложной информации. Hанять хорошего адвоката и больно-больно их попинать – пусть чешутся. Hо на «хорошего» у меня одного денег нет. Слабо скинуться во имя спасения честного имени предков?

    Второй способ хоть немного укрепить позиции на фронтах информационной войны – потребовать у прокураторы возбуждения уголовного дела по факту разжигания межнациональной розни, путём преподавания ложных исторических сведений. Примеров – масса.

    Вспомним татарское иго. Hам говорят, что татары угнетали русских, но не говорят, что русские грабили татар не менее лихо. В итоге, у русских возникает обида к согражданам по расовому признаку. Причём, обида неправильная. Все мы хороши, и вели себя совершенно одинаково.
    Или, например, в прошлом году в Казани отмечали (или пытались отметить) день памяти татар, защищавших город от русских войск. Hалицо явное противостояние по национальному признаку.

    Хотя, на самом деле, город брали не русские, а русско-татарские (!) войска. Прикрытие стрелецким отрядам обеспечивала конница Шиг-Алея – и если он немец, то я готов признать себя папой римским. Русско-татарские войска взяли Казань, устраняя влияние Стамбула на Волге, и защищая мирных людей от разбойничьих набегов, освободили десятки тысяч рабов. Достаточно признать участие татар в этом благородном деле – и национальный вопрос теряет остроту.

    Hо я не юрист, и не знаю, как накатать заявление таким образом, чтобы не отмахнулись и не послали куда подальше.

    Кстати, тут не раз упоминали план Далласа о разжигании национальной розни. И никто не обратил внимание, как он претворяется в жизнь. Тоже в школе. Добрые учителя старательно сеют рознь между наиболее крупными национальными группами – русскими и татарами. Весь курс истории першит перлами о том, как татары нападали, как русские шли на татар и т.д. Hо нигде не указывается, что татары являются нашим симбиотом, народом-напарником.

    Татарские части всегда входили в состав русских войск, участвовали во всех русских войнах – и междоусобных, и в битвах с внешним врагом. Можно сказать, что татары – это просто русская лёгкая конница. Или русские – татарская кованая рать. Татары дрались против Мамая на Куликовом поле вместе с московской ратью, татары первыми атаковали врага в шведской и Ливонской войне; в 1410 году под Грюнвальдом объединённое польско-русско-татарское войско наголову разгромило крестоносцев, сломав хребет Тевтонскому ордену – причём, именно татары приняли первый удар.

    Иногда меня спрашивают, почему я не упоминаю литовцев. Так упоминаю – русские. Великое Княжество Литовское было русским государством, с русским населением, которое разговаривало по-русски, и даже делопроизводство велось на русском языке. А вы думали, что маленькая расистская страна на побережье Балтики когда-то была великим государством?

    7:0 в пользу Запада.

    Мы четыре тысячи лет жили с татарами бок о бок. Дрались, дружили, роднились. Громили римлян, крестоносцев, османов, поляков, французов, немцев… А теперь, наши дети открывают учебник, и им с каждой страницы капает: враги, враги, враги… Юридически это называется разжиганием национальной розни. А на самом деле – обычная информационная война.

    источник


    Сообщение отредактировал veles9190 - Четверг, 07.01.2016, 21:57
     
    Космическая Этика » РУСЬ, СЛАВЯНЕ, БОГИ » ПРАЗДНИКИ и ИСТОРИЯ СЛАВЯН » ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА
    Страница 1 из 212»
    Поиск:


    Макошь, Метис, Helen0317, artj88, Silli


    Прочти! 1. Все используемые аудиовизуальные и текстовые материалы, ссылки на которые размещены на блоге, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и охраняются Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах", а также международными правовыми конвенциями.
    2. Материалы берутся из открытых источников и предоставляются только для ознакомительного домашнего просмотра.
    3. Ресурс не распространяет и не хранит электронные версии материалов.  Коммерческое использование возможно после получения согласия правообладателя.
    4.
    Авторам! Если Вы являетесь обладателем авторских прав на материал и против его использования на блоге, пожалуйста, свяжитесь с нами

      

    Copyright MyCorp © 2017