КОСМИЧЕСКАЯ ЭТИКА - Рассвет Сварога
Пятница, 15.12.2017, 07:33
ПОИСК по форуму
Форма входа

Статистика

НОВОЕ на форуме
  • Кто такой русский. (5)
  • Магия (43)
  • Психическая самозащита (19)
  • ЖИЗНЬ на природе (36)
  • Работа со стихиями (21)
  • Как защититься от проклятий и колдовства (9)
  • Мир и войны на Земле ... (213)
  • ОКНО ОВЕРТОНА (43)
  • Магия письма (3)
  • ГЛУБИНА СЛОВ (10)
  • Мат и его необходимость в речи (1)
  • Забытые тайны русского языка (27)
  • СЛОВА, СЛОГИ, БУКВЫ Русского языка (126)
  • Реставраторы монархии в России (8)
  • Мудрость веков (341)
  • РУНЫ

    Руна дня



    © «Astral-Vision»
    Ссылки


    Приветствую Вас Гость | RSS
    "Славянский танец" - Космическая Этика
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    Страница 1 из 212»
    Модератор форума: Макошь 
    Космическая Этика » РУСЬ, СЛАВЯНЕ, БОГИ » ИЗ ДРЕВНИХ УЧЕНИЙ » "Славянский танец"
    "Славянский танец"
    МакошьДата: Четверг, 09.09.2010, 23:30 | Сообщение # 1
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал

    Фото черной рыси - нет.

    ТРОПОЮ ЧЁРНОЙ РЫСИ

    ...«Наши красны девицы и женщины забыли к коим славным Славянским Родам принадлежат они. Забыли главную обязанность свою перед Родом – зачать, выносить и родить здоровое потомство. Грудью своей вскормить его, покуда крепко на ногах стоять станет, силой любви материнской взлелеять чад своих, мудростью великой наполнить их и путь указать им светлейший и праведный. Научить свято чтить их Каноны родов своих, корни которых уходят в глубины веков необозримых.

    Славить Богов своих, коим всем мы обязаны. Верою чистою, верою праведной служить Родам своим и берегинями быть очага домашнего. Спокойствием и мужеством наполнять сердца мужчин своих, верностью и любовью своей души согревать ихние. Помыслами своими светлыми, яко Солнце, тьму разгонять сгущающуюся.

    Под кротостью и нежностью своей хранить силу скрытую, силу тайную, коей научили владеть их Предки Мудрые, Предки Ведающие. Как в лесах наших медведь хозяином живет, где все подвластно ему, так хозяйкой там Рысь обитает, цвета черного. Под мягкими подушками лап своих, прячет она когти острые, когти страшные ,и горе тому, кто владения ее потревожит, кто посягнет на жизнь детей ее, славного Рода Рысичей»...

    АНДРЕЕВ Валерий Владимирович,
    автор системы "СПРУТ"- системы программированного управления телом, г. Краснодар.
    из журнала "Ведическая Культура" №3

    В 1971 году, будучи слушателем 3-го курса Ленинградской Военной инженерной Краснознаменной академии им. А. Ф. Можайского, я просматривал в одной из городских библиотек дореволюционные журналы и меня заинтересовала статья, отрывок из которой вы сейчас прочитали. В то время я и предположить не мог, что через несколько лет состоится знакомство с человеком, который поведает мне в общих чертах о системе, которую практиковали Славяне и Арии на протяжении многих веков. Система называлась "Черная Рысь". И вот, что удивительно: даже в наши дни, когда мы знаем о многих восточных лечебно-оздоровительных и боевых системах, о западных школах боевых искусств, о системе "Черной Рыси" не знает практически никто. Я разговаривал со многими специалистами в области боевых систем, но те только удивлённо пожимали плечами.

    Что же эта за таинственная система, о которой даже слухи не ходят? А ведь ещё два столетия назад она была достоянием многих, и владели ею, в основном, женщины в отдалённых и глухих поселениях. Мифы и легенды складывали про них, про таинственных Славянских и Арийских красавиц, сравнивая их с лесной дикой кошкой цвета черного. Длительный поиск первоисточников и встречи с редкими хранителями Славяно-Арийских боевых искусств, которые не спешили раскрывать забытые тайны, принёс определённые результаты. Удалось выяснить, что школа "Черной Рыси" существовала, но она была лишь небольшой частью какой-то целостной Старославянской системы, следы которой, к великому сожалению и стыду, утеряны.

    Да, мы готовы поклоняться иноземным боевым искусствам, рядиться в их одежды, как попугаи заучивать абсолютно несвойственные нам команды и при этом глумливо рассуждать о том, что, дескать, на Руси все сводилось к пьяной драке - стенка на стенку. Нет, господа хорошие, ничего подобного! Было на Руси такое, что и не снилось вам!

    Я твёрдо уверен, придёт время, и мы, как из старых бабушкиных сундуков достанем то, что приведёт в изумление и трепет очень многих. Я не писатель и мне трудно рассказать читателям о "Черной Рыси" красиво и увлекательно. Дело исследователя искать и воссоздать то, что утеряно. И мне это удалось.

    Cоздавая свою систему СПРУТ - систему программированного управления телом, я понял, почему именно женщины осваивали "Черную Рысь". Да потому, что в ней изначально был заложен механизм подготовки женского организма к будущему материнству. Была разработана система укладок тела, выполняя которые можно было в дальнейшем избежать формирования родовых травм, той или иной степени тяжести, а если травмы все же случалась, то, применяя те же укладки, их оперативно устраняли. Я слышал об этих таинственных укладках не раз, но что они из себя представляли, никто не знал. Создавая свой СПРУТ, я разгадал эту загадку. В основе всех оздоровительных укладок тела будущей женщины и матери лежала - СВАСТИКА.

    Один из разделов СПРУТа я так и назвал: свастикообразные программируемые укладки тела. Именно формы укладок по свастикам, как плоскостным, так и объёмным, давали великолепные результаты по устранению родовых травм. Кстати, при том или ином повреждении позвоночника эти укладки в сочетании с определёнными движениями, дают очень даже неплохие оздоровительные результаты, но только при грамотном их исполнении. Здесь дилетантство не уместно. Расплатой за него может быть ещё более серьёзная травма. Итак, первый раздел "Черной Рыси" практически полностью реконструирован. Он содержите себе более 100 свастикообразных укладок тела, которые комбинируются определенным образом с учётом возраста, патологий и т.д.

    В системе СПРУТ есть особый раздел по прикладной биомеханике с применением специальных укладок тела на основе сложных свастик, но это тема отдельного разговора. Кроме биомеханических укладок, которые занимали ведущее место в системе "Черной Рыси", наши Славяно-Арийские праматери владели грозным и невидимым оружием, о котором также говорилось в той дореволюционной статье. О нём же упоминали редкие специалисты по истории Старославянских боевых и лечебно-оздоровительных систем. Что же это было за оружие, наводившие ужас на чужеземцев?

    Вот как об этом было сказано:... "И когда мужчины уходили на бой ратный, были спокойны они за оставшихся жён своих и детей и стариков. А если кто непрошенный входил и разбой учинял, возмездие было неотвратимо: сколько пришло, стольких и вынесли. Никаких рваных ран, никаких ядов, никакой крови. Как им это удавалось, не знал никто. "Черная Рысь" никогда не оставляла следов и тайна сия не разгадана и поныне. Но и лечили они тоже лучше всех, и свет, и добро, и любовь несли Роду своему. И гордились ими мужчины по праву, и знали, что нет на по праву, и знали, что нет на Земле лучших женщин, чем они"...

    Итак, можно сделать вывод, что наши праматери владели искусством воздействия на биологически активные точки или зоны тела и знали, когда и как применять это грозное оружие против врагов Рода своего, а также оказывать сородичам помощь в исцелении ран и недугов. Многое умели и многое знали наши мудрые Славянские и Арийские красавицы.

    В системе СПРУТ этому посвящен целый раздел, который называется "система программированного управления точками". Эти точки расположены на отрезках конечностей от кистей до локтевых и от ступней до коленных суставов. На Востоке эти точки известны, как точки Пяти первоэлементов, но алгоритм воздействия на них полностью отличается от ныне существующего.

    А вот теперь скажите, если бы наши Арийские и Славянские девушки в совершенстве владели бы этим знанием, рискнул бы кто-нибудь обидеть их или, тем более, покуситься на их честь и достоинство? Вряд ли. Хамы и наглецы перевелись бы очень быстро.

    И ещё в системе "Черной Рыси" была так называемая гимнастика - танец Рыси, которая великолепно развивала пластику и красоту тела. Вот как об этом говорилось в прочитанном мной дореволюционном тексте:... "И владели они искусством обольщения лучше, любой восточной женщины. И глаз не могли оторвать от них мужчины, когда танец Рыси они исполняли, и кругом шла голова и тела наполнялись блаженством"...

    Вот очень краткий рассказ о замечательной и незаслуженно забытой "Черной Рыси", которая получила своё второе рождение в созданной мною системе СПРУТ, основу которой она и составила. В заключении мне хочется привести свое стихотворение, которое так и называется "Искусство Черной Рыси".

    От редакции:
    С Валерием Владимировичем редакция знакома больше года. В свое время он был гостем серии телепередач «Глобальный взгляд: НЕВЕРОЯТНОЕ в ОЧЕВИДНОМ», которую вел редактор нашего журнала. После показа Андреевым В.В. боевых и оздоровительный свастикообразных приемов, а также, лечебно-оздоровительных свастичных укладок, на телекомпанию обрушился шквал звонков телезрителей, желающих обучиться системам «Черная Рысь» и СПРУТ. Видеокассеты с записью этих передач были нарасхват. Однако, как говорят Махаматы (Великие Души: Полубоги, управляющие эволюционным процессом человечества) Гималаев: «Много позванных, да мало призванных». Оказалось, не все готовы овладеть Наследием Предков.

    Древняя Мудрость Пращуров по силам лишь тем, кто соблюдает заповеди Родных Богов. Прочтите эти заповеди не только умом но и сердцем, и Вы поймете, почему большая часть «новобранцев быстро отсеялась.
    Заповеди Рамхата (Рамы): «Да не отвергнет жена первого мужа своего, ибо отвернется Род Небесный от нее. Воздайте славу Богам вашим и Прародителю Единому, и да будут открыты Врата Междумирья для вас».
    Заповеди Сварога «Почитайте Ладу-Матушку и Рода Небесного. Почитайте Страстную Неделю – как скорбел Даждьбог наш от распятия на Кавказских горах, до спасения Лебедью Дживой. Не принимайте подношений и воздаяний, что сотворены вами при помощи Дара Богов, ибо пропадет Дар Богов, вам данный, и не скажет никто, что благое творите».
    Заповеди Перуна: «Не творите чудес на благо свое, а творите чудеса на благо Рода своего и Рода Небесного... Сохраняйти в тайне мудрость Божию, не давайте Мудрость Тайную вы язычникам...».
    Заповеди Лады-Богородицы: «Та их жен, коия отречется от мужа своего и Рода его, недостойна быть матерью. Не изведает она Счастья и Радости в жизни своей, а токмо лишь горечь утрат. Берегите, дщери Божии, с измальства власы русые – Честь Родов своих, заплетайте свои власы русые в косы дивные, покрывайте их берегинями».

    Достаточно беглого взгляда на современных «целителей», стены кабинетов которых увешаны прайслистами и чужеродными иконами; обкарнавших (Женщин, которых Богиня Карна признавала виновными перед Богом, лишали Божьей Силы, обрезая космы (волосы)) себя «целительниц», напрочь не помнящих кто и когда лишил их девственности, у какой из бабушек живут их дети после очередного развода, чтобы придти к простому выводу – недостойны.

    Однако, есть и другая сторона медали. Пока живы носители Славяно-Арийского генофонда, не оскверненного кровосмешением с «богоизбранными», пока горит в их сердцах свет Родной Веры, нам не стоит сокрушаться по поводу утраты тех или иных Древних Знаний. Веды [0] гласят нам о существовании Родовой и Генной памяти, а раз таковые существуют, то любой из достойных Славян и Ариев, совесть (Совесть – Совместная ВЕСТЬ – диалог души с Богами и Предками Рода по поводу совершаемых ею деяний) которого чиста, может, выполняя заповеди Богов и Предков Рода – вспомнить все то, что знали отец, дед, прадед, прапрадед и т.д. вверх по Родовому Дереву, вплоть до Бога и Богини, покровителей Рода.

    Поэтому ВСЕМ заинтересовавшимся «Черной Рысью» и СПРУТом, с разрешения В,В. Андреева, мы даем его тел. 8(8612)321-291. Обучайтесь на здоровье! Но учтите! Отсев обучающихся будет производится по воле Ваших же Родовых Богов и Богинь!

    http://www.tsu.ru/WebDesi...._tt1_s1

    Прикрепления: 9912816.jpg(64Kb)
     
    МакошьДата: Пятница, 10.09.2010, 12:14 | Сообщение # 2
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал
    ТАЙНА ТАНЦА "ЧЁРНОЙ РЫСИ"

    Яркие всполохи костра освещали тёмную поляну, со всех сторон окруженную лесом. Взоры присутствующих были направлены на молодую красивую женщину, которая кружилась в каком-то таинственном и чарующем танце. Плавные, округлые движения подчеркивали красоту и пластику её гибкого тела. Казалось, что каждая его часть жила в каком-то своём, известном только танцовщице, ритме. Но в этом, казалось бы, первозданном хаосе угадывалась сложная и глубоко продуманная система. Ничего лишнего, все было подчинено одной единственной цели. Но какой? Ясно было только одно: всё, что мы видели - это вершина айсберга. За всей этой красотой было спрятано что-то грозное и неуловимое. Я обратил внимание, что девушка словно наносила в пустоту удары. Причем заметить их было непросто, они сливались с пластикой самих движений. Она, словно большая чёрная кошка, то прижималась в танце к земле, то вдруг резко бросала своё тело вверх. Порой создавалось впечатление, что она буквально наплывала на присутствующих, и лёгкий ветерок от её неуловимых движений ощущался на моем лице.

    Создавалась иллюзия двойственности. С одной стороны, этот танец являл собой величайшее искусство обольщения, а с другой... О его другой стороне, не хотелось даже думать. «Как называется этот танец?» - спросил я у седовласого пожилого человека неопределенного возраста. То, что ты видел, мы называем танцем «Чёрной Рыси». Из поколения в поколение ему с детства обучались наши женщины. В общих чертах его знали все, но в полной мере им владели только наши Берегини.

    «В какие части тела были направлены удары?» - спросил я. Он как-то странно посмотрел на меня и, немного помолчав, уклончиво ответил: «По конечностям». Мне это показалось крайне неэффективным, т.к. я считал, что наиболее опасные удары наносятся в область головы и туловища. И на этот вопрос мне ответили: «Да, удары могут наноситься и в эти жизненно важные части тела, но только с одной единственной целью, чтобы разбитый нос, или сломанное ребро заставили забыть о тех несильных, но главных ударах, нанесённых в определённые зоны на руках и ногах. Последствия от этих несильных ударов скажутся через определённый промежуток времени». На мой вопрос: «Когда именно?» - мне ответили: «Как того пожелает «Чёрная Рысь».

    В то время мало кто слышал о восточных боевых системах, особенно о школах «внутреннего стиля». Это сейчас о них рассуждают все, кому не лень. А тогда на экранах страны прошёл фильм «Гений Дзюдо», где впервые многие узнали, о каком-то страшном каратэ. Информации было крайне мало, а точнее, её не было совсем. Возможно, именно поэтому, система или школа «Чёрной Рыси» на меня не произвела особого впечатления. И это вполне естественно, так как я тогда был полнейшим дилетантом в этой области. Всю мощь и красоту этой старославянской системы я осознал гораздо позже.

    Много лет спустя, работая в лаборатории прикладной биомеханики, я получил задание руководителя разработать прибор для воздействия на биологически активные точки. Что это такое, мне было абсолютно неясно, но, приказ есть приказ, и его не обсуждают. Мне дали несколько книг по рефлексотерапии и просто сказали - изучай.

    Мои доводы, что я не врач и лезть во все эти китайские дебри не имею ни малейшего желания, остались без внимания. Делать было нечего, и я приступил к изучению этих книг, надеясь, что у меня ничего не получится, и эту тему отдадут другому. Естественно, что к этой работе я приступил с позиции физика. Для начала я делал схемный вариант расположения этих таинственных точек и разрисовал все связи между ними, т.к. рисунки меридианов или каналов мне не были особенно понятны.

    И вот тут я обратил внимание, что все командные точки этих основных 12-ти и 8-ми чудесных каналов расположены на дистальных участках нашего тела, т.е. на участках от кончиков пальцев рук до локтевых суставов, и от основания стоп до коленных суставов. Причём, все эти точки - точки расчётного плана, т.е. воздействие на них должны осуществляться в строго рассчитанные временные интервалы. Меня это очень заинтересовало, и ненавистная работа стала приобретать для меня совершенно иной смысл. Перед глазами ясно встала картина многолетней давности. Девушка, её чарующий танец и слова старика о том, что все удары наносятся только по конечностям. Я попытался выяснить у медиков (специалистов по рефлексотерапии) почему важнейшие точки иглоукалывания расположены именно здесь, а не на других, более важных участках тела. Мне давали разные уклончивые ответы, что-то об анатомической привязке, о нервных окончаниях и т.д. В итоге я понял, что они сами не только этого не знают, но даже и не задумывались об этом. Все ограничивались тем, что существует топография расположения точек, есть рецептурный справочник на какие из них воздействовать при тех или иных заболеваниях, и этого для них было вполне достаточно. Но меня это уже не устраивало. Я хотел узнать тайну танца «Чёрной Рыси». Я интуитивно чувствовал, что разгадка кроется где-то здесь. Пусть на Руси не называли всё это биологически активными точками, но почему они всё же расположены именно на конечностях, и почему такие неприятные последствия возникают после воздействий именно на них? Ответ пришел, как всегда, неожиданно.

    Не буду утомлять читателя, особенно неподготовленного. Просто возьмите линейку и замерьте расстояние от кончиков пальцев рук до ваших локтевых суставов, а потом то же самое проделайте с ногами: замерьте расстояние от основания стоп до коленных суставов. И там и там будет одинаковая величина! А равна эта величина будет ровно четверти вашего роста. Значит, с точки зрения физики и радиотехники, наши с вами конечности - это четверть-волновые отрезки и, следовательно, они могут вполне выполнять роль нелинейных автономных колебательных контуров. А это значит, что если представить человека, как биологически активный контур, то его «волновые» характеристики будут привязаны к его росту и тогда наши конечности...

    Все сразу стало на свои места. И на Востоке, и у нас на Руси прекрасно знали об этом, только называлось всё это по другому. Теперь и сам прибор для электропунктуры надо было делать с учётом всех этих знаний. Но это для меня была уже второстепенная задача. Главное - танец. Теперь все его движения я рассматривал через призму своей догадки. К этому времени я уже работал над реконструкцией таинственных старославянских свастичных укладок тела. Мы говорили об этом в прошлом номере журнала. Эта тема в плане лаборатории была вынесена отдельно. Мне никто не мешал, но и не помогал. Получится - хорошо, нет - ничего страшного, т.к. тема эта не финансировалась. Год работы дал свои результаты. Я ещё не знал, но мог предположить, куда и когда наши славянские красавицы могли наносить свои удары по врагу. Так была заложена основа для будущего «СПРУТа» и этой основой стала система «Чёрной Рыси».

    Дальнейшие исследования показали, что биологически активный контур человека содержит в своем составе 12 «лидирующих систем», десять из которых являются базовыми, т.е. имеют открытые точки связи, как между собой, так и с окружающим пространством. Как сказали бы сегодня, именно они осуществляют, как внешний, так и внутренний энергоинформационный обмен. Отсюда следует, что наши конечности, выполняя роль автономных колебательных систем, служат для отстройки всего биологически активного контура организма. А вот биологически активные точки, известные на Востоке как точки пяти первоэлементов, или биологически активные зоны, известные на Руси и располагающиеся на наших конечностях, являются сверхчувствительными датчиками и «кнопками» управления одновременно. Воздействием на них мы можем как сбалансировать, так и разбалансировать наш биологически активный контур, со всеми вытекающими как положительными последствиями (при лечении), так и отрицательными (при боевом контакте).

    Было выяснено и то: как происходит отстройка контура, если у человека отсутствует одна или более конечностей. (Обо всём этом я пишу в своей книге. Если появится возможность, то она будет издана в полном варианте.) Но оставался открытым ещё один немаловажный вопрос. Для нанесения боевого воздействия по зонам танец, вроде бы, был и не нужен. Но именно на него обращали внимание хранители старославянской системы. Значит ключ был всё-таки в нём. Тогда, как же наши женщины его использовали? Я могу предложить только свою гипотезу, но не более. Если враг входил в селение, когда там не было мужчин, то для того, чтобы не подвергать опасности жизни своих детей и стариков, женщины применяли скрытую изощрённую методику, которая шлифовалась столетиями. Любое прямое боевое столкновение могло привести к непредсказуемым результатам. Позволить себе такое они не могли. Не могли они применять и яды. Эту же пищу и воду давали и детям. Не могли они, пусть даже и в танце, наносить удары. Это тоже вызвало бы подозрение и ответную агрессию. Оставалось только одно, и этим одним было обольщение.

    Как птица имитирует сломанное крыло, чтобы увести хищника от гнезда, так и славянские женщины, жертвуя в чем-то собой, выносили приговор незадачливым сластолюбцам. Причем приговор окончательный и никакому обжалованию не подлежащий. Хотя, по правде говоря, жаловаться после этого танца, было уже и некому. Для врага этот танец был грозным и невидимым оружием, когда под видом мягкого, а не ударного воздействия, шла сильнейшая обработка его биологически активных зон. Причём каждая зона была жестко привязана к определённому времени воздействия. И ещё один очень мощный фактор присутствовал в этом танце. Уже гораздо позже, после создания установки по замеру резонансно-волновых характеристик общего биологического контура, я понял это. Оказывается, изменяя в этом красивейшем танце форму своего тела, наши славянские красавицы, тем самым, меняли резонансно-волновые характеристики своего биологически активного контура! А распустившие сладострастные слюни супостаты и подумать не могли, что их собственные системы начинали работать по несвойственным им «волновым» структурам, которые были им, подобно вирусу, «навязаны извне». Всё это вместе и могло приводить к тем печальным последствиям, о которых скупо повествуют легенды. Если же в процессе всего этого употреблялись спиртные напитки да ещё и русская банька, то враги даже не успевали понять, что же с ними такое сотворили.

    Есть и ещё некоторые ключевые моменты в танце «Чёрной Рыси», но это не тема для журнального варианта. А вот в лечебной практике применение танца было обязательным. Женщина, начиная исполнять его, всё ближе и ближе «наплывала» на любимого, вызывая у него сильнейшую страсть и желание. И именно на этой фазе, буквально накрывая его своим телом, она оказывала воздействие на те точки или зоны, которые в этот момент были открыты. А желания и страсть мужчины, которые умелая и любящая женщина поднимала на самую высокую ступень чувственного восприятия, были теми сигналами активации, которые запускали его резонансно-волновые структуры. Тем самым шла отстройка и балансировка его биологически активного контура. А, следовательно, быстро затягивались раны или исчезали признаки того или иного заболевания.

    Танец «Чёрной Рыси»: танец любви или танец возмездия - это тот неиссякаемый источник Славяно-Арийской Мудрости и Красоты, из которого каждая наша женщина может черпать всё, что она пожелает. Я очень счастлив, что мне не только удалось прикоснуться к нему, но и раскрыть его тайну.
    Андреев Валерий Владимирович,
    Автор системы СПРУТ – системы программированного управления телом, г.Краснодар.
    из журнала "Ведическая Культура" №4

    http://www.tsu.ru/WebDesi...._tt1_s2

     
    МакошьДата: Воскресенье, 12.09.2010, 13:01 | Сообщение # 3
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал
    УДАР "ЧЁРНОЙ РЫСИ"

    Боль в руке, чуть выше запястья была настолько резкой и жгучей, что я в начале даже не смог понять, что же произошло. Еще мгновение назад девушка находилась от меня метрах в трёх, и вот её глаза были буквально перед моим лицом. В следующий момент она, изогнувшись как кошка, обвила моё тело своими тонкими руками, и я в мгновение ока оказался распластанным на земле. Все это произошло настолько быстро, что я вновь не успел ничего понять, и только сильная боль под коленом вернула меня к действительности. Я был беспомощен и жалок. Годы учёбы в военной академии, занятия спортом, включая самбо и спецподготовку - всё это оказалось ровным счётом ничего не значащим. Какая-то худенькая и слабенькая, на первый взгляд, девушка преподала мне за короткий промежуток времени неведомый доселе урок. Я уже мысленно пожалел о том, что согласился на этот, как мне казалось вначале, неравный поединок, и успокаивал себя тем, что я и не собирался ничего предпринимать, так как бой с женщиной (старик сказал, что это будет именно бой, а не тренировка) не соответствовал моим внутренним установкам. Женщина, в тогдашних моих представлениях, должна быть хрупким и слабым созданием, но уж никак не бойцом. Такой в общем-то она и показалась мне на мой первый и неискушенный взгляд. Я и предположить не мог, что за всей этой нежностью и красотой скрыта такая сила. Вот уж прав был поэт, когда сказал: «Сила силе доказала: сила силе - не ровня! Есть металл - прочней металла, есть огонь - страшней огня»! Теперь, по прошествии почти тридцати лет с того поединка, я понимаю, что у меня не было никаких шансов выйти из него победителем. Девушка стояла надо мной и весело смеялась. Её зубы сверкали молочной белизной, а ямочки на щеках притягивали к себе, как магнит.

    К действительности меня вернул голос старца, который велел мне подыматься, так как я и так уж залежался. Я нехотя поднялся, потирая то руку, то под коленом. Боли как таковой уже не было, но ощущение чего-то давящего и неприятного оставалось. Девушка подошла ко мне, обняла и её руки заскользили вдоль моего позвоночника. Пальцы мягко обрабатывали какие-то зоны. От её тела и волос исходил дурманящий запах трав. Мне хотелось, чтобы эти мгновения никогда не кончались. Это была сказка: ночь, костер, поляна и юная красавица, словно сошедшая с полотен русских художников. Время словно остановилось для меня, я чувствовал, что как будто проваливаюсь куда-то. Это ощущение было непередаваемо и несравнимо ни с чем. Сколько оно длилось я не знаю, только вдруг я почувствовал, как девушка каким-то неуловимым движением сбросила мои руки со своих плеч и, словно по спирали, соскользнула вниз и в сторону.

    Я постепенно приходил в себя. Всё вокруг меня словно преобразилось. Ночная прохлада была напоена ароматом трав и ещё чем-то неуловимым. А ночные краски? Кто сказал, что ночью все кошки серы? Ничего подобного! Мы просто не умеем различать ночные краски или не хотим! А ведь на самом деле они куда более насыщенны и таинственны, чем дневные. Они возвращают нас в детство, они несут в себе что-то сказочное и неповторимое. А ещё - огромная и полная Луна. Да, жаль что я не художник, это была бы поистине великолепная картина!

    В теле ощущался лёгкий озноб, и я с удовольствием принял из рук красавицы стакан горячего, ароматного чая, пропахшего дымом костра. Старик смотрел на меня с лёгкой усмешкой, неспешно отхлебывая свой чай и явно ждал, когда я начну задавать вопросы. Я же мучительно думал, о чём его спросить? О том, как хрупкая девушка в мгновение ока распластала меня на земле, говорить не имело смысла. Я прекрасно понимал, что против меня была применена неизвестная мне, да думаю и многим, виртуозная техника, отшлифованная до совершенства. Тогда о чём же? Я всё-таки решился и спросил: «Почему девушка обняла меня? Что означало её поведение?» Естественно, я не строил никаких иллюзий насчёт флирта. Но что это было?

    «Я думал, что этот вопрос ты задашь вторым» - немного помолчав, ответил старик. «Но раз ты спросил об этом в начале, попробую объяснить тебе и то, о чём ты промолчал, и то, о чём ты всё-таки спросил». «Она, - он кивнул на девушку, не называя её имени, - показала тебе удар «Чёрной Рыси». Даже в старину немногие владели этим знанием, а сейчас им владеют единицы. Я последний, кому они были переданы, а моя внучка одна из тех, кто принял это ведение. Вижу - ты удивлен тем, что услышал, но это от неведения».

    Старик задумчиво посмотрел на костер. Я переглянулся с девушкой, но она сидела молча. «Наука наша скрытная, тайная. А это - так, внешняя сторона дела», - вновь заговорил старик. «Я уже говорил тебе, что любая явная угроза вызовет ответные действия со стороны врага. Нам это надо? Нет! Цель женщин-берегинь - сохранить себя, своих детей и стариков. Рукопашный бой красив и зрелищен со стороны, но мало полезен и даже опасен в критической ситуации. Ты должен думать, как получить нужный тебе результат: безопасность для себя, стариков и детей, а не красиво махать руками или ногами. Только если ты научишься этому, можешь считать, что познал нашу науку».

    Чем дальше говорил этот странный дед, тем больше вопросов появлялось у меня. Я пытался о чём-то спрашивать, но он словно не слышал меня. У меня создалось впечатление, что он вёл диалог с самим собой, или с кем-то ещё, но явно не со мной. За всё это время девушка не проронила ни слова, лишь изредка поглядывала то на деда, то на меня.

    В теле ощущалась какая-то лёгкость и, несмотря на поздний час, спать совсем не хотелось. Дед монотонно о чём-то говорил, но я почти ничего не понимал. Видимо, он понял это и прекратил беседу. Он посмотрел на внучку, сделал ей рукой какой-то знак и пошел от костра в сторону деревни. Мы остались вдвоём и, наконец-то, она заговорила: «Ты не обижайся на него, он вообще редко говорит на эту тему, а особенно с посторонними. Почему он сделал исключение для тебя, мне самой не понятно. Не беда, что ты ничего не понял, значит - не пришло ещё время. Дед не стал торопить событий, но уходя - не закрыл пред тобой дверь. А раз так, значит чем-то ты ему приглянулся. Ведь не даром он дал добро показать тебе удар «Чёрной Рыси». Просто так это не дозволяется. Ты ещё не знаешь, что это такое, но уже знаешь, что оно есть. А раз так - пусть пройдут годы, но ты всё равно вернёшься к «Чёрной Рыси».

    «Но почему дед сказал, что удар «Чёрной Рыси» в бою не эффективен?» - спросил я. «Как это понимать, если я на себе испытал всю его мощь? Допускаю - глупо спрашивать, как ты его сделала. Но как ты смогла мгновенно оказаться предо мной, находясь на расстоянии четырёх метров за миг до удара? Ведь я даже не успел отреагировать на твоё движение»!

    «Ну, это как раз не самое сложное! Всё дело - в искусстве перемещения. На его изучение уходит немного времени. Главное - совсем в другом. О главном тебе и пытался рассказать дедушка, а ты его не понял, но это не его вина. Он был абсолютно прав, когда сказал тебе, что удар «Чёрной Рыси» в настоящем бою не особенно действенен. И я поясню тебе почему. Раньше люди жили дружно, им не нужно было решать споры с помощью кулаков. На то он и Род, чтобы все решалось миром. Это сейчас все озверели. Чуть что, в ход идут кулаки и даже ножи. А тогда нет. Никому бы в голову не пришло поднять руку на своего. Более грязного поступка нельзя было даже и придумать. А раз так, то зачем надо было тратить время на изучение техники ведения боя, когда в этом не было никакой необходимости», - сказала девушка.

    «Но подожди, - прервал я её, а если это были чужие, что тогда»? «Для этого были наши мужчины, именно они выходили на бой с супостатом. Не женское это дело - сечь мечом или засапожником, правильно я говорю»?

    Она с усмешкой посмотрела на меня и продолжала: «А теперь представь, как бы я смогла применить удар «Чёрной Рыси» против хорошо экипированного воина? Он ведь был бы одет не в спортивный костюм, как ты. Да и был бы он наверняка не один. Значит, моя явная победа над ним оказала бы всем нам «медвежью услугу». Теперь ты понимаешь, что имел в виду мой дед, когда говорил, что главное - научиться хорошо думать, а не виртуозно махать руками и ногами. Любому оружию рано или поздно можно противопоставить ещё более грозное оружие. Так может продолжаться бесконечно. Это тупиковый путь – кажущееся могущество. Главная задача – сохранение жизни детей, стариков и нас самих. Для этого все средсва не только хороши но и жизненно необходимы. Однако, эти средства нужно было настолько искусно замаскировать, чтоб их не только нельзя было раскрыть, но даже помыслить о том, что они применены. Знаешь, в чём заключалась ошибка наших мужчин? Они были сильны и красивы, независимы и горды, но при этом - наивны, как дети! Они признавали только честный бой и никогда не наносили удар в спину, поэтому их можно было легко обмануть, что в конечном итоге и произошло. Они проигрывали там, где проигрывать было никак нельзя. Они защищали нас ценой своих жизней и были уверены в своей правоте. Но нам не нужна была их уверенность в своей правоте, нам нужны были они сами, живые и здоровые, потому что без них мы оказывались в ещё худшем положении.

    Наши витязи отвергали искусство «Чёрной Рыси», считая ниже своего достоинства постигать его тайну. Они называли его сугубо женским делом. Но воинские доблесть и честь хороши на поле брани, где твою спину прикрывает достойный тебе. Но ответь мне, чего стоят все эти идеалы, когда за твоей спиной беззащитные дети, а витязи-защитники сложили головы в неравном бою с подлым и коварным врагом?»

    Слушая её, я был поражен - с виду совсем ещё девчонка, а рассуждает как умудрённая жизненным опытом женщина, в совершенстве владеющая страшным, скрытым оружием, готовая не раздумывая применить его в случае опасности.

    «Но ведь твой дед, - сказал я, - знает это искусство, а он мужчина». Она посмотрела на меня, и вдруг расхохоталась: «Тоже мне сказал - знает! Ведь именно дед сделал все возможное, чтобы «Чёрная Рысь» сохранилась до наших дней во всей своей красоте и величии. Жаль только, что она больше уже никого не интересует. Молодежь, в основном, уезжает в город, а те кто остаются—спиваются. Цепочка, тянувшаяся из века в век, прервалась. Скоро «Чёрная Рысь» может превратиться в красивую сказку, но не более».

    «А знаешь, когда мой дед решил постичь эту науку? Во время Гражданской войны он был ранен и пришел в свою деревню. Там были только женщины, дети да старики. В один из дней в деревню ворвалась банда - человек тридцать. Они стали грабить и бесчинствовать (Бесчинствовать – чинить бесовкий произвол, в отличие от безчинствовать – действовать без оглядки на чины). Но кто им мог помешать в этом? Раненый молодой боец, каким в то время был мой дед? Так его женщины самого спрятали в погреб. А через день-другой все стихло... И опять деревня зажила своей неспешной, размеренной жизнью. Все остались целы и никто ни о чём не говорил. Русские женщины вообще молчаливы по своей натуре. Это сейчас чуть что - крики, визг, да мордобой. А разве раньше мог поднять мужчина руку на свою жену-берегиню, хранительницу домашнего очага, мать своих детей, верную помощницу в продлении Рода своего? Более омерзительного поступка нельзя себе и представить. После этого он не имел бы права называться мужчиной. Но и женщине, коль она безмудро довела его до такого - грош цена. Если в семье растут дети, будущие мужчины-витязи и жёны-берегини, непотребно им видеть такие отношения отца с матерью! Ничего хорошего от такого воспитания не получится.

    В нашем Роду мужчины не просто любили и уважали своих женщин - они их боготворили, а женщины - отвечали им тем же. Это было гарантией сохранения и приумножения Рода, его прочности и нерушимости. Взаимная верность наших мужчин и женщин никогда никем не ставилась под сомнение.

    Сейчас всё совершенно иначе. Плохо это или хорошо - не мне об этом судить. Знаю только одно: если так пойдет и дальше, мы растеряем не только последние крохи Великой народной Культуры, но также Культуры внутренней - Душевной и Духовной. Это уже гораздо страшней! Мне хочется верить, что хоть кому-то удастся, если и не приумножить, то хотя бы сохранить самую малость того, что мы получили в дар от своих Великих Предков. Потому-то в нашем Роду из поколения в поколение как самое большое богатство передавались секреты «Чёрной Рыси». Наши чистые, светлые помыслы были самым строгим мерилом того, что никто и никогда не использует эти знания во зло. Только когда враг не оставлял нам никакого выбора «Чёрная Рысь» выпускала свои когти. Но тогда ни о каком милосердии или жалости не могло быть и речи. Враг справедливо получал то, что заслуживал, не больше и не меньше». Она так взглянула на меня, что мне стало не по себе.

    В отблесках костра её глаза светились каким-то огненным светом. Мне на мгновение показалась, что передо мной не красивая девушка, а большая чёрная кошка, которая изготовилась к своему роковому прыжку. Это было так явственно, что я инстинктивно попытался отодвинуться от неё, упав на землю с пенька, на котором сидел. Поднявшись, я в смущении попытался перевести это в шутку, но юная красавица смотрела на меня абсолютно серьёзно. Даже намека на улыбку не было в ее глазах. Я просто поразился такой внутренней перемене в её поведении и мне ничего не оставалось, как молча смотреть на затухающий костёр.

    С реки потянуло холодом и меня стало клонить в сон. Вокруг стояла сказочная тишина, и только дрова в костре тихонько потрескивали, изредка освещая небольшое пространство.

    «Скажи,—спросил я тихо, - когда ты обняла меня после удара, это было сделано с какой-то целью?». «Конечно, - ответила она, ведь удары были нанесены в определенные точки конечностей. Необходимо было устранить последствия, которые могли бы наступить после них, что я и сделала». «А если бы ты этого не сделала, что тогда?» - спросил я. «Тогда ты не задавал бы мне глупых вопросов», - последовал ответ.

    Она поднялась со своего пенька и потянулась. Никогда более я не видел такой пластики и грациозности. Её тело словно повторяло движения огненных языков костра. Она извивалась в только ей известном танце. Незаметным жестом она вырвала ленточку из заплетённой косы, и её космы веером рассыпались по плечам. Это была первозданная красота во всей своей чистоте и великолепии. Я подумал, что именно так славянские женщины встречали своих мужчин после походов. О каких изменах после этого можно было вообще вести речь?

    Утром я проснулся поздно, солнце поднялось достаточно высоко. В избе никого не было. На чистом деревянном столе стояла крынка с парным молоком, мёд, а в плетёном блюдце лежал душистый домашний хлеб, только что вынутый из печи. А ещё на краешке стола лежала тонкая ученическая тетрадка, поверх которой была записка. В ней было всего две строчки: «Рисунки выполнены мной, а пояснения к ним сделаны дедушкой». И был ещё рисунок: большая чёрная кошка с кисточками на ушах, изогнувшись немыслимой дугой в своем отчаянном прыжке, наносила когтистой лапой удар по невидимому врагу. Тетрадка и записка, лежащая поверх неё, были перевязаны той самой ленточкой, которую эта таинственная красавица сорвала со своих косм, исполняя при свете костра то ли танец, то ли что-то такое, о чём я до сих пор так и не знаю.
    АНДРЕЕВ Валерий Владимирович,
    автор системы "СПРУТ"- системы программированного управления телом, г. Краснодар.
    из журнала "Ведическая Культура" №5

    http://www.tsu.ru/WebDesi...._tt1_s3

     
    МакошьДата: Среда, 15.09.2010, 12:58 | Сообщение # 4
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал
    ВОЗВРАЩЕНИЕ "ЧЁРНОЙ РЫСИ"

    Вот уже почти две недели, изо дня в день, я прихожу сюда в одно и тоже время, чтобы полюбоваться этой рыжей красавицей. Нас разделяет металлический барьер, метр пространства и железная клетка. Народу здесь немного, в основном стоят около клеток с тиграми, львами и прочими экзотическими животными. Но меня интересует именно она, и я прихожу только к ней. Несколько дней, забившись в темный угол клетки, она практически ни на что не реагировала, и вот сегодня впервые обратила на меня своё внимание. Я по привычке облокотился на барьер и, отвернувшись в сторону от ветра, прикурил сигарету, а когда вновь повернулся к клетке, она стояла передо мной во всей своей красоте и величии. Она узнала меня, она меня ждала. Мы стояли и смотрели друг на друга. Голос смотрителя прозвучал настолько неожиданно, что я вздрогнул.

    - Чем же она вас так заинтересовала? Я наблюдаю за вами несколько дней, и не могу понять, что вы в ней нашли? Коварная и непредсказуемая тварь, готовая в любую секунду пустить в ход свои когти. Видите, что она сделала с моей рукой.
    Он поднял отворот куртки, и я увидел, что через все плечо шел глубокий шрам.
    - Вот так то. Так что пусть её благодушие, с которым она на вас смотрит, не больно вас умиляет.
    - Скажите, - спросил я его, - а может быть, вы её чем-то обидели?
    - Еще чего, тоже мне принцесса, обижаться вздумала. Ну, стукнул несколько раз по пьянке, когда мешала чистить клетку, так и что с того?
    - Понятно. А вы никогда не слышали, бывает ли чёрная рысь?

    Он как-то странно посмотрел на меня и, уходя, посоветовал мне съездить в Африку, может быть там я и найду то, что ищу. Еще в начале 70-х, я также задавал этот вопрос тому старику - последнему носителю и хранителю знаний по этой таинственной старославянской системе и также не получил ответа. Возможно в самом названии «Чёрная Рысь» была заложена какая-то метафора, а в действительности этого животного и нет в природе? Я спрашивал у многих настоящих охотников, егерей, лесничих, и везде получал отрицательный ответ. Порой я сам себе задавал вопрос: «А зачем мне всё это надо?»

    Есть такое животное или нет, это ведь по существу ничего не меняло. Главное, что школа «Чёрной Рыси» существовала, и это было главным. Но, как говорил Станиславский, «Театр начинается с вешалки». Следовательно, не зная, почему система носила именно такое название, познать всю её глубину невозможно. На Востоке говорят: «Нет мелочей, есть подробности». Следовательно, уже в самом названии системы, может быть, сокрыт какой-то более глубокий смысл, чем мы предполагаем.

    Вы когда нибудь задумывались над выражением - «Его Величество Случай»? Лично я тогда об этом не думал, пока не раздался тот ночной звонок, и хриплый мужской голос предложил мне встретиться и поговорить по поводу интересующей меня проблемы. На следующий день я пришел в назначенное место, но мой ночной собеседник так и не явился. Он позвонил только через неделю, извинился передо мной и назначил новую встречу. Я почему-то сразу узнал его. Среднего роста, седовласый с удивительно чистым взглядом, который встретишь разве что у детей. Иван Павлович, так звали моего собеседника, был участником Великой Отечественной войны, кавалер многих боевых наград. Он поведал мне удивительную историю, которую я в кратком изложении донесу до вас.

    Суть ее в следующем.

    У них в стрелковом батальоне воевал один человек - сибиряк, бывший таёжный охотник. Человек недюжинной силы, храбрости и безграничной доброты, он был всеобщим любимцем, не только у рядовых солдат, но и у командиров. Скольким людям он спас жизнь в бою, даже и не считали. Он первым со своим «ручником» подымался в атаку, а в рукопашном бою ему вообще не было равных. О нем ходили легенды не только в батальоне, но и за его пределами. Но была у него одна странность, которую он особенно и не пытался скрывать от бойцов. Каждый раз перед боем он снимал с себя гимнастёрку, брал в руки чёрный уголёк и раскрашивал им на своём плече наколотый контур какого-то животного. На все вопросы друзей он шутливо отвечал, что это его «оберег» и никакая пуля или осколки снарядов ему не страшны. И ведь действительно, он целым и невредимым выходил из таких ситуаций, где шансов остаться в живых практически не было. А у него - ни царапины! Кто или что оберегало его, никто не знал, и это только усиливало интерес к нему. Но добродушный здоровяк сразу замыкался в себе, когда кто-либо особенно настойчиво докучал ему расспросами. И только в конце войны, в освобождённой Праге, он раскрыл эту тайну своему лучшему другу, моему теперешнему собеседнику. Они сидели в дозоре вдвоём на первом этаже разбитого здания, когда вдруг неожиданно начался миномётный обстрел. Вой падающих мин и свист осколков производили жуткое впечатление. Погибнуть в самом конце войны, пройдя пол-Европы, было бы дичайшей несправедливостью, но грохот разрывов приближался все ближе и ближе. От кирпичной пыли запорошило глаза, невозможно было дышать, на зубах скрипели крошки битого кирпича. «Всё, - подумал Иван, - вот и отвоевался», и в ту же секунду что-то тяжелое и громоздкое навалилось на него сверху. Последнее, что подумал он, перед тем как потерять сознание, что его привалила рухнувшая стена разбитого здания. Когда он пришел в себя, стояла какая-то необычная тишина, и только голос друга, напевавшего себе под нос какую-то песенку, окончательно заставил его поверить в то, что остался жив. Пошевелив руками и ногами, он потихоньку встал на колени, еще не в силах поверить в то, что даже не ранен и только резь в глазах от пыли, да шум в ушах заставили его вспомнить о том, что здесь творилось что-то несусветное.
    - Ну что, очухался? - засмеялся витязь. - Я тебя там не сильно придавил?
    - Так это ты накрыл меня собой? А как же ты сам-то остался цел?
    - А вот она и помогла.
    Он задрал рукав гимнастерки, которая больше походила на «сито» и взору моего собеседника открылась странная картина. Это была средних размеров наколка Рыси, припавшей к земле, но она была чёрного цвета. Именно это больше всего и поразило моего собеседника.

    - Чёрная Рысь? Этого не может быть!
    - Может! - сказал друг. - Нам здесь с тобой до вечера сидеть, так что слушай. Я раскрою тебе свою тайну, а уж верить или нет, ты решай сам. До войны я был охотником, таёжным охотником, а это что-то, да значит. Тайгу я знал так, как хорошая хозяйка знает свой огород. И эти знания неоднократно спасали мне жизнь. Много чего пришлось повидать, но после одного случая я навсегда выбросил ружьё и дал себе слово больше никогда не стрелять в дикого зверя. В отличие от домашнего, к коим я причисляю и человека, дикий зверь намного умнее и добрее. Так вот, однажды, по ранней осени, я пошел в тайгу только мне одному известными тропами. Глушь непролазная, но и зверья здесь было много. Редкий таёжный охотник заходил в эти места. Не знаю почему, но в народе они пользовались дурной славой. Старики не раз предупреждали не забредать сюда. Но парень я был не робкого десятка, да и с дедом своим мы хаживали сюда не раз, так как он тоже, как и я, не особенно-то верил всем этим байкам. Зато охота здесь всегда была отменная. К полудню, притомившись, я сел под большущей лиственницей и, прислонившись к её мощному стволу, слегка задремал. Осень в наших краях в этом году была на редкость тёплой и сухой. Что заставило меня проснуться и глянуть вверх, я так до сих пор и не знаю, но то, что я там вверху увидел, заставило меня оцепенеть от ужаса. Буквально метрах в трёх от моей головы на толстенной ветке распласталась огромная чёрная кошка с кисточками на ушах. Свесив свои мощные лапы она, казалось, с любопытством рассматривала незнакомое ей существо, то бишь меня. В моей голове всё перепуталось от страха. Неужели древние легенды не врали, и передо мной она - царица леса. Неужели Чёрная Рысь существует? Мне хотелось протереть глаза и убедиться, что это не сон, но внутренний голос предупреждал, что не стоит делать никаких резких движений. «Сиди и жди», - звучало в голове. Ныла спина от неудобного положения, ноги затекли, но я боялся пошевелиться и только краем глаза наблюдал за чёрной красавицей.

    Мой друг на мгновенье прервал свой рассказ и посмотрел на меня.
    - Ты не поверишь, но через какое то время, я вдруг понял, что она не сделает мне ничего плохого.
    - Ну, а что дальше? - нетерпеливо спросил я своего друга. На какое-то время я вообще забыл про войну и недавний минометный обстрел. Мне показалось, что мы находимся не в разрушенном до основания здании, а в глухой сибирской тайге.

    - Дальше, говоришь, ну что же, слушай. Мой друг закурил самокрутку и, прикрыв слегка глаза, продолжил.
    - А дальше было вообще непонятно что. Я попытался сесть на корточки, она никак не реагирует, так же молча смотрит на меня. Размером она была раза в два крупней обычной рыси, я это определил сразу. Бросил взгляд на ружье, но тут же отказался от этой затеи. Уж кому, как не мне знать реакцию лесной кошки, шансы тут нулевые. В голове билась только одна мысль: «Что делать?» И вообще, сколько может продлиться наше созерцание друг друга? Осенью дни короткие, а ночевать в неподготовленном месте в тайге, да ещё в сообществе этой гостьи - перспектива незавидная. «А, была - не была», - подумал я, и стал потихоньку подыматься на ноги. То ли оттого, что они затекли от долгого сидения, а скорей всего от страха - они были словно не мои. «Если она сейчас прыгнет сверху, то конец», - промелькнуло в голове. Я инстинктивно закрыл голову руками и замер. Все было тихо. Не отрывая рук, я медленно поднял голову вверх, и наши взгляды встретились. Ты знаешь, я до сих пор не могу забыть это ощущение. И дело здесь даже не в страхе, нет. Объяснить это словами просто невозможно. Это надо испытать самому, и то вряд ли что поймешь. Сколько мы смотрели друг на друга, я не знаю, но она вдруг потянулась, изогнув дугой спину, ну прямо как кошка, и уселась на ветке. Теперь-то я по достоинству оценил ее размеры. Чёрная, как смоль, с мощными лапами, она выпустила свои острые когти и стала драть древесину. На голову мне посыпалась кора. «Всё, - подумал я, - конец». И она действительно прыгнула, но прыгнула совсем в другую от меня сторону. Её прыжок был столь молниеносен, что я даже не сумел рассмотреть траекторию её полета в воздухе. Она приземлилась в нескольких метрах от меня как раз на той тропе, по которой я должен был идти после небольшого отдыха. Я ничего не понимал, всё это просто не укладывалась в моей голове. Та тропа вела к небольшой избушке, которую мы вместе с дедом срубили пару лет назад, но вот уже около года я туда не наведывался. Ходу до неё отсюда было часа три. Там я думал переночевать, а с утречка приступить к охоте, но лесная царица внесла изменения в мои планы. И тут мой взгляд упал на ружьё. Теперь у меня был реальный шанс - ружьё под рукой и заряжено картечью, а Чёрная Рысь метрах в десяти. Она спокойно сидела на тропе и смотрела на меня, и только когда моя рука потянулась к ружью, она вдруг встала на задние лапы и передними лапами закрыла свою голову. Она в точности повторила то, что делал я несколько минут назад. Это было невероятно. Пинком ноги я отбросил ружьё в кусты и сделал шаг по направлению к ней. Она припала к земле и угрожающе зарычала. Я остановился, потом повернулся к ней спиной и пошел в противоположную сторону. Я понимал, что совершаю большую ошибку, но ничего не мог с собой поделать.

    Каждую секунду я ждал этот страшный удар в спину, но ничего не происходило. Пройдя метров двадцать, я остановился и медленно повернулся. Чёрная красавица продолжала сидеть на том же месте и смотрела в мою сторону. «Странно, - подумал я. -Она как будто не хочет, чтобы я шел туда. Может быть там котята? Нет, не похоже, она вела бы себя по-другому, это я уж знаю точно. Тогда что?» Я опять пошел ей навстречу, и опять она, прильнув к земле, зарычала на меня. Испытывать судьбу больше не имело смысла. Я поднял вверх руки, прикрыв ладонями лицо и немного так постояв, повернулся и пошел назад. Страха больше не было. Я знал, я чувствовал, что мне ничто не угрожает. Уже перед тем как нырнуть в густой ельник, я еще раз повернулся. Она сидела на том же самом месте, и в лучах заходящего солнца её чёрная шкура переливалась какими-то чудными оттенками.

    продолжение...

     
    МакошьДата: Среда, 15.09.2010, 12:58 | Сообщение # 5
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал
    - А дальше, что же было дальше? Мой друг свернул новую самокрутку, затянулся и, глядя куда-то мимо меня, глухо сказал:
    - Да ничего не было. Когда, вернувшись, я рассказал об этом, то меня все подняли на смех. Вот так-то.
    Сзади вдруг послышались приглушенные голоса, и мы залегли за кучи с битым щебнем, но тревога оказалось ложной. Это были наши.
    - Эй, славяне, - услышали мы голос своего командира. - Вы там живы?
    - Живы, командир, живы и даже не ранены.
    - Ну, молодцы ребята. Нам со стороны казалось, что после такого обстрела здесь камня на камне не осталось, а им хоть бы что. Заговоренные вы что ли?
    Я посмотрел на своего друга, но он даже бровью не повел, словно знал, что так и должно было быть.

    Иван Павлович закурил очередную сигарету. Вот уже часа два мы сидим с ним на лавочке в небольшом парке, и я слушаю его удивительный рассказ. Я ни о чём не спрашиваю, и не задаю вопросов, я просто слушаю.
    - А знаете, ведь она действительно спасла ему жизнь, там, в тайге, - вдруг сказал он.
    - Как это? - вырвалось у меня, - ничего не понимаю.
    - Там, на той тропе, в её самом глухом месте, кто-то установил самострел. Свои это сделать не могли, он это точно знал. Значит это был кто-то чужой. Но кто? Для моего друга это так и осталось загадкой. Но еще большей загадкой для него было поведение царицы леса. С тех пор он никогда больше не брал в руки ружьё, а на все вопросы, почему он, один из самых опытных таёжных охотников, прекратил заниматься охотой, отвечал просто и непонятно: «Приказ пришел». Что он под этим подразумевал - не знал никто.
    - Скажите, - спросил я, - а он не рассказывал вам, встречал ли он ещё в тайге чёрную красавицу?
    - Нет, больше он ничего не говорил на эту тему.
    - А та наколка? Он сделал ее после того случая?
    - Да, но сделал он её не сам.
    -А кто?
    - Не знаю, он не рассказывал об этом. Сказал только, что ему её сделали и обучили какой-то системе, владея которой можно было, как создавать, так и разрушать. И эта система называлась...
    - Школой Чёрной Рыси? - Я спросил об этом Ивана Павловича просто машинально. Он с удивлением глянул на меня.
    - Да! Он, что-то говорил именно об этом. Но откуда вы это знаете?
    - Да ничего я не знаю, - ответил я. - Просто несколько лет назад во Владимирской области, меня познакомили с фрагментами какой-то забытой старославянской системы, которую практиковали наши предки, особенно женщины. И называли они ее «Школой Чёрной Рыси».
    - Интересно, очень интересно, - теперь уже Иван Павлович с нескрываемым любопытством смотрел на меня. - Так вот почему вы спрашивали у охотников о чёрной рыси! А я-то думал, с чего бы это вдруг?
    - Иван Павлович, дорогой, ведь наверняка ваш друг показывал вам какие-то элементы системы? А вдруг мы говорим о разных школах?
    - Знаешь что, - он вдруг перешел на «ты», -давай-ка отойдем подальше от людских глаз, и я тебе кое-что покажу.
    После первых же движений, я всё понял - это была она. Эти же движения составляли костяк танца «Чёрной Рыси». Иван Павлович делал их с такой лёгкостью, словно ему было не 60, а лет 20.
    - Если бы не эта гимнастика, которой меня научил мой друг в конце войны, не известно, что бы со мной сейчас было, - сказал он. - Ведь та тяжелейшая контузия, которую я получил ещё под Сталинградом, практически могла превратить меня, в лучшем случае, в инвалида. Врачи сделали всё что могли, и низкий им за это поклон. Но полностью излечил меня тогда мой друг. Он каждый день приходил в полевой госпиталь, укладывал меня наполи...
    - Ну, а дальше, дальше, дорогой вы мой Иван Павлович, что с вами такое делал ваш друг?
    - Да не знаю я, что он там делал, не знаю. Могу сказать только одно, что он начинал работать со мной, когда рядом никого не было.
    - Иван Павлович, а я ведь знаю, что с вами делал ваш друг!
    - Ты, знаешь? Откуда?
    - Он раскладывал вас по свастике. Верно, я говорю?

    Наши глаза встретились.
    -Так ты знаешь...
    - Нет, я не знал вашего друга, и никогда его не видел. В свое время меня заинтересовала обычная журнальная статья. Это был ещё дореволюционный журнал. Я учился тогда в Ленинграде, в одной из военных академий. В этой статье речь шла о забытой старославянской системе, которую когда-то практиковали наши женщины. Потом была та встреча, о которой я вам уже говорил. Так вот некоторые движения, которым вас научил ваш фронтовой товарищ и движения в танце, который они называли танцем «Чёрной Рыси» - идентичны. Следовательно, мы с вами ведём речь об одной и той же системе. И теперь мне абсолютно понятно, почему ваш друг скрывал эти знания. Всё дело в этом символе? Да?
    - Ты абсолютно прав. Его забрали, когда наша часть готовилась к демобилизации. Не помогло ничто: ни боевые награды, ни ходатайства наших командиров. Всё было напрасно. Несколько раз и меня вызывали в политотдел и в СМЕРШ, все допытывались, что он мне рассказывал, как он меня агитировал и всё прочее. Почему они не взяли меня, я не знаю до сих пор. Видимо, что-то там у них не состыковалось, а может конец войны, эйфория от победы, кто его знает. Они всё время спрашивали про какую-то тетрадь, но я лично её никогда даже и не видел...

    Мы молча закурили, и каждый думал о своём. Первым нарушил молчание Иван Павлович:
    - А скажи, тебе действительно удалось раскрыть тайну укладок Чёрной Рыси?
    - Этого я не знаю. Я по крупицам пытаюсь воссоздать то, что либо утеряно, либо.... Но вы ведь сами прекрасно понимаете, что я не могу с полной уверенностью заявить, что это те же самые укладки. Свою систему я назвал СПРУТом /системой программированного управления телом/ и эти укладки стали одним из его базовых разделов.
    - Ты не особенно-то их показывай, не время еще,-он в упор посмотрел на меня.
    - Да вы что. Иван Павлович? Сейчас не 45-ый год, а начало 80-ых, да и когда, по-вашему, наступит то время?
    - Когда придёт приказ.
    Он полез в карман своего пиджака, вытащил небольшой газетный листок, разорвал пару сигарет «Прима» и стал крутить самокрутку, самую настоящую - фронтовую. Его руки почему-то дрожали.

    - Какой приказ? От кого? - Моему удивлению не было предела.
    Но он словно не слышал мой вопрос, он смотрел куда-то вверх и улыбался, и столько доброты и нежности было заложено в этой улыбке, что я был просто озадачен.

    Повернувшись на лавочке, я задрал голову и увидел небольшую чёрную кошку, невесть откуда взявшуюся здесь, которая лежала на ветке и словно наблюдала за нами сверху. Иван Павлович неспешно поднялся с лавочки, и каким-то неуловимым движением сбросил с себя свой пиджак. У меня еще мелькнула мысль, как это ему удалось. Белоснежная рубашка с коротким рукавом открыла передо мной его сильные, словно отлитые из металла руки. Он медленно поднес их к своей голове, словно прикрывая лицо, а потом вскинул их вверх широко раскрытыми ладонями. Я с удивлением смотрел за его действиями. Изогнув дугой спину и несколько раз процарапав ветку своими когтями, кошка чёрной молнией прыгнула ему на ладони. Бережно, словно в его руках было безценное сокровище, он опустил её на землю, и в тот момент, когда он наклонился, я увидел на его плече эту наколку. Припавшая к земле Чёрная Рысь то ли приготовилась к прыжку, то ли... словно пыталась о чём-то предупредить. Но это был не контурный рисунок, я это понял сразу, она была наколота целиком. Выпрямившись, он не спешно надел свой пиджак, и всё с той же по-детски чистой улыбкой посмотрел на меня.

    - Так вы их всё-таки нашли?...
    - Нашел и отдал им его тетрадь.
    Он уходил в глубину парка по еле заметной тропинке, уходил даже не попрощавшись со мною, уходил так, словно знал, что эта встреча не последняя... А свои укладки для широкого круга лиц я смог показать впервые только через десять с лишним лет в 1994 году. Видимо - приказ всё-таки пришел...
    АНДРЕЕВ Валерий Владимирович,
    автор системы СПРУТ - системы программированного управления телом, г. Краснодар.
    из журнала "Ведическая Культура" №6

    http://www.tsu.ru/WebDesi...._tt1_s4

     
    МакошьДата: Пятница, 17.09.2010, 16:10 | Сообщение # 6
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал

    ОБРЯДОВЫЙ СМЫСЛ СЛАВЯНСКИХ ПЛЯСОК

    А месяц плывёт и плывёт,
    Роняя вёсла по озёрам.
    А Русь всё же будет жить,
    Плясать и плакать у забора.

    (Сергей Есенин)

    Издревле человек стремился к движению. Только появившись на свет, новорождённый возвещает о себе миру криком и непроизвольными движениями, которые подтверждают, что получило жизнь ещё одно человеческое создание. Ведь всем известно, что движение - есть жизнь. Даже растения, привязанные своими корнями к Матушке-Сырой-Земле, поворачивают листья по ходу Солнца таким образом, чтобы они всегда были обращены как можно большей поверхностью к свету.

    Однажды люди поняли, что в состоянии управлять своим телом не только для того, чтобы охотиться или собирать плоды, но и для того, чтобы отображать своими движениями повадки животных. Чувственное восприятие окружающего мира отображалось в определённых телодвижениях, которые повторялись в определённой последовательности и были ни чем иным, как сменой времён года и круговоротом веществ в Природе. Славян научили танцевать сокровенные движения человеческого сердца и прохождение светила по небосводу. Постепенно познания человека о Природе расширялись и его ощущения и мировосприятие также выливались в определённые, чёткие, повторяющиеся движения. С течением времени человек начал воспроизводить естественные движение, которые определил для себя словом "танец".

    В большинстве арийских (индоевропейских) языков это слово произносится созвучно и это ещё раз доказывает, что когда-то некое древнее сообщество белых людей имело один язык для общения и единые представления о мироздании. Впоследствии эти представления о Вселенной вылились в обозначение частей человеческого тела (это особенно становится понятным при рассмотрении тела, как подобного уменьшенного образца Мира, в русском языковом определении. Например: сердце – середина мира, ярло – “солнечное сплетение” нервных окончаний, нёбо - небо, зубы - горы; и так далее.) и в обрядовые плясовые телодвижения.

    Конечно, многое из того значимого, что наши предки заложили в тайное, но простое и явное, для своего круга, понимание Мира мы уже не в силах понять из-за отсутствия почитания наших древних обычаев и небрежного отношения к родному языку предков, которым преподносится это, “тайное” для нас, учение. Определённую часть знаний мы уже безвозвратно утратили, так как во времена христианских гонений и тяжёлых жизненных испытаний, разрушительных войн наши с Вами сородичи не находили сил, чтобы передать нам эти ценные знания. Но ещё в наше время, соединив разрозненные знания, сохранившиеся в народных устных преданиях и письменных источниках, можно достоверно восстановить изначальную суть.

    В древности пляски входили в обязательный круг обрядов Родового Ведания и были в большом ходу у всех арийских народов, в том числе и у славян. До сих пор пляски сохранились в богатых, всякого рода, стариной свадебных обрядах в некоторых уголках Руси и других славянских стран, где остаётся почитание народных обычаев.

    В былинах о Добрыне сохранилось свидетельство о древних свадебных певцах и гудочниках. Так, Добрыня узнав, что жена его выходит за бабьего пересмешника Алёшу Поповича, прискакал в Киев, переоделся в скоморошеское платье, взял гусли и явился на свадьбу, растолкав приворотных сторожей: "Скажи, где есть наше место скоморошеское?" С сердцем говорит Владимир стольно-киевский: "Что ваше место скоморошеское

    На той, на печке, на муравлёной,
    На муравлёной печке - на запечке."
    Он вскочил скоро на место, на показанно,
    На тую на печку, на муравлёну,
    Натягивал тетивочки шёлковые,
    На тыя струночки золочёные,
    Учёл по стрункам похаживать.
    Играет то он в Цари-граде,
    А на выигрыш берёт всё в Киеве.
    Он от старого всех до малого,
    Тут все на пиру призамолкнули.

    До сих пор по современным свадебным пляскам можно восстановить древнеславянскую обрядовую свадебную пляску. Древней особенностью танца была круговая пляска: хоровод на Руси; коло, корогод - в Украине, Польше и Белоруссии, хормос - в Македонии, Западной Болгарии и некоторых других южных славянских землях. Русский хоровод выражает два начала жизни: деятельное и бездеятельное в их мировом круговращательном движении. Свадебные танцы в древнейшем своём виде, сохранившиеся отчасти до сих пор в круговращательном движении вокруг квашни (Россия, Белоруссия, Польша), дерева, молодых или свадебного поезда, состояли именно в хороводах. На Украине на свадьбах и особенно в брачную ночь, когда молодые находятся в опочивальне, дружно с хмельным причётом своим и гудьбою (музыкой) шумно ведёт корогод. В то время, как молодых уложат спать, мужчины и женщины предаются неистовому веселью и пляске, женщины срывают с головы платки и, распустивши волосы по плечам, кружатся и поют сладострастные песни. Сладострастность до некоторой степени могла вызваться мыслью о присутствии на свадьбе страстно любящего и похотливого в делах любви Солнца. Так в белорусской колядке поётся: Приехала Коляда на сивом конику,

    Поставила коника у одринце,
    Сама села на куце у перинце,
    Поставила дудочку на стовпе:
    Грайте дудочки голосно,
    Скачце дзевочки хорошо.

    Круговращательные движения кроме свадеб соблюдаются во многих других случаях: в весенние и летние праздники, в особенности накануне Купала (Танцы, сопровождаются припевом "то-то!" или "ту-ту-ту!", свойственным только купальским песням, с обязательным притоптыванием и стуком или хлопками в это время. Девушки кроме венков из зелени, надевали на голову войник или выйник (от слова выя, то есть шея) из ткани обязательно голубого, небесного цвета, на ногах разукрашивались чулки и подвязки. Налицо внимание к знакам неба и земли.), во время родов, во время повальных болезней, при выгоне скота в поле, при покупке коровы (четыре раза обводят её вокруг кола, вбитого в землю, по солнцу), во время гаданий.

    В некоторых местах Польши женщинами обыкновенно соблюдается танец при покрывании головы невесты вокруг последней со свечами в руках. В данном случае невеста выражает в своём лице само Солнце, которое приветствуют зажжёнными светильниками.

    В Германии, как и в Чехии, Лужицкой земле, Польше существуют также обычаи, схожие со всеми славянскими: во время свадьбы также кладут старое колесо перед домом или на холме и вокруг этого колеса пляшут. Здесь колесо выступает вещественным образом Солнца, заменяя невесту - человеческий образ чистого солнечного света.

    В старинные времена были особые руководители гудьбы (музыки) и плясок, умельцы играть на гуслях, на дуде, на волынке и одновременно отплясывать - скоморохи, которые занимали в древнерусской жизни очень видное место. Особенно хочется отметить происхождение слова “гудьба”, которое родилось одновременно со способностью человека извлекать звук, гул и гудение из тетивы лука, а позже и намеренно созданных гудочных орудий: гудков (прообразов скрипок), гуслей, свирелей, рожков, волынок. Слово гудьба стало обозначать у славян всё многообразие звукового ряда, в том числе и громким отрывистых звуков, производимых бубнами и другими ударными приспособлениями. Впоследствии слово гудьба было вытеснено из русского языка российской аристократией, коя заменила его на греческое слово – музыка.

    На свадьбе князя Владимира Старицкого в 1550 году в числе свадебных лиц встречаются "плясцы". Царица, княгини и боярыни заняли на свадьбе места, назначенные им, а "плясцы встали в сенях", то есть их в самый торжественный зал не впустили. Это и неудивительно для тех времён. Если раньше, в XII-XIII веках, веселья и обряды только порицались аскетичными служителями церкви, но на празднествах, пирах, свадьбах правящая верхушка с удовольствием соблюдала народные обряды и сама участвовала в позорищах, то есть в обрядовых игрищах и действах.

    (Так в «Слове святого Нифонта» 1220 года описаны “играние бесовские”, которые происходили ещё на городской площади около церкви: “…идут двенадцать русальцев во главе с унылым и дряхлым старцем, скачя с сопельми и с ним идяше множество народа, послушающе его; иные же плясаху и пояху, влекомы в след сопельника. Бе одержим великою печалью о таковей погибели… и моляшеся остати всем игр бесовъскых, - наипаче же своё имение дают бесу лукавому, иже суть русалия иние же скоморохом”.)

    То уже в церковном поучении «Златая цепь» XIV века назидалось избегать этих всенародных празднеств: “Се же суть злая и скверная дела: плясанье, бубны, сопели, гусли, пискове, игранья неподобные, русалья. Егда играют русалия, то скомороси… или как сборище идольских игр - ты же в тот час пребуди дома!” Но в дальнейшем натиск церкви на исконные народные обряды не только не ослабевал, но и с укреплением её власти продолжал нарастать. И позднее существовали, поддерживаемые большинством самодержцев, гонения ортодоксальной (православной) церкви на родовые обычаи. Так в «Стоглаве» - соборе 1551 года, где архиепископы отвечали на вопросы Ивана Васильевича IV Грозного, и который провозгласил неприкосновенность церковного имущества и исключительную подсудность светских лиц духовному суду записано о купальском обычае: “Мужчины и женщины ходили ночью по домам и улицам, забавлялись бесстыдными играми, пели сатанинские (народные, а не церковные) песни и плясали под гусли. По прошествии ночи с великим криком все отправлялись в рощи и омывались в реке, как бешенные”. Здесь уже не запись стороннего наблюдателя, но гнев хозяина положения, требующего беспрекословно подчиниться его нравоучениям.

    На сербских свадьбах обязанность увеселять гостей шутками и прибаутками лежит на чауше или глумначе. Есть некоторые данные, позволяющие думать, что в древности скоморохи часто были весёлыми и желанными сватами. В Белоруссии сохранился обычай, когда на заручины сваты являются с дудой, под звуки которой должна танцевать им невеста.

    Обрядовая пляска со спущенными очень длинными рукавами имеет явное родовое предназначение и очень хорошо дошла до нас в известной сказке о Царевне-Лягушке, где она действует, как жена Ивана-Царевича и оборачивается то змеей, то белой лебедью, то кукушкой, то красавицей Василисой Премудрой:
    ...“Праздничный пир у царя. Василиса прячет в свои рукава косточки съеденных лебедей и выливает в рукава часть налитого ей вина. Дошла очередь танцевать; царь посылает больших снох (жён старших царевичей), а они ссылаются на Лягушку. Та тотчас подхватила Ивана-Царевича и пошла. Уж она плясала-плясала, вертелась-вертелась - всем на диво! Махнула правой рукой - стали леса и воды; махнула левой - стали летать разные птицы...”.
    Размахивание рукавами, разбрасывание положенных туда лебединых косточек и разбрызгивание вина есть обрядовое действо, а необычная пляска чаровницы-потворницы, то есть многовертимое плясание – танец, по всей видимости, в честь бога растительности Переплута и орошающих эту растительность вил-русалок.

    Во время плясок было в ходу питиё особого напитка, также входящего в сложные ритуальные действия. Нередко неистово пляшущие, отдав все силы обряду, падали без чувств и их отпаивали водой с настоем разных трав и чесночным соком. Эти обычаи, кроме Руси, также замечены и в Болгарии.

    На Коляду, Щедрец, Новый год, Велесов день и Комоедицу происходили пляски в обрядовых харях волов, коров, медведей, козлов, кабанов. В Белоруссии, Польше, Украине, Руси дикие и весёлые пляски в харях происходили одновременно с надеванием вывернутых мехом наружу тулупов и допускались только в Коляду, Купалу и Комоедицу, что олицетворяло зимний коловрат, то есть солнцестояния с увеличением долготы светового дня и весеннее равноденствие.

    Для исполнения сложных плясовых движений требовались сноровка и умение владеть своими телодвижениями. Эта сложность мужских плясок являлась необходимым условием в самосовершенствовании и развитии ловкости для бойцов. Во время праздника Перуна необходимым условием перед началом ритуального поединка было ломание - танец, который позволял настраивать бойца на беспощадную борьбу и разогревал все мышцы. Приплясывание и притоптывание, поведение плечами - все эти действия призваны были обеспечить постоянную внешнюю расслабленность и внутреннюю собранность тела перед задуманным нападением или для отражения нападения соперника. До сих пор участники ансамблей песни и пляски радуют глаза зрителей своей удалью, а раньше этим умением владели все взрослые мужчины в той или иной степени.

    Обрядовый смысл древних славянских плясок отражает суть строения Вселенной, мировоззрение славян, отражение естественных перемен Природы и при желании в плясовых движения можно найти множество тайных знаний. В любом случае танцы подталкивали человека на развитие и являются полной противоположностью современных массовых танцев, цель телодвижений которых сводится только к сексуальному завлечению и эстетическому наслаждению.

    Чтобы не оказаться плачущими у забора, за которым находится наше будущее, необходимо вспомнить и возродить среди всех славян наши древние народные обычаи. Только разделение в сознании народных обрядовых плясок от современных танцев позволить славянам выйти на новый уровень развития наследия предков и самосовершенствования, и позволить сохранится как Роду, с его языковыми и расовыми отличиями.

    http://www.tsu.ru/WebDesign/DC/danceclub.nsf/structurl/sacralis_t9_tt2

    Прикрепления: 3964336.jpg(55Kb)
     
    МакошьДата: Вторник, 05.10.2010, 17:00 | Сообщение # 7
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал
    О системе "СПРУТ" представлены материалы в нашей группе "В Контакте"
    - СПРУТ. Наследие Черной Рыси..

    Также на другом нашем форуме "Рассвет Сварога"
    - В.В. Андреев "СПРУТ" Система программированного управления телом Серия «Тропою Черной Рыси»

    Древнерусская гимнастика (Гимнастика Ра)

    Данный материал представляет собой сборник телепрограмм "Глобальный взгляд" разных лет. Тематика: здоровье, древнерусская гимнастика. Комментарии, примеры. Даются адрес и телефоны создателя системы "СПРУТ". Данный материал ориентирован более на женщин. В ролях: И.А.Глоба, В.В. Андреев и др.

     
    МакошьДата: Среда, 13.10.2010, 19:02 | Сообщение # 8
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал

    ТАНЕЦ, КАК БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА ВОИНОВ НА РУСИ

    Боевой пляс – это одиночная, парная или групповая форма самовыражения с ритмо-акцентным началом, определяющим вид и характер движения, в котором содержатся элементы боевой подготовки. Основных разновидности русского боевого пляса существует две.

    Первая – это пляска вприсядку, раздел обыкновенной, традиционной русской мужской пляски. Эта традиция подготавливает бойца к сражению лежа, сидя и на корточках. Особые плясовые перемещения и движения в бою становятся ударами и защитами. Говорят, что прежде эта традиция была обязательной в подготовке всадников, наряду с акробатикой джигитовки. Упавший с коня всадник, используя технику боя вприсядку, мог уйти от сабельного удара, выбить из седла противника и завладеть его конем, проскочить под брюхом идущей лошади подрезая ей паховину. В пешем бою применялся для боя в толкучке и в случае падения на землю.

    Другая разновидность - это «ломание» или «буза».
    Этот вид боевого пляса содержит элементы рукопашного боя стоя. Ломание совсем не напоминает ката , тао или другие комплексы боевых движений. Движения в ломании не являются исполнением приемов без партнера. Так же это не связки атак и защит.

    Боевые элементы ломания – это скорее «зародыши» движений, являющиеся одновременно материнской - потенциальной биомеханической моделью, из которой в бою вырастают в зависимости от ситуации, и удары, и защиты, и броски. Эти элементы называются «коленца» окончательное их число неизвестно, вероятно, что оно ни когда и не было установлено, приблизительно их от 7-и – до 15-и. Элементы эти соединяются в пляске спонтанно, нанизываясь на общую динамическую танцевальную канву.

    Однако, наиболее отличающим ломание от простой пляски является не это. Ломание бузы, это ломание ритма в котором движется окружающий мир. Бузящийся боец сознательно пляшет, нарушая своими движениями ритм пляски и гармонию музыки, поёт припевки под-драку, не в такт и не в лад. Таким образом, он выпадает из общего окружающего ритма мира, разрушая рамки своего привычного восприятия, и начинает видеть всё иначе, как бы со стороны. В этой пляске, так же, лучше всего тренируется «плын» – особое бузовское состояние восприятия. На фоне озорного настроения создаваемого музыкой и песнями изменив восприятие, боец тренирует спонтанно сочетаемые боевые движения. В этом сочетании тренируемых качеств состоит еще одна ценность ломания в бузе, достигается цельность. Хочется подчеркнуть, что ломание бузы не является трансовым состоянием сознания по тому, что пляшущий находится в этом реальном мире, «здесь и сейчас», не уходит в «другие миры», не общается с духами подобно шаманам и не изменяет сознание, преображается только его восприятие окружающего мира. Ломаться можно как с оружием так и без.

    Вкратце: В старину обряд ломания проходил примерно так: Артель (человек 50) собиралась где-нибудь на перекрестке дорог, на мосту, на холме, обычно ночью. Ночью по тому, что днём было некогда. Там встав в широкий круг, они начинали плясать, сменяя друг друга, под гармошку, бубен, гусли или балалайку. Бывало, что одновременно играло несколько инструментов. После пляски, когда музыканты уже начинали играть бузу, то выходили ломаться, сначала по одному потом парами или группами. Во время ломания начинали толкаться, пытаясь при этом сбросить толчок противника и переиграв, толкнуть самому, желательно так, чтобы соперник упал. Через какое-то время кто-то из ломавшихся не выдерживал и наносил удар, так начинался этап, который сегодня назвали бы спаррингом. Бойцы меняли друг друга, уходили из круга и выходили ломаться вновь. Вся эта процедура длилась часами (три-четыре). Несмотря на бессонную ночь, проведенную в пляске и драках, утром все чувствовали прилив сил и соснув пару часиков, шли на работу.

    Буза — боевое искусство, воссозданное в Твери Г. Н. Базловым в 1990-х годах. Включает в себя боевой пляс, рукопашный бой, а также бой с оружием.

    Борьба распространенная на северо-западе Росcии, на территории современной Тверской, Псковской, Вологодской, Новгородской областей. Существовало множество названий этой однородной традиции, буза – это одно из самых распространенных. Часто отсутствовало название собственно борьбы, его просто не было и традицию в разных местах именовали по тому, как называлась боевая пляска, под которую проходило ломание, драка. Вот перечень некоторых названий боевых наигрышей, по которым называли так же и бойцовскую традицию: буза, галаниха, семьдесят четвертая, шараевка, веселого, потешного, под-драку, на-задор, скобарь, горбатого, собака, мамонька…

    «Буза» было названием наиболее распространенным и, наряду с бойцовским наигрышем и пляской обозначало одновременно драку и технику боя. Этимология слова буза: в современном русском языке употребляется два слова «буза» разного происхождения. Одно – тюркское обозначающее распространенный на Кавказе вид пива. Это слово было заимствовано русскими и применялось уже как название некоторых традиционных видов русского пива. Прямого отношения к названию борьбы это слово не имеет.

    Другое – славянского происхождение от корня «буз»-«буск»- «бузк». В восточнославянских языках, круг значений слов образованных от этого корня связан со значением «бить» : «бузкать» - диалектное «бить», бузовка – плётка, буздыга – дубина для драки. В западнославянских чаще со значением «бушевать»: огонь бузуе (польское), что значит: огонь бушует. Так же в восточнославянских диалектах словом «бузует» описывают процесс брожения молодого пива, клокотания кипящей воды, биение родникового ключа или народные волнения. Кратко можно ограничить круг значения этого слова в славянских языках как «биение», «бушевание», «клокотание». Довольно точно иллюстрируют этот исходный смысл слова «буза» бойцовские частушки, исполнявшиеся под драку:

    Побузиться, побузиться Побузиться хочется! Молодая кровь, горячая На волю просится!
    Побузиться, побузиться Побузиться хочется! А по совести сказать, Так мне побиться хочется!

    Существует интересное предположение лингвистов о том, что славянское «буск» восходит к некой индоевропейской праоснове и родственно корню «boks» - «box». В современных романских и германских языках, эта корневая основа породила название разнообразных видов европейского бокса. Таким образом получается, что буза и бокс – слова однокоренные.

    Буза - русский рукопашный бой...

    Полностью - здесь

     
    ЛенаДата: Четверг, 14.10.2010, 17:13 | Сообщение # 9
    Значительный
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 46
    Статус: Убежал
    Большая благодарность вам, Админы, за открытие нового раздела. Информация очень интересная и познавательная. Я два месяца не была на сайте, да и в нэте тоже, все в разъездах. Столько нового и интересного, что не знаешь, что именно вперед читать и изучать. Танец "Черной рыси" очень по душе пришелся, просмотрела все видео по ссылкам, все упражнения. Прям захотелось научиться во Благо себе и людям smile Спасибо огромное heart
     
    МакошьДата: Понедельник, 29.11.2010, 16:37 | Сообщение # 10
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал

    Славянский обрядовый танец в светe мировых эзотерических традиций

    Культура танца несомненно является важной составляющей духовного наследия любого народа. Славянские народы - не исключение. Ритуальный танец во все времена играл важную роль в обрядовой деятельности. Кроме того, танец обуславливал культуру движения и являлся методом недирективной психофизической подготовки членов сообщества. Не претендуя на широкое освещение темы, данная статья ориентирована на раскрытие некоторых характерных особенностей культуры славянского ритуального танца в свете мировой эзотерической традиции.

    При рассмотрении психофизических методов тренировки восточных славян необходимо обратить внимание на достаточно большое количество упоминаний в устной народной традиции о прыжках через предметы: "в старину просто молились: через ровок скок, за матку скок, за батьку скок", "не перепрыгнув, не говори гоп". При рассмотрении приведенных поговорок необходимо учитывать своеобразное отношение к Богу, его возможностям, и отношение к христианской церкви, в частности у белорусов: "поклонись кусту, так даст он хлеба ломоть", "в лесу живем, пню кланяемся".

    В сказании о "богомолении" сопоставляются две религиозные традиции: языческая заключавшаяся в перепрыгивании (тридцать раз в день) через колоду со своеообразной молитвой "тебе боже, мне боже" - и христианская - посещения церкви и принятия причастия на "великодень". При рассмотрении двух методик оказывается, что после первой, языческой, можно было "ходить по воде", а после посещения церкви и принятия причастия - этот навык исчезал.

    Рассматривая приведенные выше народные поговорки и предание, можно предположить, что [color=green]прыжки через пень, колоду, огонь, куст являются:
    - ритуалом поклонения некому языческому божеству, место прибывания которого находится в пне или колоде, огне или кусте;
    - поклонением предкам, выражаемое в ритуальном охранном прыжке за "матку и батьку";
    - основным в ритуале поклонения является перепрыгивание предметов, олицетворяющих местоприбывания бога
    повторение определенной фразы тебе боже, мне боже (молитвы, заклинания), вызывающей определенные психофизические измения у выполняющего прыжки;
    - ритмичность выполнения прыжков;
    - требование к постоянной тренировке.
    [/color]

    В мировой практике психофизические методы проявляются, в основном, в обрядовых действиях. В основном, это ритуальные танцы, позволяющие раскрыть определенные психофизические возможности человека. Их практика вполне сопоставима с сохранившейся белорусской традицией мужского народного танца и вышеприведенной психофизической методикой, существовавшей в традиции восточных славян. В каждой из ниже перечисленных традиций существует, как составная часть, и сходный прыжковый элемент.

    В частности у североамериканского племени шошонов главным ритуалом года является "Пляска Солнца". В основе ее обряд благодарения, в котором участники благодарят Верховное Существо за прошедший год и просят сделать счастливым и здоровым год наступающий. Подобные ежегодные ритуалы благодарения встречаются и у многих других племен североамериканских индейцев. Индейцы Великих Озер имели упрощенную версию такого обряда, и она существовала у шошонов Винд Ривер, пока не была заменена "Пляской Солнца". "Пляска Отца", как она иначе называлась, представляла собой круговой танец, в котором мужчины и женщины танцевали вокруг кедра, хлопая в ладоши и совершая боковые движения. Они пели, благодарили "Отца Нашего" за его щедрость и просили его прислать дождь и обилие пищи и помочь людям выжить. В этом обряде кедр представлял собой Древо Мира, символ присутствия "Отца Нашего". Интересной особенностью "Пляски Солнца" является большая продолжительность данного обряда - трое суток, и при этом полное воздержание от пищи и воды. После прохождения обряда многие участники становятся способными предсказывать, а молодые люди считаются взрослыми.

    У индейских племен Центральной Америки существовал тайный обряд "Танца Силы", исполняемый нагвалем (мужчиной-целителем) на вершине холма. Этот обряд также именуется "Танцем Четырех Ветров", поскольку танцор должен обрести силу всех четырех ветров, соотнесенных с четырьмя сторонами света и символизирующих четыре первоэлемента. Цель "Танца Силы" - обретение индивидуальной Силы (природной психофизической субстанции) для последующего использования в целях диагностики и целительства.

    Наиболее известной в настоящее время является традиция использования ритуального танца в йоге и тантре, системах психофизического совершенствования Древней Индии. В этом отношении весьма показательной является одна из древнейших практик ведического культа Рудры - Шивы (у древних славян известного как Род). Один из эпитетов Шивы - Натараджа, "Царь танца". В шиваитских храмах, например, в Чидамбараме (Тамилнад), можно видеть изображение многорукого Шивы, танцующего на одной ноге в круге огня, со вставшими дыбом спутанными волосами, держащего в правой верхней руке барабан "дамару", балансирующего "Огнем Разрушения" в левой верхней, одной из нижних рук указывающего на свою ногу, легко поднявшуюся за пределы этого мира, а другой нижней рукой ободряющего своего почитателя миролюбивым жестом, означающим "не бойся".

    Во многих случаях танец Шивы, называемый "Тандава", исполняет человек, участник ритуала. Подражающий Натарадже танцор, йогин или целитель, может проявлять качества Шивы или одного из Его "гневных" проявлений, такого, как Бхайрава или Вирабхадра, и способен исполнять экстатический танец в течение нескольких часов, исполняясь необычайной силой. Подобная практика лежит в основе Кундалини- или Сиддха-йоги, направленной на раскрытие потенциальных возможностей человеческого организма. Она же широко используется как эффективный метод в процессе подготовки воинов, например, у сикхов. Во время танца "Тандава" часто исполняется санскритский гимн (особые мантры), называемый "Шива Тандава Стотра", авторство которого приписывают древнему царю духов Шри Раване, легендарному правителю Шри-Ланки.

    Широко известными в последние годы стали методы медитативного танца, практикуемые в суфизме. Это прежде всего "верчение дервишей" - многочасовое вращение танцора вокруг собственной оси, сопровождаемое особого рода зикрами (распевной декламацией арабских стихов философского содержания) и статикой верхних конечностей.

    Кроме того существует "Танец Четырех Шагов", включающий помимо движений поочередно по направлению четырех сторон света (русское: "на все четыре стороны") с возвратом в центр, также весьма интересную технику движения рук, сопровождаемую особым дыханием.

    Для активизации внутренних сил организма практикуется также "Танец Неба", заключающийся в ритмичных прыжках вверх с поднятыми вверх руками; при приземлении танцор сильно ударяется пятками ног о поверхность земли, что вызывает импульс, идущий в копчик, где, как считается, находится центр резервных сил организма. Суфийские практики психофизического совершенствования стали известны на Западе благодаря Георгию Гурджиеву, поэтому за рубежом их часто называют "гурджиевскими танцами". Их оздоровительную ценность подтвердил ряд научных исследований, проведенных в Европе и США.

    Отрадно осознавать, что и традиция славянского обрядового танца в последние несколько лет привлекает к себе внимание специалистов и просто людей, интересующихся своими истоками. Благодаря усилиям нескольких энтузиастов эта тема получила развитие в таких учебных заведениях как Белорусский государственный педагогический университет (БГПУ) им.М.Танка, Балтийская Педагогическая Академия (РФ) и Познаньская Спортивная Академия (РП).
    Геннадий Адамович, Алексей Толмачев

    http://www.tsu.ru/WebDesign/DC/danceclub.nsf/structurl/sacralis_t9

     
    МакошьДата: Понедельник, 03.01.2011, 13:10 | Сообщение # 11
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал

    О языческих танцах

    Следует, однако, сразу оговориться, что исконно древнерусским танцем, является та народная хореография, истоки которой совпадают со временем появления и процветания Древней Руси примерно IX-Х века.

    Дальнейшее развитие древнеславянской культуры как вообще, так и в искусстве танца в частности несколько замедляется, т.к. 1236 год был переломным в древнерусской истории - начало татаро-моногольского ига. Просто после этого Русь начала платить дань, славянских людей угоняли в рабство - и как следствие разорение и опустошение многих древнерусских земель, вымирание целых этнических народностей и.т.п. По оценкам различных историков Русь была откинута в своем развитии на несколько столетий. Таким образом, развитие Руси во время гнета ига нельзя было назвать исторически последовательным. Руси просто силой навязали другую историю.

    На мой взгляд, истоки хореографической культуры славян можно поделить на два типа материальные и духовные. В качестве духовных истоков славянской хореографии следует вспомнить о мифологии, богах, праздниках Древней Руси. К материальным истокам славянской хореографии следует отнести быт древних русичей (земледелие, ткачество, приготовление пищи и т.д). Также следует выделить сопутствующие хореографии прикладные виды искусства -обустройство изб, золотая Хохлома, славянский народный костюм и т.д. Отдельно необходимо заметить, что на Руси до 1236 года было две религии - христианская и языческая. Несмотря на то, что христианство сейчас воспринимается как должное, на самом деле исконно славянским было язычество. Вследствие этого большее влияние на истоки танца славян оказало именно древнерусское язычество.

    Духовные истоки танцев древних славян.
    До христианства и других монотеистических религий все народы были язычниками. Культура землян насчитывает тысячелетия. И в том, и в другом случае древнейшая история народов, а, главное, – их воззрений на космос, природу и человека формировалось из обыденной жизни простых людей. Наши современные представления о язычестве сформировались на основе тех древних сказок, песен, мифов наших предков, дошедших до наших дней. И не последние место в списке этих древних искусств занимает религиозно-обрядовая хореография.

    История человечества показывает нам, что до того еще, как человек не знал искусства живописи, культовой архитектуры, искусство танца было естественным и заложенным в человеке самой природой. С удивлением взирал он на огненный шар, катящийся над его головою, и быстрым жизнерадостным танцем показывал животворящую силу солнечного света; стоял у порывистого ручья, шумно ниспадающего с горы в долину - возникает танцы, в которых основной фигурой является «ручеек» символизирующий течение воды; чувствовал приятное дуновение воздуха - возникает плавня танцевальная форма - хоровод. Они передавали поэтическое видение красоты родной земли своими танцами, вызывали в воображении солнечный образ цветения природы, краски осени, красоту зелёного луга.

    Для танцев тех времен был характерен обязательное смысловое наполнение. Каждая фигура танца имела свое значение, символизирующие определенное действие, событие. Общий рисунок танца народ черпал из окружающей природы, в «золотом» узоре танца «просвечивают» силуэты листьев, цветов, птиц, животных. Гроздья поспевающей калины, трава, склоняющаяся под ветром, качающиеся берёзки, колосья пшеницы, листочки льна, летящие птицы...

    Язычество и все что с ним связано, окружено тайнами забвения давних лет и многих утрат, словно древний затерянный и потому совершенно незнакомый мир. Так или иначе, но сегодня древняя вера наших предков (разных племен) похожа на клочки старинных кружев, забытый узор которых надо восстановить по обрывкам. Полной картины славянских языческих мифов ещё никто не восстановил, хотя существует немало серьёзных исследований. Сегодня можно дать лишь общее (собранное из того, что удалось сохранить) представление о славянском языческом мифе. Причем, если отдельных богов можно более или менее подробно охарактеризовать, то от других сохранились лишь имена.

    Славянское язычество развивалось по разным руслам: одни племена верили в силы космоса и природы; другие – в Рода и Рожаница, третьи – в души умерших предков и в духов; четвёртые – в тотемных животных и т. д. Одни хоронили своих умерших предков в земле, считая, что те потом помогают живым с того Света, оставляли им что-нибудь в пищу. Другие – сжигали умерших в ладьях, отправляя их души в небесное плавание, полагали, что, если тело сжечь,– душа быстрее поднимется на небо и там преставится каждая к своей звезде.

    Для сжигания умерших и для приношения языческих жертв в древности у славян существовали определённые места – алтари под открытым небом в виде треугольника, квадрата ила круга, которые именовались крада (ср. санскритская священная жертва в честь мёртвых), крадой назывался также горящий жертвенный костёр. "Крады и требища идольские",– писал Нестор-летописец. Было и божество, охранявшее алтарь, вероятно, оно называлось Крада. Естественно эти ритуальные действия всегда сопровождались определенными танцами призванными облегчить переход души в иной мир, призвать милость богов на жертвенный огонь и т.д. Этот танец назывался также от имени алтаря-крада – Крадица. Танец танцевали преимущественно женщины, неторопливыми и плавными движения описывая жизнь потустороннего мира, куда отлетают души умерших. Существовало поверье, что сожжённый уносится в рай-вырий немедленно, на глазах любящих его близких. Душа ассоциировалась с дыханием и дымом и своими движениями рук танцовщицы как бы помогали подниматься дыму вверх. Далее душу подхватывали жаворонки, первые птицы, прилетавшие весной из вырия-рая - движения танца становятся похожими на взмахи крыльев стаи птиц и называется танец Радуница.

    Для каждого божества было назначено по одному или несколько дней для поклонения. Трудно себе представить, но эти празднества происходили по строгому сценарию, а доказательство этому можно увидеть при описании Световида. Некоторые из этих праздников, или лучше сказать их тень, осталась почти у всех славянских народов. Они выдержали столько перемен, что только взор критика может определить истинное значение их.

    Языческих богов было много, они оберегали человека повсюду: дома, в лесу, в поле, на воде, оберегали посевы, скотные дворы и. т. д.
    Чур (божество границ, он освящает и защищает право собственности "чур-мое").
    Стрибог (бог воздушных течений и стихий).
    Сварог (бог неба).
    Хорс (бог солнца).
    Ярило, Даждьбог, Световид (присущие богу солнца).
    Коло (солнце-младенец отсюда "коляда".
    Среча (ночная богиня).
    Белбог (хранитель, податель добра, удачи, справедливости, имя означает благо, то есть доброго бога).
    Перун (громовержец, бог западных славян).
    Велес и Тур (скотий бог, бог богатства).
    Макошь (мать наполненных кошей, мать хорошего урожая (ее имя состоит из "ма" - мать и "кошь" - кошелка.)). Ладо (богиня красоты, любви, любовных удовольствий и очарования).
    Лелио (маленький бог любви, подобный римскому Купидону).
    Лешие (лесные божества, подобные греческим Сатирам).
    Марцана (богиня жатвы).
    Ния (бог преисподней).
    Услад (бог пиршеств и развлечений).
    Чернобог (властитель темного царства, представитель тьмы).
    Мара (Мор) (настоящая богиня смерти).
    Дидилия (богиня супружества и удачной беременности) и.т.д.

    http://arira.ru/tansi1.htm

     
    МакошьДата: Среда, 05.01.2011, 11:55 | Сообщение # 12
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал

    Хороводы. Сказания русского народа, собранные Иваном Петровичем Сахаровым.

    Народные праздники и обычаи (Замечания старых людей )

    Русские хороводы, украшая собою нашу семейную жизнь, представляются столько же древними, сколько древня наша жизнь. Жили ли предки наши дома, они занимались играми, плясками, хороводами; были ли они на побоище, они воспевали родину в своих былинах. С веселых пиров Владимира песни разносились по всей Руси и переходили из рода в род. Прежние наши гусляры, вдохновители русской народной поэзии, видны доселе еще в запевалах, хороводницах, свахах. Как гусляры в старину открывали песнями великокняжеские пиршества, так и наши запевалы и хороводницы составляют хороводы и пляски. Есть люди, указывающие нам на былое действие, но нет верного указания, когда начались наши хороводы. История хороводов заключается в преданиях; а все наши народные предания говорят о былом, как о настоящем времени, без указаний дней и годов; говорят, что делали наши отцы и деды, не упоминая ни места действия, ни самих лиц.

    Первоначальное значение хоровода, кажется, потеряно навсегда. Мы не имеем никаких источников, указывающих прямо на его появление в русской земле, и поэтому все предположения остаются ничтожными. Было счастливое время, когда наши филологи производили хоровод от греческих и латинских слов. Счастливо было то время, когда наши умники верили, что наш хоровод происходит от греческого слова chorobateo — ступаю в хоре; невозвратны и те наслаждения, когда с торжеством произносили, что хоровод заключается в словах: choros — лик поющих и пляшущих, ago — веду.

    Утешны и споры филологов. Латинцы отыскали созвучие у Горация в IV книге, 7 оде — horos ducere — вести хоры, лики, и утверждали первенство за собой. Всматриваясь в это изыскание, как в предположение, находим, что оно прекрасно, что оно открыло труженикам мечтательное созвучие в словах; но кто поручится, что это было так? Кто докажет нам, что русские, вводя в свою семейную жизнь игры, составили свой хоровод из латинского выражения Горация? Много, очень много есть прямых указаний, как русские умели заимствовать из Греции обряды для своей жизни; и во всем этом мы только находим приблизительные указания. Очевидностей нечего и искать; их нет у нашего народа, когда предания передают былое вам о старой жизни.

    Хороводы мы встречаем у всех славянских племен. Литовцо-руссы хоровод переименовали в корогод. Богемцы, хорваты, карпато-руссы, морлаки, далматы обратили его в kolo — круг. Славянское коло также сопровождалось песнями, плясками и играми, как и русский хоровод. Подобные изменения мы находим и в русских селениях. Поселяне Тульской, Рязанской и Московской губерний, говоря о хороводниках, выражаются: «Они пошли тонки водить». В слове тонки мы узнаем народную игру толоки, в которой игроки ходят столпившись, как в хороводе.

    Важность русских хороводов для нашей народности столь велика, что мы, кроме свадеб, ничего не знаем подобного. Занимая в жизни русского народа три годовые эпохи: весну, лето и осень, хороводы представляют особенные черты нашей народности — разгул и восторг. Отделяя народность от простонародия, мы в ней открываем творческую силу народной поэзии, самобытность вековых созданий. В этом только взгляде наша народность ничего не имеет подобного. Отнимите у русского народа поэзию, уничтожьте его веселый разгул, лишите его игр, и наша народность останется без творчества, без жизни. Этим-то отличается русская жизнь от всех других славянских поколений, от всего мира.

    Русские хороводы доступны всем возрастам: девы и женщины, юноши и старики равно принимают в них участие. Девицы, окруженные хороводницами, изучают песни и игры по их наставлениям. В нашей хороводнице сохраняются следы глубокой древности. Обратите внимание на ее заботливость передавать вековые песни возрастающему поколению, на ее желание внушить девам страсть к народным играм, и вы увидите в ней посредницу между потомством и современностью, увидите в ее думах гения-блюстителя нашей народности. При всей этой важности, хороводница считается у нас обыкновенною, простою женщиною, способною только петь и плясать. Так одно время могло измениться народное значение этого слова. Между нашими православными людьми соблюдается доселе почет к хороводнице: подарки сельских девушек, угощение матушек, безденежные труды отцов на ее поле. Это все делается во время хороводных игр. В другое время она изменяет свой характер: делается свахою на свадьбах, бабкою-позываткою на пирах, за безлюдьем кумою на крестинах, плакушею на похоронах. Таков круг жизни, совершаемый русскими хороводницами. Кроме того, есть еще особенные отличия в хороводницах городских и сельских.

    Городскою хороводницею может быть нянюшка, взлелеявшая целое семейство, и соседка, живущая на посылках у богатых купцов. Нянюшка из любви к детям утешает молодежь хороводами, передает им старину своего детства — сельскую; ибо большая часть русских нянек родились в селах, а доживают свою жизнь в городах, в чужом семействе. В этом классе всегда преимуществуют мамки, воспитавшие детей на своих руках. Соседка, удивительная своею заботливостью по чужим делам, представляет в нашей народности лицо занимательное. Она знает все городские тайны: кто и когда намерен жениться, кого хотят замуж отдать, кто и где за что поссорился. Без ней нет в семействе никакого утешения: зимой она приходит детям рассказывать сказки, матушкам передавать вести; летом она первая выходит на луг составлять хороводы, первая пляшет на свадьбе, первая пьет брагу на празднике. Соседку вы всегда встретите в доме зажиточного купца утром, в полдень и вечером; она всегда бывает весела, шутлива, бедно одета. Заговорите с ней поближе, словами, близкими к ее сердцу, и она передаст вам все сокрытое и явное; она ознакомит вас с городом и горожанами; она обрисует вам картины своего века так резко, что вы во сто лет не могли бы сами изучить так отчетисто и верно.

    Сельская хороводница—женщина пожилая, вдова, живущая мирским состраданием. Отвага, молодость и проворство отличают ее от всех других. Ей не суждено состариться. Она вечно молода, игрива, говорлива; она утешает всю деревню; она нужна для всего деревенского мира: она распоряжает всеми увеселениями; она не пирует на праздниках как гостья, но зато все праздничные увеселения исполняются по ее наставлениям. Весь круг ее жизни и действий сосредоточивается в одной и той же деревне, где она родилась, где состарилась и где должна умереть.

    Места, где отправляются народные хороводы, получили во многих местах особенные названия и удержали исстари за собою это право. Реки, озера, луга, погосты, рощи, кладбища, огороды, пустоши, дворы — вот места для их отправления. На одних местах бывают хороводы праздничные, на других обыкновенные, запросто. Праздничные хороводы есть самые древние: с ними сопряжено воспоминание прошлого, незапамятного народного празднества. Для таких хороводов поселяне и горожане приготавливаются заранее, сзывают дальних гостей и соседей, красят желтые яйца, пекут караваи, яичницы, пироги, варят пиво, мед и брагу. Праздничные хороводы отправляются равно поселянами и горожанами, обыкновенные же более заметны по городам. Девушки богатых отцов выходят повеселиться на свой двор, куда сбираются к ним подруги. Все это бывает вечером, с окончанием работ.

    Женщины и девушки, приготовляясь к хороводам, одеваются в лучшие наряды, предмет особенной заботливости поселян. Сельские девушки для сего закупают ленты, платки на ярмарках, и все это на свои трудовые деньги. Из мирской складчины они покупают для хороводницы платок и коты. В городах вся заботливость лежит на матушках, награждающих хороводниц и соседок из своих молочных денег, из барышей, остающихся у богатых купчих от продажи молока.

    Мужчины в сельских хороводах представляют гостей, призванных разделять веселье и радости. Молодые ребята, неженатые, вступают в игры с девушками по приглашению хороводницы. В городских хороводах, совершаемых на дворах и площадях, редко участвуют мужчины; там можно видеть братцев и родных, будущих суженых. Эти братцы живо представят вам особенный быт нашей семейной жизни: родниться с своим кругом и заранее сближаться с подругами жизни.

    Русские хороводы распределены по времени года, свободным дням жизни и по сословиям. Сельские начинаются со Святой недели и продолжаются до рабочей поры; другие появляются с 15 августа и оканчиваются при наступлении зимы. Поселяне веселятся только по дням праздничным; в другие дни окружают их нужды, а для искупления их они должны жертвовать всем. Городские хороводы также начинаются с Святой недели и продолжаются во все лето и осень. Горожане, люди досужливые, более имеют времени гулять и петь; они пользуются всем готовым. Время и разные обычаи до того разнообразят увеселения православных, что в одно и то же время в одном городе встречаем такой праздник, а в другом находим совершенно иной; там есть свои стародавние обряды, здесь другие. Весна и осень, два времени, в которые поселяне более всего веселятся. Здесь семейная жизнь представляется в разных картинах. Принимая разделение хороводов на весенние, летние и осенние, мы увидим настоящую картину русской жизни и правильнее можем следить за постепенным ходом народных увеселений.

    Первые весенние хороводы начинаются с Святой недели и оканчиваются вечером на Красную горку. Здесь соединялись с хороводами: встреча весны, снаряжение суженых к венечному поезду. Радуницкие хороводы отличаются разыгрыванием Вьюнца, старого народного обряда в честь новобрачных. Георгиевские хороводы соединяют с собой выгон скота на пастьбы и игры на полях. В этот день к хороводницам присоединяются гудочники—люди, умеющие играть на рожке все сельские песни. Последними весенними хороводами считаются Никольские. Для празднования Николыцины званые гости съезжаются с вечера и принимаются с почетом, поклонами и просьбами пировать на празднике. Целое селение складывается в складчину на мирской сбор: поставить угоднику мирскую свечу; сварить браги, щей, лапши, каши; напечь пирогов для званых гостей. Все это дело присуждалось старосте или земскому. Званые гости уезжали с лошадьми в ночную, где пиршества продолжались до утра с плясками и песнями. Наставал праздник, со всех сторон стекались православные, званые и незваные. Богатые незваные приходили к старосте и давали вкладу пировать Никольщину; бедные только отделывались поклонами. Кругом погоста ставили столы с пирогами, кадушки с брагой; а в земской избе стояли на столе: щи, лапша, каша. С окончанием обедни начиналась пирушка. Гости ходили по избам, ели, что душе было угодно, пили донельзя. Пред вечером женщины выходили на улицы петь песни, играть в хороводы. Раздолье бывало шумное и гульливое, когда боярин жил в селе и справлял с своими гостями Никольщину. Двор его наполнялся людьми; боярин с боярыней угощали гостей вином и брагой. Все это бывало прежде, а ныне быльем заросло. Вот о чем с горестью воспоминают старики! Вот отчего мила русскому по душе и сердцу русская старина! Николыцина продолжалась три дня, а иногда и более. Заезжие гости до того наслаждались брагой, что не могли руками брать шапку. Это считалось для хозяев особенным почетом, а гости почитали себя вправе величаться таким угощением. В пиршестве не участвовали только девицы; они наслаждались хороводами, когда женщины плясали «во всю Ивановскую».

    Летние хороводы начинаются с Троицкой недели и бывают веселее и разнообразнее весенних. Поселянки закупают наряды: платки и ленты. Семейная жизнь пробуждается со всеми причудами. Московский семик, первенец троицких хороводов, отправляется во всеми увеселениями. К этому дню мужчины рубят березки, женщины красят желтые яйца, готовят караваи, сдобники, драчены, яичницы.

    С рассветом дня начинались игры и песни. Троицкие хороводы продолжаются всю неделю. В это время только можно изучать семицкие песни. Всесвятские хороводы продолжаются три дня и соединены с особенными местными празднествами. Петровские и пятницкие хороводы отправляются почти в одно и то же время. Начатие и продолжение их зависит от изменяемости нашего месяцеслова. Ивановские хороводы начинаются 23 июня и продолжаются двое суток. На Петров день оканчиваются наши летние хороводы. В городах и селах они отправляются на площадях, вместе со всеми другими увеселениями.

    Осенние городские хороводы в одних местах начинаются с Ильина дня, а в других с Успеньева дня. Сельские хороводы начинаются с бабьего лета. Такая разность указывает более на местности, нежели на различие обрядов. Успенские хороводы начинаются с 6 августа, когда начинают сбирать фруктовые плоды. В старину эти празднества бывали сборные в тульских садах. Веневцы, исключительно занимавшиеся садовыми промыслами, начинали сбор яблок и груш песнями и хороводами.

    Семенинские хороводы отправляются по всей России с разными обрядами и продолжаются целую неделю. Капустинские хороводы начинаются с половины сентября и отправляются только в городах. Последние хороводы бывают покровские, и отправление их зависит от времени года.

    Кроме сих обреченных дней, русские хороводы отправляются на свадьбах, даже зимою. Мне часто случалось видеть, как зимою на московских свадьбах девушки разыгрывали хороводы в комнатах.

    Русские хороводы сопровождаются особенными песнями и играми. Песни принадлежат ко временам отдаленным, когда наши отцы живали припеваючи, без горя и забот. Нет никакой возможности определить, когда игры были соединены с хороводами. Такое смешение игр и хороводов заметно более в городах. Игры хороводные содержат в себе драматическую жизнь нашего народа. Здесь семейная жизнь олицетворена в разных видах. В хороводах, исключительно взятых, заключается народная опера. Ее характер, исполненный местными обрядами, старыми поверьями, принадлежит включительно русскому народу.

    В Черниговской губернии в конце Святой недели бывает особенное игрище: изгнание, или провожание русалок.

    дальше...

     
    МакошьДата: Среда, 05.01.2011, 11:59 | Сообщение # 13
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал

    Хороводы русского севера.

    Сам хоровод, или как его называют в Усть-Цильме, «хождение под песню», радикально отличается от общепринятых представлений о хороводе.

    Он состоит из шести фигур, в строгой последовательности переходящих одна в другую, причем каждая из них выполняется под определенную песню, имеет свое имя и выполняется в определенном ритме. Начавшись неторопливо, от фигуры к фигуре, от действия к действию, темп хоровода постепенно наращивается, убыстряется ритм.

    Этот обряд образно демонстрирует древнейшие, восходящие к первичной арийской мифологии, представления славян о рождении вселенной и сотворении мира.

    Сначала все участники выстраиваются неподвижным большим квадратом «Столбы», который символизирует Высшую Истину, изначальное единство неба и земли (единство мужского и женского начал).

    Сами Столбы в древнеарийских представлениях означают четыре первоэлемента природы (огонь, воздух, вода и земля). Весь мир, вся вселенная формируется в результате их смешения и взаимодействия.

    Этот процесс творения демонстрирует вторая фигура, непосредственно вытекающая из первой – «Вожжа», которая представляет собой волнистую линию (космические воды недифференцированного хаоса), постепенно уменьшающуюся в амплитуде и переходящую в точку (Семя Вселенной, Мировое Яйцо). Вторая фигура символизирует нарушение изначального равновесия, поляризацию, разделение на мужское и женское начало, а именно: момент, когда начинается еще невидимое формирование вселенной. Со времен неолита волнистая линия символизировала волны океана Хаоса, бездну космических вод – слияние первых элементов. Из нее все рождается и, в конечном итоге, в нее все возвращается, это начало и конец всего сущего.

    Затем следует третья фигура, называемая «Плетень», которая представляется в виде исходящей из центральной точки (Семени) спирали, постепенно увеличивающейся в размерах. Точно так же, как ремесленник, постепенно плетущий свою корзину из центральной точки, Высший Разум Вселенной с помощью своей супруги, Великой богини - производительной силы природы, созидает из точки (Мирового Яйца) вселенную.

    Четвертая фигура представляет собой Круг, показывая тем самым цикличность космоса и вселенной на протяжении всего их существования.

    Пятая фигура - «Сторона на сторону». При ее исполнении все участники, разделившись на мужчин и женщин, выстраиваются в линии друг против друга; они то поочередно сходятся (при этом мужчины и женщины вступают в непосредственный контакт, символически поправляя друг другу одежду), то опять расходятся. Эта фигура показывает психическую активность вселенной, выраженную в виде взаимодействия двух первоначал – мужского (небо) и женского (земля). Все в мире существует только благодаря их постоянному взаимодействию.

    Последняя фигура – «На четыре стороны» – завершает процесс формирования вселенной. Она представляет собой квадрат (четыре стороны света), который демонстрирует рождение жизни, устойчивость и гармонию проявленного мира во времени и пространстве. Этот изначальный, объединяющий, сакральный обряд, лежащий в основе всех античных мистерий, пробуждает подсознание участвующих, вызывая тем самым глубинное переживание единства космоса и всех его частей, находящихся в полной гармонии и взаимосвязи.

    Люди, участвующие в нем, выходят духовно окрепшими и просветленными, с чувством осознания того, что не передать никакими словами или их письменным выражением.
    http://kailas.ru/sever.html

    http://my.mail.ru/community/yu-ra/33F62083C0FED60A.html

     
    МакошьДата: Понедельник, 14.02.2011, 19:53 | Сообщение # 14
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал

    Мастерство исполнителей зимнего хоровода Заонежья: вербальный и невербальный аспекты

    Хоровод в Заонежье существовал до начала ХХ века. Назывался он «кругом (зимний хоровод бесёда). «Круг» явление многосложное. Это не просто хождение молодёжи кругом по движению солнца. «Круг» огораживал внутренне конечное сакральное пространство, на котором создавалась «иная действительность».

    В олонецких заговорах, гаданиях, старинной свадьбе XVIII в. круг, очерчиваемый железным предметом вокруг жениха и невесты или гадающих, служил охранной чертой от нечистой силы. В молодёжных увеселениях круг отделял собой пространство игры. В замкнутом, очерченном магическим кругом пространстве возникал единый художественный текст, который переживался эстетически как нечто целое, неделимое, «читаемое» без купюр. «Иной мир» создавался участниками хоровода в атмосфере большого деревенского праздника, на глазах многочисленных зрителей, поэтому вербальный текст беседы воспринимался в неразрывной связи с визуальным рядом. На праздничной беседе возникала особая зрелищность действия: на глазах публики расфранченные девушки и разряженные парни разворачивали в кругу настоящую «рисованую картину». Песни молодёжных увеселений жанр синкретичный, с сильными внетекстовыми связями. Традиционный костюм участников беседы, музыкальный напев и интонация, движение и жесты всё стремилось к синонимическому тождеству с вербальным текстом и составляло этнографический контекст песни. Контекст, в свою очередь, представлял собой своеобразную систему координат для текста песни, тем самым оформляя, дополняя, отчасти расшифровывая и формируя фольклорное произведение. Синхронное варьирование элементов, обеспечивающих неповторимое исполнение вечериночной песни, составляло одну из существенных её сторон.

    В мире «круга» заонежские парни и девушки проводили «свои весёлые, куражные деньки». «Круг» воплощал праздничную жизнь молодёжи: молодость молодецкую и игру девочью. Ценность и смысл хоровода самого по себе (как средоточия молодости, праздника) были строго замкнуты в границах ритуала и отстояли от «семейной» жизни. Так же как «отстояли» от «хоровода» замужние женщины и женатые мужчины, которые были лишь зрителями на беседах.

    Беседное веселье существовало как «сконструированный» традицией способ общения молодежи, и носило ярко выраженный свадебный характер. Игра в свадьбу на беседе не имела ничего общего с обыденной жизнью, а невеста в заонежском кругу с настоящей невестой. Игровые персонажи, в которых перевоплощались девушки и парни, существовали над реальностью повседневной жизни. Причем игровой тип поведения создавал не «антинорму» (как в ряженье)004, а «идеальную норму» жизни.

    С другой стороны, игра заонежской молодёжи была прагматична по своей установке. Кроме удовольствия и развлечения игра несла в себе обрядовую магию. Если молодёжь считала своей «обязанностью» посещение беседных собраний, если девушка, идя «на игру», произносила заговор и умывалась специальной водой и мылом, то такая игра была одновременно и магической практикой.

    Попробуем проанализировать вербальные и невербальные средства, с помощью которых создавался игровой и магический текст заонежской бесёды, и определить способы реализации хороводной традиции её исполнителями.

    В отличие от «хаоса и неразберихи»005 ряженья беседное веселье имело четкую композицию. Внутри игрового пространства царил порядок, установленный традицией. Общая схема заонежского зимнего хоровода второй половины ХХ в. представляется нам следующей: Перепёлка главная наборная песня, утушные (парочные) песни, круговые песни, плясовые песни внутри круга. Описания шуньгской (1860 г.), толвуйской (1867 г.), сенногубской (1880-е гг.) бесед подтверждают, что отдельные, небольшие изменения не имели принципиального значения006. Названные нами циклы песен были определяющими для беседного веселья Заонежья, без них ритуал состояться не мог.

    Действие на беседе организовывалось по принципу повтора, воспроизведения: «круг завивают вновь и вновь, вертятся и пляшут «шестёрку» еще несколько раз».007 Игровые эпизоды «круга» «нанизывались» друг на друга и могли повторяться до бесконечности. Поочередно все были участниками действия. Цикличность в развитии беседного веселья диктовалась не только ограниченным пространством избы, но и игровой структурой беседы. Заонежская бесёда представляла собой символическое «разыгрывание свадебного обряда:

    «ПЕРЕПЁЛКА» — выбор пары на весь вечер — СВАТОВСТВО
    УТУШКА — хождение — СВЕДЕНИЕ (СО ВЬЮНОМ) попарно по избе «МОЛОДЫХ»
    «ОКОЛ ГОРОДА» — припевание пар в кругу — БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ «МИРА» НА БРАК

    Во время свадебной игры происходил свободный выбор пар выбор по желанию. Причем во многих песнях (например, утушных) выбирали девушки. При безусловности хода заонежского хоровода этот нерегламентированный элемент вносил в исполнение каждой песни момент уникальности и служил одним из условий возникновения игрового текста. Импровизационность исполнения персонифицировала текст, в нем реализовывалась возможность передачи магической информации, направленной на партнера.

    Девушки приходили на праздничную беседу нарядными. Жемчужная сетка-поднизь, парчовая душегрея, шелковый сарафан такой костюм в конце ХIХ века считался костюмом невесты. На беседе происходило соединение внешнего преображения участников игры с символической трактовкой перевоплощения: игровые действия представляли собой символическое изображение свадебных действий. И эстетический, и акциональный планы игры углубляли и расширяли семантику беседной песни, служа не просто фоном исполнения, а одним из важнейших слагаемых пространственно-временной структуры действия. Кинесический и вербальный языки выступали параллельными кодами свадебной игры. Типичной для Заонежья выглядела игровая схема беседы, зафиксированная Е.В.Барсовым на масленичной неделе в Толвуе: удар по плечу, хлопанье в ладоши, взятие за руки и разведение руками, завивание круга, хождение змейкой, выплясывание парами восьмой цифры008. Перечисленные игровые движения были аналогичны магическим действиям, реально производимым во время заонежского свадебного обряда. Трансформированные в игру они частично ослабляли свою функцию, но не лишались обрядовой магии полностью. Пластические движения, яркие и выразительные, подтверждали свадебную семантику песен.

    Попробуем показать это на примере важнейших игровых эпизодов заонежской праздничной беседы. Для нас важно определить, что собой представляли игровые свадебные высказывания, как отражался кинесический язык на организации словесного текста беседных песен.

    Утушка (со вьюном)
    Вот описание «утушки» П.Н.Рыбниковым: девушки «становятся в ряд и выкликают парней, которые им по мысли, берут их за руки и то сводят в такт обе руки вместе, то разводят по сторонам»009. Игра схожа с архаичной карельской «ручной игрой« (kasikissa), которою обычно начинались игрища в Олонецком уезде: парни вставали в один ряд, лицом к ним становились в ряд девушки, каждый парень брал у стоящей против него девицы «обе руки за перста», поднимал и опускал их несколько минут010. Поздний вариант этой игры назывался в Олонецкой губернии (Повенецкий, Петрозаводский, Вытегорский уезды) «совьюн» или «со вьюном» («вьюн», «вьюнош» юноша). В.Д.Лысанов так описал «совьюн»: холостые становятся в ряд и называют по имени, отчеству девушек «по разуму». Каждый свою пару берет за руку, и все пары идут вместе в одну сторону, затем в другую, после нескольких оборотов останавливаются лицом друг к другу, берут один другого за обе руки и слегка покачивают ими»011. К концу века движение в игре установилось следующее: ходили парой парень с девушкой под отдельную песню, их сменяла другая пара и другая песня. Безусловно, что игровое движение взятие руки имело архаичное свадебное значение. О свадебном обычае Новгородской губернии вручении руки невесты жениху, зафиксированном в 1865 году, писала В.И.Жекулина012. В Кемском Поморье второй половины ХХ века был известен обряд рукоданья один из важнейших актов свадебной процедуры. Жених приезжал взять руку невесты, обрядовое действие продолжалось примерно с час времени013. В заонежской свадьбе ХХ века обряд порученья являлся кульминационным моментом. Сущность его состоит в том, что жених, взявши чарку вина и поднесши её к устам, берет невесту за руку и пожимает её. В иных местностях это называется подарить в пясть. В примечании П.Н.Рыбников отмечал: Невеста подносит ему руку ладонью кверху, и он захватывает сверху концами своих пальцев за её пальцы014. Магическое движение взятие руки в замок соответствовало нерушимому заговорному слову, скрепляя соединение навечно.

    Песни при игре «утушка» (позднее «совьюн») назывались в разных регионах России «парочными», «проходочными», «походёночными»… Цикл таких песен самый многочисленный. Главные признаки «парочной» песни сравнительно короткий текст, не слишком быстрый напев и соединительный, припевальный характер (иногда оттенок) текста. Большинство таких песен завершалось поцелуем. «Утушные» песни носили знаковый характер: они сводили вместе «играка» с «играчихой», по-заонежски «парочку». Первой из утушных песен на шуньгской святочной беседе 1860 года П.Н.Рыбниковым была названа песня Не яхонтик по горнице катался. Основной сюжетный мотив её частный эпизод свадьбы: благословление матерью сына перед отъездом к невесте. Этот эпизод на заонежской свадьбе был одним из сакральных моментов вследствие присутствия колдуна и произносимых заговоров. Однако, в тексте песни упор сделан совсем на другие детали:

    Добрый молодец жениться собирался
    На душечке на красной на девицы.
    Его матушка провожала,
    Государыня родима снаряжала,
    Хорошо ему кудерки расчесала,
    На поездки таково слово сказала…

    Мотив завивания головы/кудрей молодца девушкой в вечериночных или свадебных песнях означал установление любовных отношений между ними. Расчесывание головы жениху перед венчанием матерью или свахой имело более глубокое магическое значение, отраженное, например, в заговорах: своим действием мать присушивала друг к другу вступающих в брак015. Отражая действительность, текст песни не воспроизводил её точно, а преображал, из множества обрядовых элементов избирая те или иные ритуально значимые детали. Выбор, на наш взгляд, был предопределён соединительной семантикой, общей как для сюжетов анализируемой песни, так и для контекста свадебного обряда в целом. Смысл песни совпадал с игровым действием взятием руки, т. е. пляшущая пара движением дополняла этнографическую картинку.

    Круг завивать.
    После утушки на бесёде обычно заводился круг: Молодец выбирает девушку и с нею заводит круг, к ним примыкает другая пара, потом третья, четвертая и т.д. Пары то свиваются, то развиваются под протяжный напев…016 Несомненно, что игровые движения, связанные с завиванием круга, были метафорической аналогией некоторых свадебных действий. Для заонежской свадебной обрядности важнейшим моментом было обрядовое заплетание и закручивание двух кос замужней женщины под повойником, которое происходило в свадебный день в доме жениха и означало окончательное изменение статуса девушки: превращение её в молодуху. Обрядовое хождение кругом неоднократно зафиксировано в олонецкой свадьбе. Так, в Каргопольском уезде свадебники следующим образом рассаживались за столом: Тысяцкий ведет жениха, жених невесту, а за невестою идет сватья, и все четверо садятся за стол… Захождение за стол должно быть произведено непременно с левой стороны посолонь…. тысяцкой выходит из-за стола, останавливается на том же месте, на котором стоял, жених обходит его, невеста жениха, а сватья всех их и таким образом тысяцкий будет справа от жениха, невеста справа от сватьи в том порядке, как стояли при захождении за стол, и все молятся Богу017.

    Интересно, что при завивании круга в Заонежье часто исполнялась известная великорусская песня Калинушка с малинушкой — лазоревый цвет с мотивом завивания венков. Напев и движение в хороводе не совпадали: пели быстрее, двигались медленнее. Этим достигалась завораживающая магия круга. Хождение вслед было характерно и для пляски.

    Шестёрка.
    В описании П.Н.Рыбникова пляска «шестёрка» выглядит так: несколько пар становятся друг против друга и выплясывают по избе...

    http://rufire.com/2010....aspekty

     
    МакошьДата: Вторник, 22.03.2011, 12:20 | Сообщение # 15
    Мыслитель
    Группа: Админы
    Сообщений: 20662
    Статус: Убежал

    Гопак - на поклон к Солнцу, вприсядку.....

    Санскритское слово «го» означает «корова». А Солнце называлось «гопати», то есть предводитель, или пастух коров.

    То, что Солнце изначально было женским божеством, уже непреложный факт. В славянских песнях, в свадебных обрядах, жениха часто называли ясным месяцем, а невесту красным солнышком. Солнце на Руси обряжали в сарафан и кокошник. Более того, как замечает Клейн в книге «Воскрешение Перуна», в русском, да и в украинском языке «солнце» среднего рода лишь потому, что к нему прибавился уменьшительно ласкательный суффикс «це». Древняя же форма женского рода – «солънь», которая осталась в выражении «посолонь», «по солнцу». Без суффикса, утверждает автор, в форме «солънь», слово «солнце» существовало еще до разделения славян, где-то до середины I тыс. до н.э.

    Из вышесказанного выходит, что пастухи-мужчины, исполняющие гопак, выступали в роли женихов, стараясь понравиться светилу-женщине. Возможно, что своим танцем, показывая физическую сноровку, они претендовали на роль лидера среди сотоварищей. Должность, которую назначала женщина, или совет женщин.

    Само слово Гопак рукопашным боем не является – это танец с оружием, но все его элементы являются боевыми и используются в бою, а танец - это способ отработки, бой с тенью. Тенью, которая угрожает Солнцу.

    Думается, что и скифы, которых греки почитали за кочевые племена, исполняли ту же роль. Иначе, как объяснить искусно сделанные предметы из золота, к примеру, такие, как пектораль? Скача весь день на коне, невозможно мастерить вещи такой тонкой работы. Отсюда и заблуждения историков, что вещи эти, дескать, исполнялись греческими мастерами. Но у греков совсем иной стиль. И это немного озадачивало ученую братию.

    Если же принять во внимание, что кочевой стиль жизни скифов был ничем иным, как воинской службой на какое-то количество лет, то все сразу становится на свои места.

    Надо сказать, что славянские мужчины с успехом обороняли рубежи. Ни греки, ни римляне, которые покорили всю Европу, не могли завоевать тогда еще сплоченную солнечную Рутению-Русь.

    Вспомнить, что главная цель мужчины – почитать и оборонять ЖЕНЩИНУ- СОЛНЦЕ, РОДИНУ, РОЖАНИЦУ, которая всегда обогреет, всегда накормит и всегда вдохновит на подвиги своих славных защитников. Своих сыновей, мужей и братьев.

    Использованные материалы:
    Л.С.Клейн «Воскрешение Перуна»
    Н.В. Мамуна «»Зодиак мистерий»

    http://my.mail.ru/community/rodovoenasledie/7589DABED666817D.html

     
    Космическая Этика » РУСЬ, СЛАВЯНЕ, БОГИ » ИЗ ДРЕВНИХ УЧЕНИЙ » "Славянский танец"
    Страница 1 из 212»
    Поиск:



    Прочти! 1. Все используемые аудиовизуальные и текстовые материалы, ссылки на которые размещены на блоге, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и охраняются Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах", а также международными правовыми конвенциями.
    2. Материалы берутся из открытых источников и предоставляются только для ознакомительного домашнего просмотра.
    3. Ресурс не распространяет и не хранит электронные версии материалов.  Коммерческое использование возможно после получения согласия правообладателя.
    4.
    Авторам! Если Вы являетесь обладателем авторских прав на материал и против его использования на блоге, пожалуйста, свяжитесь с нами

      

    Copyright MyCorp © 2017